Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Опасные шламохранилища Полевского Криолитового завода, борьба Уралгидромеди с чужими подземными пото

Опасные шламохранилища Полевского Криолитового завода, борьба Уралгидромеди с чужими подземными потоками, «Мёртвая река» и роль консультанта Ферфис по экологии Валентины Бородиной в оценке экологической ситуации полевчанами

Насмотревшись за полгода на слова и поступки блогера Екатерины («Эрики») Ферфис, я пришел к однозначному выводу, что свои напористые, но безграмотные песни об экологии она «поёт» с чужого голоса.

Нет у экс-сержанта вытрезвителя, на мой взгляд, квалификации, достаточной для того, чтобы понимать сложные процессы. А наглости и громкого голоса для этого совершенно недостаточно.

Я стал искать в близком окружении Екатерины Ферфис людей, которые могли бы выступать ее консультантами по вопросам экологии.
Долго искать не пришлось: Валентина Васильевна Бородина, в прошлом эколог Полевского криолитового завода, постоянно находится рядом с Ферфис и Ферфис её нахваливает.


Валентина Бородина, консультант блогера Екатерины Ферфис по вопросам экологии. Работала главной по экологии на Полевском Криолитовом заводе, с территории которого сейчас и течёт в пруд львиная доля вредных веществ. В том числе, через неэкранированное дно шламохранилищ, построенных при Бородиной. Но говорить Бородина, почему-то, предпочитает не об этом, а об «ужасах» Уралгидромеди, исправляющей сегодня многое из того, что «заложила под Полевской», пожалуй, как раз Бородина. Фото издания "Новый день"


И тут у меня стала выстраиваться любопытная картина.

Дело в том, что Валентина Бородина была экологом ныне брошенного Полевского Криолитового ОЧЕНЬ долго.
А значит, наверное, её  можно считать в немалой степени ответственной за те безобразия, которые Полевской Криолитовый завод сегодня причиняет Полевскому.

Да и в депутатах Полевской Гордумы, как говорят некоторые полевчане, Валентина Васильевна, якобы, была как раз в тот период, когда Дума не возражала против прихода в город Уралгидромеди. В этой части, я думаю, полевчане сами сориентируются – если захотят. А они, я думаю, захотят, посмотрев то, что я покажу дальше.
Но вот то, что Валентина Бородина была экологом ПКЗ долгое время – это и она лично подтверждает, и написано в СМИ.

Но пойдем по порядку.


Шламохранилища Полевского Криолитового завода протекают и несут кислоту в Северский пруд – как в Южный провал, так и прямо в водохранилище

Это установлено тем самым, официальным научным Отчётом 2016 года, на который я, в первую очередь, и опираюсь в своем расследовании.

Это прямо сказано в разделе Отчёта «Характеристика источников загрязнения подземных вод на водосборной площади Северского водохранилища».

И там же сказано, что ДНО ШЛАМОХРАНИЛИЩ ПОЛЕВСКОГО КРИОЛИТОВОГО ЗАВОДА НЕ ЭКРАНИРОВАНО.






Итак, площадка заброшенного Криолитового завода «течёт», в том числе, и из-за неэкранированного дна шламохранилищ (держим в памяти, что консультант Екатерины Ферфис по экологии – Валентина Бородина, которая много лет и отвечала за эти великолепные сооружения, а сейчас рассказывает ужасы про них и заодно, так сказать, «учит жить» Уралгидромедь).


Теперь давайте посмотрим, что Валентина Васильевна Бородина рассказывает журналистам  о том экологическом наследстве, которое она как эколог ПКЗ оставила Полевскому после окончания работы.

Сюжет издания «Новый день» от 2016 года называется «Кислота под землей и 10 миллионов тонн вредных отходов», и Валентина Бородина в нем рассказывает много очень интересного – причем, такого, о чем, если я не ошибаюсь, в последнее время говорить перестала.

Послушайте рассказ лично Валентины Бородиной о том, что оставленное ею Полевскому хозяйство содержит подземные дренажные воды с большим содержанием кислоты (дословно: «В сотни раз превышающие норму»).

Далее там же Валентина Бородина рассказывает, что по фтору такое же превышение и все эти воды «идут напрямую в Северский пруд».

Правда далее Валентина Васильевна говорит о том, что так получилось из-за того, что объекты, предназначенные для перехвата дренажей, сейчас просто не работают.

Это отчасти совпадает с тем, что мы получили и из других источников, а отчасти - нет. В чем именно нет, я поясню далее.

Потом Валентина Васильевна откровенничает, что стекает «голимая серная кислота», а также плавиковая кислота. Причиной называет слив не нейтрализованных кислотных отходов.




«Мёртвая река», сливающая кислоту прямо в Северский пруд и экологическое «наследство» Валентины Бородиной Полевскому

Итак, что мы имеем?

Есть кислоты в шламохранилищах – по сведениям, как я понял, от эколога ПКЗ Валентины Бородиной. Это подтверждено и выводами ученых в Отчете.

Есть и стекающие из-за неэкранированного дна воды от различных площадок с отходами ПКЗ (в т.ч. и шламохранилищ), которые поступали в реку Железянку - т.е., поступают в Южный провал, отгороженный ныне от Железянки дамбой.

Напомню: эта дамба, спасающая реку Железянку от кислоты ПКЗ, не самозародилась, а сделана силами Уралгидромеди и за счет Уралгидромеди, причем на муниципальной территории, которая не относится к Уралгидромеди.


Но это еще не всё.

Я побывал на дамбе шламохранилища Полевского криолитового завода и поднимался на неё.




И обнаружил, что рядом с дамбой, с наружной стороны находится неработающая насосная станция, стоящая посреди разного бурьяна.





А за ней (если двигаться от дамбы) в сторону Северского пруда – марсианский пейзаж прудика, который, по-видимому, и должен был перехватывать кислоту, которая уходила из шламохранилищ ПКЗ.
А из этого прудика выходит водный объект, обозначенный обычно как «Мёртвая река».



Очень любопытно наблюдать, как «голимая кислота», по словам экологического консультанта Екатерины Ферфис вытекает прямо в Северский пруд, но это, по какой-то непонятной причине, абсолютно не стало главной темой борьбы за экологию ни Екатерины Ферфис, ни, в общем-то, Валентины Бородиной.

По поводу «Мёртвой реки», кстати, есть два мнения. Первое – рассказы последних некоторых журналистов, что, мол, в далекие 1970-е годы ту был неконтролируемый прорыв дамбы – и вот, с тех пор осталось русло.

Второе – что, когда Полевской Криолитовый завод бросили, а злодеи украли трубы (да что трубы - там рядом и железную дорогу украли), некому стало забрасывать насосами воду обратно в шламохранилища.

И тогда некто неустановленный, прокопал канаву в Северский пруд. Это сооружение и стало «Мертвой рекой».

Думаю, полевчане сами разберутся, кто там что перестал откачивать и кто что куда прокопал. А я просто дам привязку к карте:








А о том, что рассказала про неэкранированное дно шламохранилищ, про недоделанные дренажи ПКЗ, про «Мёртвую реку» и ряд других моментов Валентина Бородина, я Вам покажу завтра.

А также покажу вам завтра, как Валентина Бородина, судя по всему, не имеет ни малейшего представления о том, как работает технология подземного выщелачивания на Уралгидромеди.
Вероятно, отсюда и происходит та, простите, лютая пурга, которую гонят оппоненты УГМ, в духе: «Вот видите, видите, они закачали кислоту! А вот там гейзер в Южном провале. Воооот! Мы все умрем!».

Уверен – вам будет интересно почитать. И послушать. Я продемонстрирую беседу целиком, дабы каждый мог сам убедиться в том, кто и с каким уровнем знаний технологии Уралгиромеди, по-видимому,  транслирует Екатерине Ферфис увлекательные истории о влиянии УГМ на экологию в Полевском.


А вот почему Екатерина Викторовна Ферфис не проявляет живого интереса к «Мертвой реке» и стокам из шламохранилищ, сделанных без экранированного дна и с неполным комплектом (как я понял Валентину Бородину) дренажей – это вы, уважаемые полевчане, сами подумайте.
Может, какие версии и придумаете.

У меня-то они есть, но укладываются пока в одну линию: «непродажный, честный» блогер Ферфис, вероятно, ангажирована.
Именно это, на мой взгляд, может объяснить, почему Екатерину Ферфис мало волнуют кислотные потоки в Северский пруд, текущие аж в двух направлениях  с объекта её консультанта, но зато: «Вон из города!», - она говорит Уралгидромеди, которая с этими потоками (в части, идущей в сторону Южного провала) как раз борется, будучи единственным заслоном, прикрывающим полевчан от этих потоков.




ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Экология в Полевском. Начинаю журналистское расследование Евгения Ющука, с привлечением Уралгидромеди и Екатерины Ферфис

Итак, Экология в Полевском. Ставим циркуль в Уралгидромедь, проводим окружность и смотрим, что там внутри. Поехали!

Экология в Полевском и Уралгидромедь. Первая обратная связь и первая находка: Бесхозное рыжее болото

Официальный отчёт учёных об экологии в Полевском пытались скрывать от населения. Но я его покажу

Вместо документов – истерика по поводу “Изнанки Полевского”. Неужели, Катя Ферфис намеренно обманывала полевчан и осознала, что это скоро поймут все?

Мёртвая река и Южный провал вобьют осиновый кол в «честного блогера» Екатерину Ферфис, я считаю. Часть 1: Почему и чем бурлит Южный провал?

Шаг в сторону. Пилотный эксперимент Уралгидромеди по нейтрализации чужой кислоты. Он оказался успешным


Tags: Полевской, Полевской экология, Уралгидромедь, Уралгидромедь Ферфис, Ферфис, Ферфис Ющук, Экологи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments