?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Декабрь 2017

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

Позиция с сайта РПЦ "Правмир" по делу Соколовского

Одно радует: до РПЦ, кажется, уже тоже дошло, во что они вляпались.
Может, таки догадаются, вместе с властями, что делать, чтобы в итоге в наказании остался только экстремизм, и не было наказания за отрицание важных для РПЦ и других религий персонажей.
Я предлагал сделать так, в той ситуации, которая уже сложилась.

Цитата:

Казус Соколовского
Инокиня Евгения (Сеньчукова) | 12 мая 2017 г.

Видеоблогер Соколовский записывал и выкладывал в сеть множество роликов, в которых целенаправленно говорил гадости про самых разных людей.

Про онкобольных.

Про мусульман.

Про православных.

Про женщин.

Про детей с синдромом Дауна.

И так далее.

Кстати, слово «даун» он обычно использовал как ругательство. У него был даже веселый фрагмент на эту тему. В комментариях блогера предупреждали, что за ним придут.

Выступления блогера изобиловали сниженной лексикой, навязчивой жестикуляцией и издевательскими интонациями. Аргументация сводилась к дурацким шуточкам и тезисам вроде «люди дебилы». В принципе, любого нормального человека подобное творчество могло бы изрядно разозлить.

И в итоге разозлило. На стол к прокурору Свердловской области легло обращение верующего человека, священника Виктора Явича, консультанта митрополита Екатеринбургского по юридическим вопросам, с просьбой инициировать проверку ролика про ловлю покемонов в Храме-на-Крови в Екатеринбурге на предмет наличия состава преступления по статье 148, п.2, УК РФ (известной как «оскорбление чувств верующих»).

Вообще-то разобраться с Соколовским хотели и другие задетые им люди – мусульмане, феминистки, православные. Разница лишь в том, что некоторые угрожали его жизни и здоровью, некоторые просто скандалили, а иерей Виктор сделал ровно то, что делает цивилизованный человек, столкнувшись с агрессией: обратился в правоохранительные органы. Свою позицию священник излагает вполне здраво. С ним можно не соглашаться в отдельных тезисах и экспрессии (религиозное чувство у людей – вещь индивидуальная; мое, к примеру, оскорбить довольно сложно в силу высокой степени рационализации веры – что вполне согласуется со святоотеческими заповедями о трезвении), но по сути очевидно следующее:

– отца Виктора тревожит оскорбление не только верующих, но и других групп лиц, от которых он и его прихожане выступать не могут;

– отца Виктора ловля покемонов в храме не интересует – он считает это действие проявлением безумия, но не уголовным преступлением.

Проверка состоялась, дело было прокуратурой возбуждено, и в итоге ловца покемонов и осудили на три с половиной года условно по 148 и 282 статье УК РФ («разжигание ненависти»). «Оскорбление религиозных чувств» – явление довольно новое в нашей юриспруденции и, кажется, достаточно сиюминутное, а вот про «разжигание» (замечу, что по этой статье судят часто людей неприятных: ксенофобов, расистов и провокаторов) споры ведутся уже не один год. Дискуссия касается вопроса: можно ли судить не за поступки, а за слова? Фактически за взгляды? Даже за очень злые, уничижительные и оскорбительные слова и очень дурные взгляды?

Дискуссия пусть идет дальше, а пока упомянутые статьи все же существуют, вспомним, за что конкретно судили блогера Соколовского. Судили его, повторяю, вовсе не за ловлю покемонов в храме, которая никаким законом не запрещена, а за видеоролики. В них насчитано около полутора десятков эпизодов, квалифицированных как экстремистская деятельность – так что вкупе с нарушением условий домашнего ареста (подсудимого навещала подруга) вообще непонятно, как удалось отделаться условным сроком.

Вопрос о том, нужно ли принципиально судить за такие вещи и правильно ли они квалифицированы, также оставим юристам и опытным публицистам, а сами вернемся к нашим баранам и покемонам.

Общественность знает или по крайней мере обращает внимание только на покемонов, а еще – на фрагменты из речи судьи, по которым выходит, что блогера осудили за атеизм, «наделение Иисуса чертами зомби» и прочую чепуху. На самом деле общественность просто путает цитаты из обвинительного заключения и результатов экспертиз – и описание преступных деяний. Это неудивительно – приговор еще не был опубликован, а судья все зачитывала сплошным текстом. Удивительно то, что путаницу замечают единицы. В итоге картина проста – «верующие обиделись на ловлю покемонов и хотят посадить по ней мальчика». Статья про дело Соколовского на Википедии вообще не касается никаких других обвинений. Если почитать блоги, страницы в социальных сетях, даже статьи в серьезных изданиях – создается впечатление, что у людей в головах сложен пазл из четырех фрагментов: юноша с телефоном, приложение PokemonGo, храм и скамья подсудимых. Извините, еще должен быть пятый: представляющий верующих толстый злобный поп с капустой в бороде, требующий посадить мальчика.

Верующие есть разные, в том числе и желавшие посадить мальчика (и на мой просвещенный взгляд, это очень плохо, даже если считать 282 и 148 статьи УК РФ полезными – ибо заключение никого не исправляет, а только калечит). Но все же не за ловлю покемонов.

Я совершенно не собираюсь строить конспирологических теорий, но все это выглядит так, как будто людей намеренно вводят в заблуждение (а они отчего-то вводятся). Ибо в реальности священник как раз не считает нужным его сажать, ловить покемонов на территории храма запрещено не больше, чем переписываться в фейсбуке или строчить эсэмэски, а ролик с покемонами по сравнению с другими материалами блогера Соколовского выглядит и вовсе травоядно. Да-да, травоядно.

Как вам нравится утверждение: «насильники и жертвы – и те, и те тупые мрази»? Или: «Мусульмане вообще не классные… Недавно к ним во время какого-то их религиозного праздника ворвались ОМОНовцы, к… всех повязали, а потом отвезли и депортировали большую часть из них за границу. Почаще бы так»? Или: «Там [в хосписах] лежат неизлечимо больные, они все равно сдохнут. На… им деньги давать?»? Или еще: «[Женщина] – инкубатор, она слабый пол, и с этим нужно просто смириться, и принять себя такой, какая ты есть»? А вот совсем примечательно: «Вот овощ, а вот еще один овощ» (на экране – фото помидора и ребенка с синдромом Дауна)?

Если уж говорить о том, что оскорбляет чьи бы то ни было чувства, то вот, пожалуйста. Бог поругаем не бывает, а люди – сколько угодно. В нашем обществе зашкаливает количество бытового насилия – и тут нам сообщают о равенстве вины у насильника и жертвы. У нас огромные проблемы с ксенофобией – и мальчик с несколькими сотнями тысяч подписчиков предлагает депортировать по религиозному признаку. У наших хосписов не хватает финансов на элементарные средства гигиены – а «интеллектуальный» блогер дает понять, что жертвовать на хосписы вообще не надо. Про сексизм я даже начинать не буду – на таком фоне это вообще не проблема. Ну а об отношении к особым детям я не буду говорить, потому что боюсь разжечь ненависть к блогерам, использующим по отношению к таким детям слово «овощи».

Как минимум, статьи 5.61 и 5.62 Кодекса об административных правонарушениях, «оскорбление» и «дискриминация», сюда прекрасно подходят. А в текущих условиях – да, это совершенно полноценные преступления по двум уголовным статьям.

А теперь самое интересное.

Большая часть этих высказываний появилась в блоге Соколовского задолго до ловли покемонов и вообще не подвергалась судебной экспертизе.

Справедливости ради: экспертизе (по случаю она оказалась у меня на руках) подвергались не только оскорбления в адрес православных. Роликов рассматривается девять, из них в одном оскорбляются верующие вообще, включая сектантов, в двух – верующие вообще, включая мусульман, в одном – мусульмане, в одном – феминистки. Судебная экспертиза текстов и выступлений – довольно смешная штука просто из-за контраста между грубостью и глупостью с одной стороны и напыщенным официозом с другой. На цитаты растаскивать ее одно удовольствие – но я в этом смысла не вижу. Я отмечу одно: все рассмотренные судом высказывания выглядят гораздо мягче тех, что привела я.

Поиск ответа на вопрос, почему ни один гражданин не отреагировал на заведомо оскорбительные, унизительные и общественно небезопасные высказывания – достоин отдельного социологического исследования. Может быть, их просто не заметили, потому что никому нет дела до глуповатого блогера. Может, памятью о том, что стучать плохо, перекрывается знание о том, что игнорировать ксенофобию, дискриминацию и прочий hate-speech опасно (ГУЛАГ и миллионы доносов у нас были, а Mein Kampf и Освенцима – все-таки не было). Может, действительно, у наших православных какой-то триггер срабатывает на даже самую невинную агрессию в свой адрес – последствия травмы XX века.

В любом случае, я не вижу ничего плохого ни в том, что блогер Соколовский остается дома, с мамой, а не едет на зону, ни в том, что hate-speech признан таковым.

Плохое я вижу в том, что в глазах общественности остается все тот же пазл: тупые, не понимающие шуток верующие, приложение PokemonGo – и веселый блогер Соколовский, поймавший своего Пикачу в храме.

http://www.pravmir.ru/kazus-sokolovskogo/

Конец цитаты.

А это - из обсуждений данной статьи в Сети. Полемика идет большая, в т.ч. и такая. Вопрос - зачем было это так бездарно исполнять, по-прежнему актуален.




Есть и вот такая реакция священника из Минска:

Минский священник Александр Шрамко: В деле Соколовского иерархия вновь «впала в детство»


Некоторые уважаемые мною православные публицисты выступили с апологией церковных верхов в связи с «делом Соколовского». Мол, чего шум подняли, мерзкий он тип во всех отношениях, и говорил гадости не только в адрес церкви, но и мусульман, женщин, инвалидов и т. д. И вот церковь за всех одна впряглась, а теперь на нее гонят, хотя за все эти же действия, если б не была замешана церковь, судебное преследование общественностью было поддержано. Но все, мол, правильно, и за некоторые слова можно не только сажать, но и «бить морды, а в некоторых случаях за слова даже убивают». Все бы поддержали, если б не повод «очередной раз церковь пнуть».

Это правда, многие рады такому поводу. Я даже согласен, что информация о сути обвинений передается в СМИ намеренно искаженно. О чем и сам не раз говорил. Но зачем же, как говорится, давать повод ищущим повода? Что там, дети малые в начальстве церковном сидят? Неужели не понимали, что сами же провоцируют волну против церкви? Ради чего? Добились чего-то? И не надо говорить, что церковь заступилась за инвалидов. Во-первых, в заявлении в прокуратуру нет упоминаний никаких других деяний, кроме «оскорбления верующих». То есть это уже следствие «нарыло» другие оскорбления для пущей убедительности. Во-вторых, церковь никогда вообще ни за кого не впрягается и молчит всегда по поводу любых гадостей и оскорблений, особенно со стороны власть имущих, если ее конкретно это не касается. Более того, снисходительны даже к оскорбительным и злобным выпадам со стороны своих же представителей, находящихся иногда на высоких постах, а потому слова их воспринимаются как позиция всей Церкви. Но никакой реакции, хотя здесь не надо никаких судов, только слово сказать. Так что наплевать им на самом деле на людей и оскорбления в их адрес, они и сами могут.

Но они, видите ли, не виноваты ни в чем. Это «государство хочет рассорить церковь с думающими людьми». Видимо, предполагается, что самой церкви думающей быть не обязательно.

Аналогично и Соколовский, такой-сякой, сам добивался этого, хотел славы, а потому поливал грязью всех и вся. И это должно было рано или поздно выстрелить.

Да, я и не сомневаюсь, что именно так: сам добивался, чтобы выстрелило. И он свою программу выполнил: стал известным, популярным, сейчас вот Ройзман его продвинет дальше. А кто ему подыграл в этом? Кто подставился под выстрел? Вся эта «мудрая» иерархическая машина была разведена, как лох, не слишком умным мальчишкой.

Помню, моя мать, украинка, всегда говорила, когда взрослый начинал слишком серьезно реагировать на шалости ребенка: «Ты што, змалывся?» И вот здесь мы подобное как раз и видим. Иерархия «змалылась» и опустилась до игры в покемонов всерьез. Вместо того, чтобы снизойти пастырски к «брату меньшему». Ну, если не хватает на это, хотя бы не заметить. Но вместо этого что называется «впала в детство», демонстрируя в очередной раз старческий маразм и слабоумие. Почему? Потому что гордость, самодовольство и самоуверенность это, как известно, тяжкие грехи, и грешить может не только человек, но и целая структура. А грех затмевает разум. Заставляет вредить себе же с мыслью, что делаешь самое хорошее. Греховное безумие — вот это приговор. И не Соколовскому, а той структуре, что властвует в церкви.

http://ahilla.ru/v-dele-sokolovskogo-ierarhiya-vnov-vpala-v-detstvo/


Также по этой теме:

Мое личное мнение. Чем опасна клерикализация общества


Антикейс: "Как подставить страну под атаку оппонентов"


Что будет, если резонансные политические дела оставлять без пиар-сопровождения


Как я бы поступил по проблеме Соколовского на месте российских властей


Для понимания масштабов подставы в отношении России, которая произошла на данный момент


Удаление информации из Интернета. Стирание негатива из Интернета

Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal уральского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Спасибо, крайне внятное.
Перепишу себе, может еще кому-то поможет.