?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Декабрь 2017

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

«Кто-то готов молиться, а кто-то — жечь». Интервью с лидером «Христианского государства»

Судя по этому интервью, похоже, что грядёт большая зачистка религиозных экстремистов. Единственное, что пока вызывает вопросы - сольют под это пока еще депутата Госдумы Поклонскую или нет.

С одной стороны, Поклонская весьма напоминает Стрелкова по потенциалу - как человек, способный составить деятельную конкуренцию действующей власти, причем конкуренцию жесткую и даже силовую.

Правда она уверяет, что не имеет президентских амбиций.
Но, думаю, все понимают, что Поклонской не составит труда поменять это мнение: скажет, к примеру, что было ей видение. Во сне. И всё.
От уверенности в реальности мироточения памятников уверенность в реальности видений принципиально не отличается.

С другой стороны, Поклонская еще недавно воспринималась как герой "Крымской весны" (сейчас уже, пожалуй, как царебожница, что для кого-то плюс, а для кого-то минус). И она депутат Госдумы.

С третьей же  стороны, Поклонская, хотя и рассказывет, что она исключително за законность, но заявила, что не будет обращаться к православным фанатикам с просьбой остановиться в связи с их угрозами. Думаю, что это ей еще очень сильно аукнется.

В общем, притязания на раскачку российского общества у орденоносца Гогенцолернов Поклонской не просто есть, а уже продемонстрированы. И люди, не гнушающиеся преступать Уголовный кодекс, за Поклонской просматриватся вполне рельефно. Формально они ей не подконтрольны. Боюсь только, что слово "формально" в данном случае главное.

И, если она даже не понимает, что делает (что сомнительно) - это наверняка понимают те, кто ее направляет, или захочет направлять.

Де-факто, Поклонская претендует на власть в России значительно более жестко, чем Навальный. Сторонники Навального взбираются на столбы и машут флагами, но не устраивают поджогов зданий. Даже сторонники Стрелкова поджогов не устраивали, хотя опасения несанкционированной активности людей с оружием, стоявших за Стрелковым, были.

Фактически, "боёвка", которая заявляет о своей принадлежности к Православию (РПЦ от этого открещивается, но никаких активных мер не принимает) и о том, что ей созвучны идеи Поклонской, стала принципиально новым событием в российской политике.

А Поклонская, пожалуй, первый украинский политик, поднявший "киев-стайл" "Если незаконно, но очень хочется - значит, можно" на уровень Госдумы Российской Федерации.

В общем, будем посмотреть на развитие событий.

Ну, а пока читаем откровения "живца", пока он еще на свободе. Тем более, что откровенничал он с сайтом Ходоркрвского, что придает ситуации отдельную пикантность.


Далее - цитата:
«Кто-то готов молиться, а кто-то — жечь». Интервью с лидером «Христианского государства»
Глава организации Александр Калинин рассказал, на что готовы пойти его последователи, чтобы остановить фильм «Матильда»

Мужчина с большой черной бородой записывает видео; он называет единоверцев братьями, призывает их к активным действиям и заявляет, что смерть — высшее благо для истинно верующего человека. Это — не пересказ ролика радикальных исламистов, а обращение (располагалось здесь, но приблизительно в 13 часов дня 13 сентября было удалено с YouTube, есть в распоряжении Открытой России) лидера организации «Христианское государство — Святая Русь» (ХГСР) Александра Калинина.


Именно ХГСР стоит за рассылкой писем по кинотеатрам с требованием не показывать «Матильду». В противном случае прокатчикам обещают огонь и людские страдания. Такие угрозы кинокомпании регулярно получают с января 2017 года; вся деятельность ХГСР максимально публична — на всех конвертах, отправляемых ими, они указывают обратный адрес и свою символику. Ни к каким серьезным последствиям для организации это пока не привело; только 13 сентября, после того, как несколько кинотеатров уже подожгли, депутаты Госдумы обратились в ФСБ с просьбой проверить активистов.

Открытая Россия поговорила с Калининым о том, к каким действиям готовы его сторонники, что такое «радикальные методы» борьбы, и что он будет делать, если в ходе кампании против «Матильды» пострадают люди.

— Расскажите о «Христианском государстве». Вы возглавляете эту организацию? Как давно она существует?

— Мы существуем уже семь лет. Возглавляю не я один, у нас есть ряд руководителей по стране. После всех последних событий у нас стало очень много сторонников, до этого всего мы не стремились их найти. У нас были единомышленники в православной церкви, в монастырях, мы все объединялись на базе православия.

— Судя по вашей публичной деятельности, в последнее время вы только и боретесь с «Матильдой». Что вы делаете в рамках этой борьбы?

— Наша задача — лишь ретрансляция общественного негодования. Мы просто транслируем все, что происходит в обществе. Мы хотим предотвратить беду, но никто не слушает, и скоро будет хуже. То, что происходит сейчас — цветочки по сравнению с тем, что будет дальше. Поэтому надо все скорее прекратить, чтобы ни у кого не было желания нарушить закон. Все мы должны быть здравомыслящими.

— То есть ваши январские письма, в которых вы говорите, что кинотеатры будут в огне — это ретрансляция мнения общественности?

— Да-да. Это позиция тех людей, которые слов на ветер не бросают. У нас были серьезные встречи с рядом организаций, где люди давали обещание своим братьям, что, если фильм выйдет, я пойду жечь, палить, уничтожать, пойду до последнего. Это не те люди, что просто сказали, и все. Они из тех, кто сказал и сделает.

— Что это за люди?

— Они принадлежат к разным слоям общества. Кто-то поддерживает деньгами, кто-то поддерживает действиями. Участвуют разные организации, все мы — православное общество. У каждого совесть работает по-разному — кто-то будет просто молиться, а кто-то будет молиться и делать.

— Какого рода организации? Например, «Сорок сороков»?

— С такими организациями мы не общаемся. Нам некогда с ними общаться. Нас выставили радикалами, и с нами теперь общаться опасно. Все разговоры наших руководителей, все наши IP-адреса, все это контролируется ФСБ. Если они будут встречаться с нами, к ним потом будут вопросы.

И потом, мы сами никогда ни с кем выходим на контакт с людьми, которые все это делают. Мы не знаем, кто это делает, но видим волнение в обществе. И это будет происходить до тех пор, пока всякая грязь не прекратится.

— Вчера сеть кинотеатров «Синема Парк» и «Формула Кино» отказались от проката «Матильды» из-за угроз со стороны православных активистов. Им вы тоже направляли письма?

— Мы встречались... Может быть, даже и не с ними, но у нас руководители во всех регионах общаются с владельцами кинотеатров и с местными властями. Скажу вам больше, те, кто отказался сейчас — это еще не конец. Мы общались еще с рядом представителей крупных сетей, они тоже в ближайшее время откажутся от проката. Потому что ну зачем им подставлять себя?

Кроме того, мы общались с рядом представителей регионов. Два региона в ближайшие дни заявят, что муниципальные кинотеатры показывать «Матильду» у себя не будут. А следом за муниципальными откажутся и частные.

— Обращались к кинопрокатчикам? Ваши письма больше похожи на угрозы, чем на обращения.

— Нет, это не угрозы. Они рассылаются по всем кинотеатрам с января месяца. На нашу организацию и лично на меня написали больше 50 заявлений в полицию, у меня 47 отказов в возбуждении уголовных дел. Последний отказ пришел официально из Москвы, пообещали, что больше по этому факту ничего возбуждать никогда не будут.

Если честно, меня уже этим достали. Тут лежат четыре тома уголовного дела. Они проверяли каждый мой шаг, каждый звонок, все наши выходы в интернет и прочее. Столько работы потратили, проверяли восемь месяцев и решили не лезть. Потому что делают, скажем так, плохие дела другие люди.

— Вы их не знаете?

— Может быть, и знаю. Но я просил их лично и объявлял в интернете, чтобы со мной никто своими планами не делился.

— Вы недавно опубликовали видео «Работайте, Братья! Обращение ко всему Православному миру». Там вы призываете верующих к «действиям» и заявляете, что готовы их финансировать, но просите не делиться своими планами...

— Правильно, правильно, зачем мне их планы?

— Вы готовы финансировать что?

— Не знаю. Просто помогать людям, которые готовы бороться с этим. Я не собираюсь вникать в их действия, мне важно одно — понять в общении, насколько человек верующий, насколько он любит Бога, насколько понимает православие. Если понимает, я дам ему денег. Если не понимает, то денег не получит.

— А если человек, который к вам обратился и получил от вас деньги, совершит какие-то радикальные действия, вы его осудите?

— Если что-то совсем крайне радикальное.

— Например, поджог кинотеатра — крайне радикальное?

— Да нет, лишь бы люди не страдали. Для меня нет крайне радикальных методов. Для вас, например, крайне радикальный метод, когда пророк Илья посадил на кол 500 человек, для вас это радикально?

— (удивленное молчание)

— Неважно. Александр Невский, Дмитрий Донской — у всех у них были свои методы. Мы не должны давать оценку того, радикальны действия или нет. У меня есть свое понимание, я его озвучу после события.

— Ваше понимание всего этого как-то соотносится с Уголовным кодексом?

— Мое личное? Оно соотносится с ним, когда закон соотносится с нравственностью и любовью к людям. Но когда закон с этим не соотносится, я прекрасно понимаю людей, которые плюют на такой закон. Когда закон людей ненавидит, люди на него плюют. Я их прекрасно понимаю.

— Главный противник фильма «Матильда» — депутат Наталья Поклонская. Ваша организация как-то с ней связана? Может быть, вы с ней встречались?

— А зачем, какой смысл? Это человек, который занимается своей работой. Нам с ней встречаться незачем, да и братьям нашим тоже. Зачем? Ну встретились мы, посмотрели друг другу в глаза, улыбнулись. Нам это не надо. У нас слишком серьезные отношения со многими слишком серьезными людьми чтобы с кем-то встречаться и подмигивать.

— Что за серьезные люди?

— Очень серьезные люди.

— Какого рода? Из духовенства, из власти, из силовых структур?

— Отовсюду. Потому что вопрос касается духовного. Наши люди — это не просто люди. Это братья, и им небезразлично то, что происходит в России.

Здесь я могу сказать одно — «Матильда» не пройдет. С нами братья и, в первую очередь, Господь Бог, и ни у кого нет шансов одолеть то, что началось против как минимум этого дрянного, гадкого, поганого фильма.

— Недавно на своем канале вы опубликовали видео поджога кинотеатра «Нефть» в Ярославле. Опубликовал его первым ваш канал. Откуда оно у вас?

— Нам его прислали на почту. Братья.

— То есть члены вашей организации?

— Я не знаю. Прислали по почте, сказали, есть такая информация. Я не вникал. Если полиция спросит, я им скажу, с какого адреса пришло.

— Ваш последний пост — это заявление ХГСР по поводу волны телефонного терроризма. Вы сказали, что 10 сентября вам от неизвестных пришло письмо, где они рассказали, что намерены провести «информационные атаки на кинотеатры и объекты инфраструктуры РФ в рамках общеправославной кампании против Матильды». Что это было за письмо?

— Оно было примерно следующего содержания: «Братья, мы вас очень поддерживаем, мы этот фильм одолеем. Сегодня даже не подозревают, что, помимо поджогов, есть более действенные способы, которыми можно одолеть эту сатанинскую движуху. Мы это сделаем, смотрите и наблюдайте в СМИ». Вот так это было примерно.

— Почему вы опубликовали это только постфактум, когда волна сообщений о минировании уже пошла?

— Нам очень много пишут частной информации: «Братья, в ближайшее время это горит. Братья, в ближайшее время это палим». Я им даже не отвечаю, потому что за моей перепиской следят. Иногда происходит то, что они пишут, иногда нет.

В том письме были описаны нюансы, как они это сделают, террористические акты, туда-сюда. То есть звучало как-то немножечко слишком заоблачно. Они говорили, что остановят инфраструктуру России. И зачем мне это выкладывать? Если они этого не сделают, я буду выглядеть как дурак. А сейчас, когда я вижу, что началось, когда мы видим, по какой причине это происходит — звонят-то в первую очередь в кинотеатры. А насчет остального — может быть, кто-то решил навредить России. И сейчас наряду с верующими людьми в это вклинивается какая-то гадкая сила.

— Когда к вам поступают такие обращения, вы не задумываетесь о том, чтобы предостеречь людей от преступлений?

— Для меня самое страшное преступление — духовное преступление. Для меня история и вообще наша Россия — она как родная мать, как мои дети, моя жена, мои братья и сестры. Я не могу относиться к плевкам в историю как к чему-то само собой разумеющемуся.

Если на мою семью нападают, я буду готов прибегнуть ко всяким мерам. А Россия — моя семья. Закон прекращает работать там, где он становится на сторону подлецов.

— Вы говорили про несколько десятков отказов в возбуждении дел. А ФСБ вами не интересовалась?

— Я там каждый день практически нахожусь.

— Вас допрашивают?

— Меня опрашивают в рамках всех уголовных дел, которые возбуждаются в России. Спрашивают о братьях в Санкт-Петербурге, Москве, Екатеринбурге. Все, кто со мной пересекаются, все, с кем я говорю, на нас всех лежат уголовные дела.

— Пока что из-за противостояния вокруг «Матильды» никто не пострадал, слава Богу. Вы не боитесь того, что ваши братья когда-нибудь зайдут слишком далеко?

— Я надеюсь, что этого не произойдет. Я понимаю, конечно, кто-то может пострадать при поджоге машины. Но мы молим Бога, чтобы этого не было, чтобы не было глупостей. Самая главная наша молитва — не для того, чтобы что-то горело, а чтобы два невменяемых человека — Мединский и Учитель — задумались о том, что они творят.

— На что готовы пойти ваши братья, если фильм все-таки выйдет?

— Я вас уверяю, фильм не выйдет. Это нереально. Нам четыре тысячи человек отправили заявление на вступление в организацию, и каждый из них хочет проявить себя правильным образом. После такого точно ничего не будет.

— Как они готовы себя проявить?

— У каждого свое. Кто-то готов жечь, кто-то — молиться. Но каждый готов к действиям. Никто не будет сидеть сложа руки, каждый выйдет и пойдет...

— А много людей готовы жечь?

— Достаточно много. Где-то две с половиной тысячи братьев писали — давайте собираться. Но мы никого ни к чему не призываем. Много людей понимает, что мы готовы к решительным действиям, если будет ущерб для страны.

Мы уважаем и любим нашего президента, любим Россию и хотим, чтобы тут не было тварей, подлецов поганых, безнравственных сволочей, которые уничтожают Россию, крича про культуру. Посмотрите на эту культуру! Голые эмбрионы детей, ужасные выходки. Я понимаю людей, которые это распинают. Все это надо собрать в большую кучу и сжечь, как поганую грязь.

— Вы сказали, что вы уважаете президента Путина. Но ведь он сам аккуратно вступился за фильм, заявив, что про царскую семью снимали картины и похуже.

— Для вас все слишком буквально, а для нас — все слишком серьезно и витиевато. Витиеватости, что мы видим по ТВ, они не соответствуют тому, что в сердцах людей, которые об этом говорят. Медведев, Путин, ряд других людей — они должны что-то сказать, но в один день они выступят по-другому и все поймут.

— Вы считаете, что Путин вас поддерживает?

— Нас поддерживают все здравомыслящие люди. А мы знаем, что президент хороший, умный, здравомыслящий человек, гражданин России, который все это понимает. Очевидно, что надо что-то делать. В стране начались беспорядки.

— А почему вы так оскорбляетесь именно за царскую семью?

— Дело не в царской семье, а в святых. Святой становится бриллиантом нашей веры. И для меня вытереть ноги что об одного, что об другого — равнозначно страшно и больно, и я буду этому изо всех сил противостоять.

Все, что говорят про царебожников — глупость, это не имеет к нам отношения. Просто это наш святой.

— А фильм «Викинг» про равноапостольного князя Владимира вы видели?

— Я этот фильм смотрел два раза, он просто прекрасен, я на сеансах проревел от любви к Богу, которую увидел в фильме. В нем очень добрая, достойная кульминация... Показали, кто такие викинги, как они жили. Из всех викингов Господь избрал именно русский народ и сделал нас православными, потому что главное в викингах — любовь к людям.

С другой стороны, почему язычник не может кого-то насиловать и убивать? То, что они делают, не имеет значения, потому что они без Христа в сердце. А без Христа любой насилует и убивает.


https://openrussia.org/notes/713684/




Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal уральского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.