Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Беседа Евгения Ющука с консультантом Ферфис по экологии Валентиной Бородиной. Я считаю Бородину отве

Беседа Евгения Ющука с консультантом Ферфис по экологии Валентиной Бородиной. Я считаю Бородину ответственной за львиную долю экологических проблем Полевского и удивлён, что она рассказывает гадости о тех, кто, как я считаю, исправляет её собственные безобразия


Почему я считаю Валентину Васильевну Бородину, отвечавшую с 1982 по 2004 год за экологию на Полевском Криолитовом заводе, ответственной за львиную долю серьёзнейших экологических проблем города Полевского?

Это можно посмотреть в материале «Опасные шламохранилища Полевского Криолитового завода, борьба Уралгидромеди с чужими подземными потоками, «Мёртвая река» и роль консультанта Ферфис по экологии Валентины Бородиной в оценке экологической ситуации полевчанами».


Почему «наследство» Бородиной стекает с заброшенного Криолитового завода в Южный провал и оттуда ранее (до вмешательства Уралгидромеди) текло в Железянку, а потом в Северский пруд, можно посмотреть в материале «Мёртвая река и Южный провал вобьют осиновый кол в «честного блогера» Екатерину Ферфис, я считаю. Часть 1: Почему и чем бурлит Южный провал?».


Почему я считаю, что Уралгидромедь, о которой говорит гадости Валентина Бородина, исправляет многое из того, что оставила в «наследство» Полевскому госпожа Бородина, можно посмотреть в материале «Шаг в сторону. Пилотный эксперимент Уралгидромеди по нейтрализации чужой кислоты. Он оказался успешным».


Но, будучи верным журналистской этике, я не мог не получить комментарий самой Валентины Бородиной. Поэтому, я позвонил госпоже Бородиной и попросил прояснить её позицию по вопросам экологии Полевского, которые у меня возникли.

Тем более, что, судя по всему, именно с голоса Валентины Бородиной «поёт» по теме экологии Екатерина («Эрика») Ферфис.
И по какой-то непонятной пока причине (возможно, по причине «честности и непродажности») Валентина Бородина, как и Ферфис, говорит об Уралгидромеди, но не говорит о «Мёртвой реке», которая представляет собой сток кислоты со шламохранилищ Полевского Криолитового завода напрямую в Северский пруд.



Еще в 2016 году Валентина Бородина красочно рассказывала о миллионах тонн ядовитых отходов на шламохранилищах Полевского Криолитового завода и об их угрозе экологии (у неё бы в жанре чистосердечного признания выступать, наверное, хорошо получалось, т.к. именно она и была много лет ответственной за экологию ПКЗ).




А в 2019-м Валентина Бородина уже говорит об Уралгидромеди, и не говорит (насколько я могу судить по открытым источникам) о «Мёртвой реке» и опасных шламохранилищах.



Основных выводов я для себя сделал три

1. Валентина Васильевна Бородина, по моему мнению, может считаться персонально ответственной за протекающие из-за неэкранированного дна шламохранилища ПКЗ (о том, что это так, написано в официальном научном Отчёте 2016 года).

А значит, Валентина Васильевна Бородина, по моему мнению, может считаться персонально ответственной за существование двух точек загрязнения Северского пруда: Южный провал и «Мёртвую реку»

2. Валентина Васильевна Бородина, по моему мнению, абсолютно не разбирается в технологии гидрометаллургии.

То есть, вообще не имеет представления о том, как работает Уралгидромедь, почему у неё замкнутый цикл, исключающий попадание кислоты в окружающую месторождение почву, и почему Уралгидромедь ни при каких обстоятельствах не может проникать в затопленные шахты Гумёшевского месторождения.


3. Валентина Васильевна Бородина, по моему мнению, очень боится понести ответственность за неэкранированные донные поверхности шламохранилищ Полевского Криолитового завода (одно из которых вообще при ней и построено), а также за «Мёртвую реку». И, по-видимому, заинтересована переключить внимание на Уралгидромедь.

Хотя я не исключаю варианта, что те, кто имеет какие-то виды на шламохранилища Криолитового завода, могли убедительно попросить Валентину Васильевну на совать свой нос в том направлении, а заняться групповой травлей Уралгидромеди, заодно подкрепив экс-сержанта вытрезвителя Ферфис мнением эколога.


Но мои выводы – это моё личное мнение. Для того, чтобы полевчане могли составить собственное мнение и согласиться, либо не согласиться с моим, я предоставляю краткую стенограмму аудиозаписи беседы с Валентиной Бородиной и саму аудиозапись.

Смотрите, слушайте, делайте свои собственные выводы.

Но, для того, чтобы Вам было проще следить за мыслями Валентины Бородиной, взгляните на эту картинку, составленную мною на основе научного Отчета об экологии Полевского.







На мой взгляд, ведущая «священную борьбу против Уралгидромеди» эколог Полевского криолитового завода (ныне – основного, пожалуй, рассадника токсичных веществ в Полевском), даже не удосужилась вникнуть в географию расположения Уралгидромеди.

Ладно, она не в состоянии описать технологию гидрометаллургии – в конце концов, Валентина Васильевна глубоко на пенсии, знать новинки ей необязательно. Хотя, конечно, ежели лезешь в борьбу – лучше бы понимать, против чего борешься. Дабы не оконфузиться.

Но не разобраться в географии собственного Полевского и не понимать, что у промышленной площадки есть границы – это, по-моему, уже чересчур даже для глубокого пенсионера, раз уж он эколог.

Такое впечатление, что эта почтенная дама записала Уралгидромеди весь левый берег Северского пруда, с прилегающими территориями.
Ладно, хоть не берег Атлантического океана в придачу – а то бы Ферфис, видимо, сейчас со ссылкой на Бородину, клеймила мэра Лиссабона.


Впрочем, сами посмотрите и послушайте.



СТЕНОГРАММА и АУДИОЗАПИСЬ беседы с консультантом Екатерины Ферфис по экологии Валентиной Бородиной

Стенограмма большая, она приведена лишь для обоснования выводов.
Можете сразу к ним перейти, или в конце стенограммы прослушать запись беседы с Валентиной Бородиной.

00.12 Валентина Бородина сообщила, что с удовольствием поделится своим мнением с редакцией [ вопросов о том, является ли её собеседник, к примеру, технологом, она не задавала – почему это имеет значение, станет понятно ниже]


00.27 Валентина Бородина сообщила, что читала официальный, выполненный по муниципальному контракту с Администрацией Полевского округа, научный Отчет 2016 года о ситуации с экологией в Полевском [при этом она не высказывала к данному документу негативного отношения]


01.00 Валентина Бородина подтвердила, что была экологом Полевского Криолитового завода.

01.32 Информация о том, что шламохранилища Полевского криолитового завода протекают через неэкранированное дно Валентине Бородиной не понравился. Она перебила изложение событий и попыталась оспаривать научный отчет.
Потому что, «он возник позднее», а раньше был документ Минприроды по обследованию Полевского Криолитового завода, с мнением одной дамы – кандидата наук из Горного института.
Госпожа Бородина выразила желание, чтобы мы нашли этот документ – тут же добавив, что это теперь невозможно.
После чего Валентина Васильевна «спрыгнула» с темы протекающего дна шламохранилищ ПКЗ на Уралгидромедь.

03.35  Мы вернули Валентину Васильевну к вопросу протекающего дна шламохранилищ. Она сообщила, что дно действительно не экранировано, но по проекту его и не надо было экранировать.
По ее словам, там дренажи были. На вопрос, куда они вели, Валентина Бородина так и не ответила.
Зато рассказала, что вокруг рекультивированного отвала не успели сделать дренаж. И, «чтобы обезопасить Северский пруд», сделали прудок перехвата.
Валентина Бородина подтвердила, ч то в прудке перехвата лежали трубы и с помощью насосной станции воду со шламохранилищ забрасывали обратно в шламохранилища.

8.14 По версии Валентины Бородиной, опасным являлся рекультивированный отвал с кислотой. В остальные шламохранилища, как она говорит, были нейтрализованными [т.е., если я верно понял логику госпожи Бородиной, шламохранилища кислоту никуда не гонят, а гонит её только рекультивированый отвал. Причем, если я опять же верно понял слова госпожи Бородиной, у него “не успели” сделать дренажи, но успели сделать перехватывающий прудик].

08.29 Валентина Бородина еще раз вернулась к проблеме неэкранированного дна шламохранилищ ПКЗ. Она сообщила, что там на дне гипс и он не пропускает воду.


08.50 На информацию о том, что в научном Отчёте указано, что дно шламохранилищ протекает, причем кислыми водами и всё это идет в Южный провал, Валентина Бородина выразила недоумение, сказав: «В какой Южный провал»?
Затем Валентина Бородина, которая в начале нашей беседы четко сказала, что знает, о каком научном Отчете 2016 года мы говорим и даже читала его, стала спрашивать, какой это отчет.
После объяснения ей того, что написано в научном Отчете (который она, якобы, читала), Валентина Васильевна никак не прокомментировала протекающее дно шламохранилищ, зато заявила: «А Гидромедь ни при чём, да?».


10.30 Валентина Бородина решила вернуться к шламохранилищам. Она сообщила, что отлично осведомлена о шламовых полях, т.к. проработала на Полевском Криолитовом заводе с 1982 года.
Более того, второе шламовое поле строилось вообще при ней.
После этого Валентина Васильевна стала говорить о неком «Мёртвом поле» [термин  «Мёртвое поле» мне не встречался в Отчете, и местные жители опрошенный мной, его также не слышали – возможно, это некий промышленный фольклор ПКЗ]. По версии госпожи Бородиной, “Мёртвое поле”, как я понял, находится около “Мёртвой реки”.

11.45 Валентина Бородина сообщила, что “там как раз, где стали Гидромедь работать, там было шламохранилище фенольных песков” и “эти фенолы в 1952 году ушли в Северский пруд”. Это и есть “Мёртвое поле”, “с этого времени там ничего не растет, потому что это страшно, это фенолы”. [Тут, на мой взгляд, есть некий диссонанс: Уралгидромедь не работает в области «Мёртвой реки», она находится значительно ниже по карте. Возможно, Валентина Васильевна просто не вникала в такие подробности?»]

13.05 Валентина Бородина выразила критическое отношение к научному отчету, сообщив: «Я вам очевидцев сколько угодно назову… со стороны где «Мёртвая река цвели белые лилии в Северском пруду».

13.35. Валентина Бородина признала, что «Мёртвая река» - это рукотворное сооружение. И сказала, что она появилась после того, как Полевского Криолитового завода не стало [Это совпадает с найденной нами ранее информацией].

14.57 Валентина Бородина акцентировала внимание на том, что канаву “Мёртвой реки” прокопали уже после того, как она перестала работать.


15.55 Валентина Бородина заявила, что в районе «Мёртвой реки» Уралгидромедь выставила охрану. [По моему мнению, это говорит о том, что в своей «Священной войне против Уралгидромеди» эколог и полевчанка Валентина Бородина до сих пор не удосужилась выяснить, где у Уралгидромеди вообще границы.
А как ещё можно объяснить, что она явно полагает район «Мёртвой реки» зоной работ Уралгидромеди, выставляющей там охрану?
]


16.50 Валентина Бородина не оспаривала, что рыжий цвет воды и особенно берегов (в Южном провале) обусловлен железом, содержащимся в воде и сопровождающем медь.


17.55 Валентина Бородина перешла в обсуждении на Зюзелку [расположенную в противоположной о Ураглидромеди стороне].
И рассказала, что в затопленные шахты Зюзелки сбрасывали некие отходы (не уточняя кто и какие).
Потом Валентина Васильевна почему-то сказала: “Когда Гидромедь стала делать свои скважины, я туда главу города водила, Третьякова“ и “побежал фенол”.
На вопрос, откуда он побежал, Валентина Васильевна сообщила, что копали экскаватором в 2003-м или 2004-м году. Уверенно говорит, что это как максимум 2004-й, потому что в марте 2005-го она ушла на заслуженный отдых. [Уралгидромедь начала работать в 2005 году, использует для бурения скважин, разумеется,  не экскаватор, и работает не в районе «Мёртвой реки» и тем более Зюзелки, а значительно ниже их по карте].


20.45 Разговор перешел в обсуждение того, что такое “Лицензионная территория” и в какой момент она устанавливается предприятию.
И тут оказалось, что Валентина Васильевна такого термина, похоже, вообще не знает: “Не лицензионная территория, это называлось Техногенная зона”, - сообщила госпожа Бородина.


22.19 Валентина Васильевна рассказала, сославшись на слова “наших ветеранов” что в войну “туда приходили вагоны и разгружались под охраной, никого туда не пускали”.
Как выяснилось, “туда” – это в шахты Гумёшевского месторождения.
“Там даже были отравляющие вещества”, - сказала Валентина Васильевна.
На вопрос, как же в шахтах с отравляющими веществами после войны еще лет 30  люди работали, Валентина Васиьевна выдвинула версию, что это герметичные шахты.
Правда потом оказалось, что Валентина Васильевна, похоже, опять запуталась в географии и говорит о “Мёртвом поле”, которое, по её версии, находится выше промплощадки Уралгидромеди.

А затем, на прямой копрос, действительно ли, по ее мнению, реально, что ничего не растечется, при определенной структуре  грунтов, госпожа Бородина ответила утвердительно.
Более того, она прямо признала, что технологии позволяют определить, откуда будет течь, а откуда не будет. [Мы обязательно к этому вернемся, когда будем говорить, как устроен замкнутый цикл Уралгидромеди и почему кислота с ее подземного выщелачивания не выходит на пределы зоны работ].



26.50 Валенитна Бородина начала активно критиковать технологию подземного выщелачивания.
Из её риторики у меня сложилось впечатление, что она вообще не ориентируется в этой технологии и полагает, что Уралгидромедь проникает с кислотой в подземные затопленные шахты [на самом деле, не проникает].
Поэтому, я попросил Валентину Васильевну описать мне, как она представляет себе работу пакетов скважин Уралгидромеди. Просто описать.
Для начала, вместо описания технологии, Валентина Васильевна заявила, что я её оскорбил.
Затем она заявила, что не может “не технологу объяснять” [
отмечу, что до этого у нее не было проблем рассказывать про технологии журналистам, экс-сержанту вытрезвителя, депутатам, да и лично мне – как видно из беседы, приведенной выше].
Затем Валентина Бородина заявила: “Что значит? Я вижу как работает!”.
Потом Валентина Васильевна заявила, что может описать работу скважин и сказала так: “Значит, скважины работают таким образом. Бурится скважина, делается специальная сеть – сеть скважин, это не одна скважина. Они друг с другом не сообщаются. Закачивается кислота. И выкачивается”.
На вопрос: “То есть через одну и ту же трубу закачали  через нее же выкачали?”, - Валентина Васильевна сказала: “Нет, это специальная технология. Изучайте. Потому что я вам источники говорю”.
На вопрос: “То есть, вы не можете объяснить:”, - Валентина Васильевна сказала: “Нет, я не хочу”.

На этом наша беседа завершилась – я её поблагодарил и отключился.





Примерно через час Валентина Васильевна Бородина перезвонила мне и в течение 4 мин. 47 секунд излагала причины, по которым отказывается рассказать, как работает технология Уралгидромеди.



В ее версии, это сводилось к трем основным мыслям:

1 Я не технолог, поэтому рассказывать мне это бесполезно.

2.  Она меня не уважает, потому что я плохой.

3. Это долго.

Закончила разговор Валентина Васильевна словами: “Пока-пока”.

Парадоксально, но при этом, с её слов, она хочет, чтобы у меня не сложилось мнение, что она не знает технологии работы предприятия, которое критикует.


Выводы из беседы с консультантом Ферфис по экологии

В общем, у меня сложились,  честно говоря следующие  впечатления.

1. “Накрутка” оппонентов Уралгидромеди делается человеком, который, во-первых, как я считаю, наворотил такого “наследства” в плане экологии, что Полевской ещё не осознал в полной мере, что ему приходится разгребать.


2. Как мне кажется, Валентина Васильевна напугана тем, что протекают неэкранированное дно шламохранилищ – ведь одно из них в таком виде делалось вообще при ней.
А, в ее версии, там всё должно быть хорошо, потому что гипс на дне должен был всё экранировать – я так её понял.

3. У меня сложилось впечатление, что Валентина Васильевна, которая уже очень давно борется против Уралгидромеди вместе с Ферфис, вообще не вникала в границы промплощадки Гидромеди. По-моему, она её сильно расширила – как бы аж не до Зюзелки.

4. У меня сложилось впечатление, что консультант Ферфис по экологии госпожа Бородина вообще не в курсе, как работает пакет скважин Уралгидромеди и почему у УГМ замкнутый цикл.



Но ничего страшного: границы промплощадки Уралгидромеди я уже показал ранее.

А в следующем материале просто и недолго расскажу как работает пакет скважин при подземном выщелачивании, почему это замкнутый цикл (более того – иным он и не может быть).

Ну и станет понятно, почему технологии подземного выщелачивания не только не “запрещены во всем мире”, а активно развиваются.


ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ:

Экология в Полевском. Начинаю журналистское расследование Евгения Ющука, с привлечением Уралгидромеди и Екатерины Ферфис

Итак, Экология в Полевском. Ставим циркуль в Уралгидромедь, проводим окружность и смотрим, что там внутри. Поехали!

Экология в Полевском и Уралгидромедь. Первая обратная связь и первая находка: Бесхозное рыжее болото

Официальный отчёт учёных об экологии в Полевском пытались скрывать от населения. Но я его покажу

Вместо документов – истерика по поводу “Изнанки Полевского”. Неужели, Катя Ферфис намеренно обманывала полевчан и осознала, что это скоро поймут все?

Мёртвая река и Южный провал вобьют осиновый кол в «честного блогера» Екатерину Ферфис, я считаю. Часть 1: Почему и чем бурлит Южный провал?

Шаг в сторону. Пилотный эксперимент Уралгидромеди по нейтрализации чужой кислоты. Он оказался успешным

Опасные шламохранилища Полевского Криолитового завода, борьба Уралгидромеди с чужими подземными потоками, «Мёртвая река» и роль консультанта Ферфис по экологии Валентины Бородиной в оценке экологической ситуации полевчанами



Tags: Бородина Валентина Васильевна, Полевской, Полевской экология, Уралгидромедь, Уралгидромедь Ферфис, Ферфис, Ферфис Ющук, Эколог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments