Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Category:

Что упускают из виду журналисты, оценивая конфликт по линии "Менткевич-Попа vs Варфоломеева-Стилиди"

В медицинских академиях гематология почти не преподаётся. Цикл гематологии там очень короткий и позволяет понимать её общие принципы, а также - когда надо отправить пациента к гематологу.

У меня Красный диплом Свердловского мединститута от 1989 года и я провел в медицине в общей сложности 11 лет, успев даже окончить Клиническую ординатуру по терапии, поэтому знаю, что говорю в этом плане.
Это уже потом, в середине 1990-х я ушел из медицины в бизнес, получил второе высшее образование - экономическое, защитил кандидатскую диссертацию по экономике, и стал специализироваться, в силу исторических причин на Конкурентной разведке.

А онкогематология - еще более узкая и экзотическая специализация, о которой у обычного доктора еще более общие представления. Вглубь методик лечения обычный доктор не может забраться.

Это очень важно понимать для оценки конфликта по линии "Менткевич-Попа vs Варфоломеева-Стилиди" - и вот почему.
Центр им. Блохина состоит из нескольких Институтов. Один из них - детская онкология.

А в нем, в свою очередь, есть те, кто лечит "сОлидные" опухоли - т.е., такие, которые, в очень упрощенном представлении, можно потрогать руками, которые имеют геометрические границы, и которые можно вырезать или прицельно облучить (solidum, в переводе с латыни - "плотное вещество", "нечто твёрдое ") и те, которые затрагивают кровь. Во втором случае, образно говоря, опухоль "везде и нигде конкретно".

Вот этими вторыми опухолями и занимаются онкогематологи.
А всеми остальными занимаются не онкогематологи.

Онкогематологических пациентов не так много, соответственно и врачей-специалистов тоже немного. Их в Москве достаточно (что и позволяет заменить хлопнувших дверью "активистов"), но их немного в арифметическом смысле.

Кстати, говоря о хлопнувших дверью -там же есть и Рыков к примеру, который скорее администратор, и есть молодые врачи, которые только начали свой путь и совсем уж квалифицированными спецами не стали (вроде эффектной блондинки, которая собрала лайки пронзительным текстом, поразительно похожим по стилистике на тексты директора фонда "Настенька"). Но это к слову - чтобы картина была понятнее.

Так вот, директором Института Детской онкологии, входящего в состав Центра Блохина долгое время был не гематолог Мамед Алиев. Господина Алиева считали правой рукой предыдущего директора, и он ушел вслед за предыдущим директором.
Потом был период, когда подыскивали руководителя вместо Алиева - там был временно исполняющий обязанности уважаемый академик - тоже, насколько я понимаю, не гематолог. Да и временное исполнение обязанностей - это, по сути, поддержание системы в работоспособном состоянии, решение наиболее критичных проблем.

И Менткевич в этой очень-очень многолетней ситуации был, во многом, предоставлен сам себе. Бесконтрольно по профессиональной части.
Это немного похоже на то, как единственный сисадмин в организации может объявить себя носителем важных знаний - зная, что никто это не проверит.

И, напомню, что онкогематология в Центре Блохина - это маленький кусочек работы, так сказать, "в уголке" Центра.

А есть в Москве целый Центр онкогематологии. Он так прямо и называется: "Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева".
по сравнению с масштабами Менткевича - просто гигант. И в этом гиганте, понятно, есть онкогематологи.

Вот и получилось: в Центре Рогачева есть онкогематологи, их довольно много - и методики лечения активно развиваются, а в центре Блохина методики развиваются в негематологичеких направлениях.
А онкогематология в "Блохина" варится, во многом, в собственном соку.

Менткевич в этой ситуации, образно говоря, "забронзовел". Ну или "замшел" - если больше нравится.
В общем, на мой взгляд, в отсутствие контроля по профессиональной линии и конкуренции по ней же, Георгий Людомирович замедлился в научном развитии - вплоть, возможно, до полной остановки (по крайней мере, если читать мнение эксперта конкретно в онкогематологии - именно такое мнение складывается).

И вот Иван Стилиди пригласил руководить детской онкологией Светлану Варфоломееву. А она, помимо того, что неплохой организатор - на беду Менткевича еще и онкогематолог.

Дальше стало развиваться то, что примерно описано в известной сказке"Новое платье короля", с его знаменитой фразой: "А король-то голый"!
Не совсем так, конечно, но похоже.

А еще, Варфоломеева отлично знает, на что у государства именно в онкогематологии квоты есть, а на что нет.

И у Менткевича получился "абсолютный шторм": его подвергли критике и за то, что он квоты недополучает и за методики лечения, которые, как считают эксперты (а не только Варфоломеева) устарели и менее эффективны, чем современные, но при этом более токсичны.

Да тут еще Варфоломеева стала интересоваться фондом "Настенька" (как раз вникая в причину, почему квоты не получают в должном количестве).
А потом еще и добралась до бокса с плесенью.

Тут надо понимать, что дети в отделении, где пересаживают костный мозг, имеют очень слабый иммунитет. Их нельзя к грибкам, они могут от грибковой инфекции погибнуть.
Варфоломеева, судя по материалам СМИ, требовала бокс закрыть на ремонт. но бокс - это деньги, пока он работает. И его не закрывали, вопреки требованию.

А дальше, как я понимаю, у кого-то из этой компании, в которую входят четверо "активистов", записавших видеообращение (вероятно, у Рыкова - он самый активный в качестве "говорящей головы"), в приятелях нашелся пиарщик, который предложил "рульнуть". И, судя по методам, а также площадкам, этот пиарщик был из навальнят.

Обиженные (и опасающиеся попасть под уголовку за плесень в боксе - особенно если окажется что действительно есть погибшие от грибка дети) онкогематологи полезли в бутылку. И, так сказать, "застряли в горлышке": когда выяснилось, что врать можно лишь до определенного момента, а потом начнут подвергать исследованию каждое их заявление.
И они посыпались, как карточный домик.
А то, как они попытались свалить плесень на Варфоломееву и Стилиди, в краткосрочной перспективе, может, и работало, но наверняка будет побито предъявлением документов, из которых следует что как раз Варфоломеева и нашла плесень в боксе, а не развела её там (да и не успела бы она, придя в июне).
Вот и получается, что эта плесень сейчас сработает против "активистов" - в плане доверия к ним точно, но, возможно, даже и в уголовно-правовом смысле.

Вот так на данный момент у меня складывается картина. Но пока это не окончательный вариант, надо еще разбираться в этой части.

Наблюдаем

Полная подборка материалов - ЗДЕСЬ

И здесь:


Tags: Максим Рыков онкоцентр, Менткевич Георгий Людомирович, Онкоцентр Блохина, Онкоцентр Димы Рогачева
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments