Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Кризис Константина Возьмителя (мужа директора «Денежкиного камня») как индикатор кризиса всего ФГБУ

Выскажу своё личное мнение.

На мой взгляд, наблюдение за реакциями Константина Анатольевича Возьмителя в публичном поле является лучшим индикатором состояния управленцев этого государственного бюджетного учреждения. И вот почему.

Идеолог линии поведения руководства заповедника?

У меня сложилось впечатление, что именно Константин Возьмитель был идеологом противостояния “Денежкиного камня” с промышленниками.

Причем, во многом это, как мне кажется, чисто эмоциональная реакция человека, который ушел во “внутреннюю эмиграцию” в России.

На мой взгляд, он довольно успешно “спрятался” от проблем современной российской жизни и политики в лесу.
Лес он, к слову, искренне любит и считает живым, к тому же, еще и получает за жизнь в лесу заработную плату (здесь нет никакого негатива, я просто отметил, что он смог удачно совместить своего рода бегство от реальности в лес с оплачиваемой работой там, в отличие от многих соседей по селу Всеволодо-Благодатскому, например).

Прочтение материалов в блогосфере и соцсетях примерно с 2011 года по сей день показывает, на мой взгляд, что основные постулаты, как должен работать заповедник, каковы отношения заповедника с экотуристами и так далее, транслировались участниками обсуждения со стороны заповедника, в трактовке именно Константина Возьмителя.

Но затем Константин Анатольевич допустил, я считаю, втягивание своего коллектива в местную оппозиционную политику, а также ввязался в попытку деиндустриализации России, причем с заведомо бесперспективных позиций – и теперь пожинает, я считаю, плоды своих деструктивных усилий.




Более того, изложение позиции Возьмителя по экотуризму и трансляция этой позиции другими управленцами «Денежкиного камня всё больше и больше год от года расходилась с позицией государства - работодателя Возьмителя и его супруги Анны Квашниной.













В итоге Возьмитель начал активно критиковать коллег из других заповедников и собственное руководство в Минприроды.



А затем и Президента России, промышленный рост Российской Федерации и так далее.




Потом последовала неизбежная поддержка несистемной оппозиции.



А там стала просматриваться и смычка с экологическими движениями, которые - если посмотреть внимательно, выходят в своих связях на зарубежные центры, системно работающие против России.
Недаром, эта активность руководства заповедника так поддерживалась редакцией издания организованной совместно "Голосом Америки" и "Радио Свобода", финансируемым за счет грантов Госдепартамента США.

Всё это привело, как мне кажется к определенной маргинализации Возьмителя, однако удаленность «Денежкиного камня» от крупных населенных пунктов и, вероятно, кадровый голод не давали Минприроды поменять Возьмителя на более грамотного, полезного в работе и при этом лояльного к государству сотрудника.

Впрочем, не исключено, что кадровый голод вполне может быть преодолен, если кадры начнет расставлять не Анна Квашнина, а другой директор. По крайней мере, в СМИ мне попадались мнения бывших сотрудников заповедника, что, якобы, госпожа Квашнина намеренно выдавливала тех, кто не готов быть ей полностью лояльным. Впрочем, я это мнение прокомментировать не могу, т.к. не имею достаточной информации по данному вопросу.

Как мне кажется, другой бы начальник нашел применение практику и пригласил при этом на его нынешнюю должность дипломированного специалиста. Но тут, по моему мнению, налицо определенный (как минимум, морально-этический) конфликт интересов у госпожи Квашнниной: все же, от зарплаты Старшего государственного инспектора в семейном бюджете и должности, так сказать, "при штабе" (т.е.. возможности более частого нахождения при супруге) отказаться, наверное, непросто. Я считаю, это вредит делу.
Но, пожалуй, все же это вопрос к Квашниной и ее руководству в Минприроды.

Мне кажется, что тот «белоленточный» коллектив, сидящий в соцсетях даже в рабочее время и ругающий власти, попросту подобран госпожой Квашниной под себя. Придет другой директор - и вполне может начаться нормальная работа в заповеднике, вместо политических игр и общественных инициатив.

Истоки кризиса руководства заповедника


Основной причиной фиаско, к которому катится, на мой взгляд, нынешнее руководство “Денежкиного камня”, является малограмотность господина Возьмителя.

Константин Анатольевич окончил Краснотурьинский индустриальный техникум по специальности “техник-типограф”. Во всяком случае, так написано на сайте ФГБУ “Заповедник Денежкин камень”.
Работал там лаборантом (что еще как-то объяснимо), а затем научным сотрудником – что я уже не очень понял.



Непонятно мне, какую науку (и куда) мог двигать в государстенном заповеднике типограф. Да еще и со средним специальным образованием, после техникума.
Ну, научили его в техникуме типографскому делу - в это я вполне верю. А науку-то двигать он где научился? И какую?

Бывает, конечно, что человек без высшего образования может набраться в процессе работы каких-то знаний и навыков. Но только вот, высшее образование - это не только набор практических навыков и минимального их теоретического обоснования, а, прежде всего, кругозор и умение учиться.

Если человек, имеющий работу в госструктуре и зарплату, так и не смог получить высшее образование - скорее всего, с обучаемостью у него есть реальные проблемы. А это плохо совместимо с руководящими (тем более научными) постами. Особенно в нынешнее, динамичное время. "Крестьянская смекалка" - неплохая стартовая позиция, но она  не может заменить собой умение учиться.

Указание на странице заповедника о Константине Возьмителе: “Автор и родитель "заповедной странички", множества сказок и историй”, - по моему мнению, свидетельство того, что реальных успехов по работе господин Возьмитель привести не смог.
Неоднозначный “креатив” про “родителя странички” я даже обсуждать не буду, потому что на вопросе: “А что тогда было страничкиной мамой, и как он с ней “строгал” страничку?”, - тема уйдет в откровенный оффтоп.

Написание сказок и историй – дело, безусловно, хорошее, спору нет. Но только вот, государственный бюджет Константину Анатольевичу,наверное, все же за результаты работы платит, а не за сказки? И почему тогда на сайте заповедника результаты работы Константина Анатольевича на его странице не особо видны, а про "написание сказок" наоборот есть?




Признаки кризиса руководства заповедника и перспективы

В настоящее время Константин Возьмитель занялся тем, что, как мне кажется, “подставляет” последние резервы, готовые встать на его сторону.
Будучи не в состоянии “вырулить“ из ситуации, в которую он же и загнал, на мой взгляд, коллектив заповедника, Константин Анатольевич ходит по соцсетям и пытается “науськать” на Ющука хоть кого-нибудь.

То он пытается взять “на слабО” журналистов; то подхваливает блогера из Полевского, экс-сержанта вытрезвителя Ферфис; то руководители заповедника, вместе с Возьмителем вообще пытаются втягивать в собственный конфликт преподавателей далёкого от Свердловской области Дальневосточного университета.

Итог этих попыток для меня очевиден: через некоторое время наберется статистика, из которой будет понятно, что большинство тех, кто «повёлся» на «подзуживание» господина Возьмителя, получили в итоге минусов больше, чем плюсов.

Причина очень простая: как только кто-либо переходит из позиции стороннего наблюдателя в позицию активного участника столкновения, он неизбежно получает все те сложности, с которыми сталкивается любая сторона боевых действий (пусть и на информационной, а, к счастью, не реальной войне).
Чуть погодя те, кого господин Возьмитель втянул в историю, неизбежно начнут смотреть, а во что же они влезли? За что получили дополнительные сложности, выяснения отношений, а то и оргвыводы?
В процессе такого выяснения они неизбежно ознакомятся с фактурой и тогда начнут предъявлять претензии уже господину Возьмителю – как человеку, который их втянул в чужой конфликт, дав на старте лишь часть информации, а то и вообще, пожалуй, дезинформировав.

Каким образом Константин Анатольевич намерен с этими претензиями морального характера от собственных союзников затем разбираться, я не знаю. Но с интересом посмотрю. Как правило, грамотные люди избегают таких ситуаций, а вот Константин Анатольевич предоставляет возможность ознакомиться с такой историей.
В этом он, кстати, схож с экс-сержантом вытрезвителя из Полевского.
Почему я и предположил, что определяющим фактором, видимо, является невысокий уровень образования и, как следствие, недалёкий горизонт прогнозирования действий этой публики.

Ну и, повторюсь: чем хуже идут дела у пока ещё руководителей государственного бюджетного учреждения «Заповедник Денежкин камень» - тем, по моим наблюдениям, более суетливой и, я бы сказал, отчаянно-обреченной становится активность Константина Возьмителя в соцсетях.
Пока что этот индикатор работал, я считаю, безошибочно. Далее – посмотрим.

Всё, что сказано выше - это мои личные выводы, моё личное мнение , основанное на глубоком погружении в творчество Константина Анатольевича Возьмителя и его соратников. А также на наблюдении за динамикой реакций господина Возьмителя в публичном поле на изменяющуюся обстановку.

Верно ли моё мнение, или я в чем-то ошибся, полагаю, с каждым днем будет всё понятнее.

Tags: Денежкин камень, Константин Возьмитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments