Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Category:

Онкоцентр им. Блохина увеличил количество операций на 2500 в год. Как? И при чем тут коррупция?

В интервью "Известиям" директор Онкоцентра им. Блохина сказал: "Мы увеличили число операций на две с половиной тысячи в год".

Я заинтересовался вопросом, за счет чего он это сделал. Когда выяснил - дописал в заголовок: "И при чем тут коррупция?".

Итак.

Мои источники, которые, в силу доступа к информации внутри Онкоцентра им. Блохина, рассматриваются мною как достоверные и информированные, сообщают следующее.

В ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина была организована искусственная очередь на госпитализацию. С вполне конкретными целями: брать поборы за ускорение прохождения очереди. Понятно же, что в онкологии все хотят попасть на операцию как можно быстрее.

Когда Стилиди стал разбираться в причинах очередей - оказалось, что пациентов обследуют уже после госпитализации, а затем стараются притормозить выписку: например, со среды переносят на пятницу, а в пятницу говорят: "Ой, уже поздно - давайте, в понедельник выпишем".

Но при уменьшении "оборота койки" (это показатель такой) у Центр становится меньше денег, потому что пролечено меньше больных.

Стилиди, будучи опытным хирургом, оценил ситуацию и перенес обследование на догоспитальный этап - в поликлинику. И стал внимательно относиться к тому, чтобы пациента выписывали, как только ему позволяет состояние здоровья, а не "когда наступит следующий понедельник".

В результате очереди просто исчезли и даже появились свободные койки. А количество операций увеличилось на 2500 в год.

Пострадали, разумеется, те, кто пытался зарабатывать на продаже ускорения прохождения очередей. А выиграли Центр и пациенты.
И, кстати, сотрудники тоже выиграли: рассказывая о провале с зарплатами в июле (это правда, провал был), "активисты" умалчивают, что зарплаты существенно выросли в прошлом году. Так вот, выросли они, в том числе, и за счет этого самого ускорения оборота койки, воплотившегося в 2500 операций, т.к. в ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина стали поступать дополнительные деньги.

По той же причине - что деньги, вместо кассы ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина частично поступали в Фонд Менткевича, и возникли претензии к этому Фонду. Часть пациентов действительно может быть профинансирована только из Фондов - к примеру, при пересадке донорского костного мозга зарубежным материалом, или пациенты из-за рубежа. Но часть - российские пациенты, с патологией, которую Минздрав финансирует.
И, когда такие пациенты оплачены Фондом, Центр онкологии средств, которые можно было бы тратить на ремонты и оборудование (а не только на зарплаты врачей) недополучает.
Ну, а упорное желание финансировать таких пациентов из Фонда, вместо того, чтобы получать на них квоты - закономерно вызывает предположения какой-то личной заинтересованности учредителя Фонда Менткевича.
Особенно, принимая во внимание, что именно Менткевич, как говорят в руководстве Центра, должен подавать заявки на квоты (потому что он зам. директора) - но при этом Рыков в своих интервью заявляет, что, якобы, Менткевич не влиял на получение квот.

Полная подборка материалов - ЗДЕСЬ

И здесь:


Tags: Онкоцентр Блохина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments