Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Category:

Наилучшее решение для фонда "Настенька". Моё личное мнение

Проблема, из-за которой фонд "Настенька" оказался в эпицентре скандала, порождена двумя учредителями фонда "Настенька".

В первую очередь, конечно, Георгием Менткевичем, который совмещал учредительство в Фонде "Настенька" и пребывание в Попечительском совете этого фонда (который, в общем-то и контролирует расходование средств Руководителем) с должностью в государственном учреждении.

При этом фонд "Настенька" располагается на территории, которую господин Менткевич как должностное лицо и контролировал. Причем это, как пишет сам фонд "Настенька" на своем сайте, нетипичная ситуация:




Но и второй учредитель фонда "Настенька" - Джамиля Алиева - не в меньшей степени ответственна, на мой взгляд, за вовлечение "Настеньки" в скандал. Потому что, если посмотреть в поиске Яндекса по СМИ "Джамиля Алиева" - можно без труда увидеть, как госпожа Алиева активно поддерживает "активистов".
Чем, бесспорно, ломает картину равноудаленного, независимого (от дрязг в больницах и подковёрных интриг там) фонда.







Неудивительно, что когда директор Центра им. Блохина Иван Стилиди рассказал в "Комсомольской правде" о перекосе в соотношении финансирования из квот и из фондов, наблюдаемые в Институте, где замдиректора был Менткевич - возникло ощущение или возможного сговора Менткевича с Алиевой, или использования Менткевичем фондов (в т.ч. фонда Менткевича-Алиевой "Настенька") "втёмную".

Усилили эти ощущения и "говорящие" фото, размещенные на страницах фонда "Настенька":

!!! В этом лагере только один вождь Менткевич Настенька с подписями.png

Вот надпись под халатом Менткевича крупным планом:



А вот слова директора Центра им. Блохина Стилиди и руководителя Института детской онкологии Варфоломеевой, из которых следует, что в действиях Менткевича вполне можно усмотреть признаки личной корысти, причем в ущерб Центру:

- А что там с фондами не так?

- Да, это самая главная причина, которая и спровоцировала этот взрыв, - говорит Стилиди. - Расскажите, Светлана Рафаэльевна.

- Отделение трансплантации костного мозга в год может выполнять до 70 операций по пересадке. Но почему-то заявок на квоту в Минздрав поступало всего 20.

- А остальные операции проводились за счет благотворительного фонда, - снова вступает в разговор Стилиди. - Хотя мы могли справиться сами, просто вовремя подавая заявки на квоты и получая деньги на операции от государства. Вместо этого создавалась истерия, что вот лечить не на что, давайте соберем всем миром. Отмечу, что в благотворительных фондах нет ничего плохого. Все с ними работают и это большое подспорье. И я за, и все за то, чтобы они работали там, где это необходимо. Но здесь оказалась скрытая часть айсберга. Как только Варфоломеева объявила о том, что со следующего года мы переходим на лечение пациентов по квотам государственного задания и точно получим финансирование, вот тут и началась информационная атака на Варфоломееву, а затем и на весь Онкоцентр, ото всюду полилась ложь.

- В чем выгода врачей от операций, оплаченных фондом, не понимаю?

- Дело все в том, что фонды сами в своей смете закладывают оплату работы врачей, - вступает в разговор начальник отдела организации оплаты труда Анастасия Кукушкина. - Зарплаты заложены в их смете. И они в несколько раз выше тех, которые предусмотрены стандартами Минздрава.

- Получается 20 проводили за счет Минздрава, а 50 за счет фондов?

- Именно! То есть 65 %!

- При этом благотворительный фонд «Настенька», который активно сотрудничал с детским Институтом, им руководил сам Менткевич. То есть фактически он привлекал средства граждан, из которых сам платил себе и своим товарищам. Вот так.

Лекарства, зарплаты, бюрократия и все-все

............

- Еще одна непонятная деталь. Выяснилось, что для исследования функции сердца всех детей почему-то отправляли в другое учреждение. Это для семей стоило 5 800 рублей (не маленькая сумма для региональных пациентов).

- Видимо, в этом тоже была определенная выгода, - добавляет Стилиди. - И теперь, с приходом Варфоломеевой, такое же исследование делают у нас в НИИ «Блохина» бесплатно.

- Разные детали всплывают теперь. Из прессы (родители давали интервью) выяснилось, что лекарства, которых нет в РФ, но которые необходимы для лечения лейкозов у детей, родители закупали сами. Я впервые такое вижу, потому что во всех других клиниках их предоставляет бесплатно фонд «Подари жизнь». Только у него есть лицензия на закупку и ввоз в РФ этих препаратов. Как и где родители их покупали сами? Как хранили? И, главное, каким образом купленные непонятно где лекарства вводились в отделение - вообще загадка, - говорит Варфоломеева. - Будем выяснять.

Это из статьи в Комсомольской правде. Из этой: https://www.ural.kp.ru/daily/27040.4/4104700/





Дабы не было неправильных интерпретаций слов руководства Центра, оно затем отдельно уточнило, что к фондам претензий нет, они действовали в рамках своих задач и процедур, а вот к сотрудникам Центра, которые работали с деньгами фондов, есть претензии.

Особо выделили фонд "Настенька" - скорее всего, я думаю, в связи с тем, что госпожа Алиева отреагировала на слова руководителей Центра особенно бурно.

Фонд Настенька и Центр Блохина.png

Уж не знаю - в силу ли общего темперамента реакция госпожи Алиевой была настолько сильной, или же госпожа Алиева имеет основания опасаться результатов проверки. Может, позже это прояснится, а может и нет.

Вот, в этой точке мы сейчас и находимся.


Что можно порекомендовать фонду "Настенька"?

Во-первых, часть проблемы уже решилась сама собой: Георгий Менткевич остался лишь уредителем и членом попечительского совета фонда "Настенька", но перестал быть должностным лицом Онкоцентра им. Блохина.

Во-вторых, сохраняется двусмысленная ситуация: фонд "Настенька" продолжает пребывать в Онкоцентре, что не слишком похоже на равноудалённость, которая должна, по идее, быть у фондов. Ведь Благотворительный фонд должен помогать детям, а не участвовать во внутрикорпоративных разборках.

Поэтому, на мой взгляд, госпоже Алиевой и господину Менткевичу как учредителям фонда "Настенька" наиболее целесообразно сейчас найти для фонда другое помещение и стать именно "равноудаленной" от всех больниц. Вот, как другие фонды.

А там время рассудит. Найдет госпожа Алиева и господин Менткевич в себе силы помогать детм в ненавистном теперь уже им, похоже Онкоцентре им. Блохина - прекрасно. Возобладают в них эмоции - ну, значит, возобладают.
Если будет отмечена хотя бы пара отказов маленьким пациентам Онкоцентра им. Блохина в финансировании - фонду Алиевой и Менткевича, возможно, придется искать себе другую нишу приложения усилий. Принцесса Диана вон, помнится, с минными полями в Африке боролась.

Ведь амбиции и даже фрустрации Менткевича, Алиевой и кого угодно еще - это их личное дело, а маленьким пациентам надо помогать. Там, где государство не перекрывает проблему квотами, разумеется.

P.S. Надо сказать, что участие Георгия Менткевича в акции вместе с гражданином Рыковым тоже не добавляет "плюсов в карму" учреждениям, в которых он состоит. В связи вот с этим событием: Активист Максим Рыков "угнал" журнал у онкологов, подделав подпись? Будет уголовное дело?.
Просто исходя из понятного каждому с детства принципа: "Скажи мне, кто твой друг - и я скажу, кто ты".
Честно говоря, я не знаю, что Менткевич с этим дальше будет делать.

Полная подборка материалов - ЗДЕСЬ

А также ВКонтакте: https://vk.com/onkocentrblokhina

И здесь:


Tags: Благотворительные фонды, Джамиля Алиева, Иван Стилиди, Менткевич Георгий Людомирович, Онкоцентр Блохина, Светлана Варфоломеева, Фонд Настенька
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments