Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Краткие итоги выборов: не в цифрах, а в направлениях и смыслах. И что со всем этим делать

Как аналитик, наблюдающий многие аспекты политической системы (и выборы в том числе) изнутри, расскажу, что, на мой взгляд, сегодня происходит в стране и какие потенциальные риски это в себе несет.

Буду говорить тезисно, и под углом зрения: как в условиях, когда перемены объективно неизбежны, избежать резкого, радикального, неконтролируемого развития событий.

Об анатомии выборов в целом

1. Выборы в целом построены примерно на следующих принципах.

Главным является первоначальный фильтр допуска в кандидаты. На нём отсекаются те, кто может составить реальную конкуренцию кандидату от власти.
Не имеет значения, на популизме составить или на чем-то реальном, главное, что способен.

Когда кандидат от власти назначен, протестные голоса растаскиваются между разными партиями, отражающими ту или иную сторону протестных настроений.

Затем, в принципе, обычно начинаются честные выборы, или, скажем так, честные голосования. Более-менее честные, во всяком случае.

В итоге у кандидата от власти, в хорошем раскладе 50+ процентов, у прочих голоса нарезаны соломкой и разбросаны по партиям.


2. Повестка выборов «высушивается». Не зазывают или почти не зазывают приходить на выборы. В агитационных материалах могут вообще дату выборов не указывать порой.
Распространяются настроения, что выборы предрешены и не надо туда ходить, т.к. это пустая трата времени.


3. На выборы мобилизуют административным ресурсом бюджетников. А также туда ходят, по привычке, пенсионеры.
Этот «мобресурс» и делает выборы, при низкой явке.


Проблемы властей - системные

Несмотря на то, что выборы прошли довольно неплохо (если не говорить о Москве и Приморье), проблемы у властей крайне серьёзные.

И самое плохое, что описываются они известной фразой о несоответствии производственных отношений производительным силам.

И вот почему.

Проблема властей, во-первых, в том, что всё, что написано выше, перестало быть секретом.
На этих выборах оппозиция впервые очень системно, понятно и убедительно вскрывала все эти ухищрения.
А, как только подобные финты перестают быть тайной они начинают работать всё хуже и хуже. В эпоху соцсетей тайны такого рода сохранить нереально – они и не сохранились.

Во-вторых, население нищает. В результате протестная активность растёт. Если в 2000-2014 годах «стабильность» означала: «Завтра будет точно лучше, чем сегодня», то сейчас «стабильность» означает: «Перспектив нет, ситуация будет ухудшаться». Это приводит к росту протестного электората.

В США, к примеру, конкурируют две партии, тогда как остальные – на «подтанцовке». Косяки одной партии ведут к тому, что власть берёт вторая. Потом маятник качается в другую сторону.
Но там реальная конкуренция, что в переводе на русский язык означает: «Победитель получает временный доступ к финансам и распределению благ».

В России попытка сделать двупартийную систему в виде «Справедливой России» провалилась – вероятнее всего, потому, что те, кто уже получил доступ к ресурсам, вовсе не собирается его отдавать каким-то там парням из «Справедливой России».
Пока всё идёт хорошо – нет проблем. Но, когда начинает идти плохо – некому заменить временно попавших в опалу у народа управленцев, не вызывая глобальных изменений в стране.
Та же история с «ручным управлением»: провалы становятся личными провалами Первого лица и даже тщательно выведенный для публики образ «глуповатого премьер-министра», обычно служащего громоотводом, в таком случае перестаёт работать в полной мере.

Однако перечисленные выше моменты относятся главным образом, к тактическим проблемам. Самая большая проблема в другом.


Смена поколений как основная проблема политической системы России

Этот тезис выдвинул известный политтехнолог Вадим Дубичев, работающий сегодня в Резиденции Губернатора Свердловской области. Мы немало обсуждали с ним то, о чем я сейчас пишу и в этой части он, на мой взгляд, является одним из ведущих российских специалистов-практиков и теоретиков одновременно.

Дело в том, что по-настоящему радикальные события происходят, когда наступает та самая ситуация «несоответствия производительных сил производственным отношениям». Применительно к политике, это несоответствие системы работы власти тому, как эту власть видят граждане.

Когда происходит совершенно неизбежная смена поколений, необходимо и власти менять свои отношения с избирателями.

Люди, разбитые с детства на октябрятские звёздочки, пионерские отряды и комсомольские ячейки, ходившие строем на праздниках и выбиравшие из двух сортов колбасы, еще были готовы слушать, что скажет начальник.

Но люди, которые привыкли, что у них есть выбор в магазине и нет никакого строя, которым надо ходить, хотят иметь альтернативу и на выборах. И причем реальную альтернативу.
И еще, они хотят, когда становится хуже в материальном плане, снять с работы управленца, при котором стало жить материально хуже, и заменить на другого. Не суть важно, как будет потом – важно, что они этого хотят.

А нынешняя система выборов безальтернативна по своей сути. И эта система всё больше приходит в противоречие с желаниями тех, кто становится основной массой электората, в силу старения.

Уже и «мобресурс» срабатывает всё хуже: до избирательной урны люди доходят, но голосуют не за того, за кого сказал начальник.

Эти же представители более молодого поколения, желающие видеть во властях «менеджеров, нанятых в интересах избирателей», а не «отца-командира» или «царя-батюшку», занимают и властные кабинеты.

И все вместе они начинают симпатизировать тем немногим представителям своего и более молодого поколения, которые выходят на улицы.

И в армию они тоже приходят. И в полицию…

На всё это наслаивается возраст Первого лица и непонятная ситуация с преемственностью власти.

Если идти по пути «закручивания гаек» - то система, несомненно, на некоторое время стабилизируется.
Но потом сработает правило: «Самая хрупкая структура – это жесткая структура»: при достижении определенного уровня давления взрывается даже автоклав.

Вопрос в том, понимают это власти, или нет. У меня на него пока нет ответа.

Что делать?

Если говорит о том, что со всем этим делать, то, на мой взгляд, альтернатив двупартийной системе нет. Только по-настоящему двупартийной: с отлучением от кормушки тех, кто в данный момент проиграл выборы.

Тогда, в принципе, может найтись место и всевозможным политическим активистам (в т.ч. не очень адекватным), и реальным политикам.
Тем более, что класс крупных собственников уже сформирован и заинтересован в стабильности такого рода.

Правда для этого необходимо, чтобы чувство политического самосохранения возобладало над желанием консолидировать в своих руках активы как можно дольше. И необходимо, чтобы традиция: «Сменилась власть – отобрали активы» ушла в прошлое.
И вот, смогут это сделать власти, или не смогут – большой вопрос, ответа на который у меня нет.

Но так, как система сконфигурирована в данный момент, она не сможет долго существовать. А любое неконтролируемое изменение чревато грандиозными проблемами: ведь реформы, которые прошли сверху, очень отличаются от революционных преобразований, выносящих на поверхность непойми кого и приносящих с собой множество бед.

Евгений Ющук,
эксперт по Конкурентной разведке

Tags: Политика без иллюзий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments