Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Менткевич, Онкоцентр им Блохина и Благотворительные фонды (прежде всего "Настенька"). Краткое резюме

Этот материал я сделал по итогу беседы в комментариях с людьми, которые занимают позицию: "Мы не хотим вникать в ситуацию внутри Центра им. Блохина, но зачем вы обвиняете фонд Настенька в том, что он плохой? Он хороший, у него репутация хорошая"  (про репутацию, это действительно так - прим. Е. Ющука).
Ну и приводили определенные аргументы.

Соответственно, на них я и давал свои разъяснения. Отмечая при этом, что невозможно не вникать в ситуацию конфликта в Онкоцентре им. Блохина, т.к. там сплетён клубок сразу нескольких интересов (и некоторые могут быть порой сразу в одном человеке):

- корыстный умысел, желание заработать денег, пусть даже в ущерб Центру;

- боязнь, что могут посадить в тюрьму за смерть ребенка;

- досада, что уютный, сытый мир, сложившийся за много лет, начинает меняться и могут потребовать работу работать, да еще и кормушку прикрыть;

- обида от ощущения грядущего проигрыша в конкурентной борьбе с другими подобными лечебными и научными центрами;

- научные "понты", сиречь борьба научных школ (это явление обычное, в принципе, нормальное и даже полезное, но порой доходящее до истории, описанной Джонатаном Свифтом в книге о Гулливере, на примере баталий "остроконечников" с "тупоконечниками");

- карьерные амбиции уровня: "А чего это меня, МЕНЯ!!! - такого классного не назначили, а вот эту (этого) назначили? Несправедливо!";

- личная неприязнь;

А потом счел, что они полезны всем, кого интересует конфликт в Онкоцентре им. Блохина, а также моя позиция в отношении фондов.


И я вынес это отдельным постом:

1. Претензии возникли к Георгию Менткевичу. Он - зам. директора Института.

Он сделал так, что квот недополучали (официальная информация Администрации Центра).

И из-за этого операции, которые могли финансироваться из квот, финансировались из фондов. (официальная информация Администрации Центра)

У него просматривается корысть в этом, из-за разницы в оплате врачей при этих разных источниках финансирования (официальная информация Администрации Центра)

При этом Центр недополучал средств, которые пускаются на развитие Центра - потому что, в квотах они заложены, а квот недополучали (официальная информация Администрации Центра)

2. Вы утверждали, что фонды не финансируют российских граждан. А вот сами "активисты" утверждают обратное:




3. Господин Менткевич утверждал, что фонд Настенька не финансировал трансплантации.






Но в отчете самого фонда Настенька за 15 лет прямо написано, что оплачивал:






4. Фонд Настенька расположен на территории подразделения больницы, где его учредитель одновременно был должностным лицом.
При этом сам фонд Настенька на своем сайте сообщает, что это необычная ситуация:





5. Отношения между должностным лицом больницы Менткевичем (к которому возникли вопросы, в связи с приоритетом, отдаваемым им фондам, вместо квот, по вопросам, где квоты могли быть получены) и руководителем фонда Настенька (она же второй учредитель фонда) носят, судя по информации из открытых источников, дружеский характер.

В дружбе между людьми нет ничего плохого. Однако есть практика уголовных процессов - там, в случае наличия корысти дружеские отношения между фигурантом уголовного дела и тем, кто, по версии следствия, помог ему осуществить корыстный умысел, расценивается как косвенное доказательство сговора.
И суды это именно так рассматривают обычно.
В данном случае нет никакого уголовного дела, я привожу это исключительно для понимания того, как вообще подобные отношения выглядят.

На этом фоне, на официальной страницы фонда Настенька в Фейсбуке есть, к примеру, такое фото:





Даю картинку, которая под халатом у господина Менткевича, крупно:





******************

Резюмирую:

1. Фонды делают важное, нужное и полезное дело. Они очень нужны.
И, прежде всего, они нужны там, где помощь оказывается иностранным гражданам, а также где государство не может охватить оплату квотами (есть ряд операций такого рода и фонды там - единственная возможность помочь человеку).

2. Отношения между должностным лицом Центра Менткевичем и руководителем фонда Настенька носят характер не только деловых связей формата "фонд-больница", но и дружеских.
Кроме того Менткевич входит в состав учредителей фонда "Настенька", а сам фонд находится на территории, где работал должностное лицо Менткевич.

3. К Менткевичу есть претензии по поводу оплаты из фондов, вместо квот (в т.ч. по вопросам, которые квотами, как официально сообщает Администрация, охватывается) - что, по данным Администрации Центра им. Блохина выгодно Менткевичу и невыгодно Центру.

Поскольку в таком случае просматривается наличие потенциального корыстного интереса у должностного лица госучреждения - автоматически появляются и неприятные вопросы к нему.

4. Непосредственно к фонду Настенька я пока претензий не видел.
Именно поэтому, на мой взгляд, нет претензий к руководителю фонда Джамиле Алиевой, в то время как к Георгию Менткевичу есть множество претензий.

Фонд Настенька, как я вижу ситуацию, за пределы рамок работы фондов не выходил. Даже если обнаружится, что он оплатил то, что должно перекрываться квотами.
Потому что, фонды оплачивают то, что пришли по заявке и не имеют возможности проверять - могло это быть оплачено из квот или не могло (да и не надо это на них возлагать).

А вот должностное лицо госучреждения Георгий Менткевич наоборот должен был это контролировать.

Допускаю, что Джамиля Алиева отдавала себе отчет в том, что помогала Менткевичу оплачивать пациентов из фонда там, где можно было делать это через квоты. Но точно так же можно предполагать, что Менткевич ей этого не рассказывал.
Это в данный момент и в рамках имеющейся информации непонятно и неизвестно, потому и не может являться основой для претензий в адрес госпожи Алиевой и фонда Настенька.

Собственно это всё в рамках той информации, которую я на данный момент смог найти. Будет новая информация - будем смотреть её - и делать выводы.

P.S. Есть еще вопрос к господину Менткевичу о поводу грибка, от которого умер ребенок - этот грибок выявила Варфоломеева и Варфоломеевой же затем пытались его предъявить "активисты", в рядах которых состоит и Менткевич (что следует из его участия в их видеообращении).

Отделение, где умер ребёнок, находилось в Институте, где Менткевич был зам. директора. Полагаю, что Менткевич, работавший там столько времени, не мог не знать о проблеме плесени. А, зная о ней, не мог не понимать опасности и до гибели ребёнка.
Но закрытие на ремонт даже части небольшого отделения, в котором была плесень - это снижение денежного потока. Вероятно, поэтому "активисты" (в т.ч. друг Менткевича Попа, заведующий заплесневелым отделением) пытались оттянуть момент ремонта как можно дальше.
Тем не менее, Менткевич не только, насколько я понимаю, не принял мер к исправлению ситуации с этим грибком, но еще и поучаствовал в обвинениях в плесени новой Администрации. Хотя история с гибелью ребенка была в Институте хорошо известна - поскольку это ЧП.

Есть вопрос по поводу методик лечения, применяемых в подразделении Менткевича, которые сам господин Менткевич считает передовыми и замечательными, а эксперты в онкогематологии - устаревшими, не самыми эффективными и более токсичными, чем современные.

Но к фондам это уже никакого отношения не имеет.


ДОПОЛНЕНО.

Уже после публикации этого материала я обнаружил на странице Центра им. Блохина в Facebook релиз, подтверждающий мои выводы о наличии претензий к сотруднику госучреждения, от которого зависело, что какая часть работ к фондам, но не претензий  к самим фондам:




Полная подборка материалов - ЗДЕСЬ

И здесь:

Tags: Благотворительные фонды, Онкоцентр Блохина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments