Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

По просьбе Вадима Аверьянова: На чём «разводят» публику «экоактивисты» Квашниной-Возьмителя

Сначала преамбула

Я более года наблюдаю за тёплой компанией, обосновавшейся в заповеднике «Денежкин камень» на госбюджете.
Мотивы их действий считаю корыстными.
А самих их считаю обыкновенными вымогателями, рядящимися в одежды борцов за экологию - вот по этой причине:

О том, как Константин Анатольевич Возьмитель, который наел такие объёмы, что не в каждую дверь пролезет, мечтал дополнительно "зажиреть" (да, да, буквально: за-жи-реть), если УГМК будет, как я понимаю, ему платить, я рассказывал:




Сами видете: “Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть»
(с) К.А. Возьмитель.


Вот, СУБР, к примеру, портит окружающую среду, но приносит взамен материальные блага - и он, по мнению Возьмителя,  хороший. Такая вот незатейливая картина мира у Константина Анатольевича. И могучий интеллект, под стать телесам - который и  сподвиг господина Возьмителя на эти чистосердечные признания:

///О Краснотурьинске:
Один был недостаток, - чадящий монстр, алюминиевый завод. Или - "фабрика облаков". Реально, завод делал погоду над всем городом. Бывало, выйдешь на улицу - пасмурно. А за город отъедешь, - ясно, ни облачка. Оглянешься на город - он в облаке. В этом облаке не только пар, там всякой бяки до полна.
И люди знали, дышали и терпели.
Именно завод обеспечивал городу его благополучие.

Я, честно, не думал-не гадал, что производство на заводе будут сильно сокращать, как пишут, - закрывать завод. То есть, до прекращения производства алюминия.
Если бы в девяностых годах от туда не уехали немцы, немцы что-нибудь придумали бы. А сейчас за город страшно. Конечно, завод устарел. Конечно, травил он город и всю округу. Но раки в заводском пруду - водились. ///

(с) Константин Возьмитель

Если некий гражданин заявляет, что он "заприроду" и "заэкологию", а потом оказывается, что те загрязнители окружающей среды, от кого он имеет материальные блага - хорошие, а от кого не имеет - плохие... ну вот я таких считаю вымогателями.

Теперь конкретно про северные реки Урала

Уральские горы - очень старые. Они разрушаются, вследствие чего на поверхность выходит множество полезных ископаемых.

Именно прямо на поверхность. К примеру, на Гумёшевском месторождении в Полевском 300 лет назад начали добывать медь потому, что там нашли места плавки меди ещё древними людьми.

Такие места выхода полезных ископаемых на поверхность называют рудопроявлениями.

Причем так во всех старых горах. Вот, для примера, про Кавказ:




На Урале металлы, попадающие в воду - это, как правило, железо, медь, цинк, алюминий.

И еще важно понимать, что когда железные колчеданы оказываются на поверхности, на них воздействуют так называемые тионовые бактерии. Вот что пишут об их метаболизме:

"Энергию для синтеза органических веществ они получают, окисляя сероводород или другие восстановленные соединения серы: сульфиды металлов, полисульфиды, неорганические тиосульфаты, политионаты, молекулярную серу.
Основным продуктом окисления соединений серы являются сульфаты. Некоторые серобактерии способны к неполному окислению — например, до элементарной серы. Некоторые из таких бактерии способны накапливать хлопья серы в клетках (pоды Chromatiaceae) или вне клеток (рода из группы зелёных серных, pоды Ectothiorhodospiraceae) и в условиях нехватки сероводорода окислять их дальше, до сульфат-иона".


Если не углубляться в химию, а сказать простым языком: тионовые бактерии (они же, серобактерии) жрут железную руду и выделяют серную кислоту.

А далее получается следующее. Каждая отдельная тионовая бактерия выделяет мизерные количества серной кислоты. Но их очень много - и в результате кислоты набирается немало.

Далее вступает в дело явление выщелачивания. Лучше всего его можно понять на примере алюмосиликатов - это, говоря упрощенно, "почти алюминиевая руда, но ещё песок".
Если взять боксит или алюмосиликаты и накрошить их в воду - будет просто грязная вода, с нерастворимым алюминием. Но, если воду закислить, растворимость алюминия возрастает в тысячи(!) раз. И алюминий становится растворенным в воде.

Та же история с воздействием кислоты происходит и у многих других металлов: они становятся растворимыми. Метод выщелачивания алюминия или меди из руды вообще на этом основан.

Понятно, что тионовым бактериям фиолетово, отчего руда оказалась на поверхности - от рудопроявления, или от карьера.

И понятно, что там, где старые горы и есть большие месторождения, вокруг - множество мелких месторождений и рудопроявлений. На Урале весь Север такой.

Поэтому, когда "экоактивист" пьёт из лужи, он получает не только разнообразных глистов, но и запросто может напиться металлов, которые попали в реку из рудопроявлений. .
А пьет "экоактивист" из любой прозрачной проточной лужи, потому что ему так нравится делать - видимо, он себя частью природы ощущает (но не до такой степени, чтобы переселиться в лес, жить охотой, рыбалкой и собирательством и отказаться от цивилизации - ибо "экоактивисты" в массе своей лицемерны).


Именно поэтому я не исключаю, глядя на мужа-подчинённого Квашниной Возьмителя и зная состав руд на Новом Шемуре, что Возьмитель, возможно, годами пил воду с избытком алюминия. По крайней мере, часть симптоматики - в плане интеллекта этого гражданина - на эти мысли наводит.

Причем "экоактивисты" не делают анализов прозрачной воды, если поблизости нет промышленных предприятий - я полагаю, просто в силу своей общей безграмотности.

Хватило же ума у Квашниной с Возьмителем заявлять поначалу, что, наверное, у УГМК кран какой-то есть, которым она регулирует сброс подотвальных вод в реки. Попытайтесь себе просто представить такой кран...


Причиной этого гениального вывода было то, что загрязнение то есть, то его нет. Догадаться, что тионовые бактерии вырабатывают значимое количество кислоты долго, потом она копится под отвалом, а потом в дождь или паводок ее смыло - и она должна снова накопиться - этим гражданам в голову уже не приходит. Они в нее вообще, по-моему, преимущественно едят.


Потом происходило понятно что: в дождь замеры делать не ехали, а после дождя все нормально становилось: смыло кислую воду, а новая еще не набралась.

Отсюда, кстати, у меня большие вопросы к госпоже Ворончихиной из Пермской лаборатории. Эта дама неизменно находит много загрязнений. Всегда. И смело пишет, где была взята проба.

И никто, почему-то, не задался вопросом: а она откуда вообще знает, сидя в Перми, где проба на самом деле была взята и откуда берется ее уверенность, что туда просто не добавили чего-то в пути? Честняги из "Денежкиного камня" рассказали? Так они, простите, "врут как дышат", что давно показано на разных примерах.

Так что, Север Урала и без УГМК, РМК, СУБРа, РУСАЛА и вообще без техногенного участия традиционно загрязнен металлами - в силу выхода руд на поверхность.

К этому на Урале добавляются сотни брошенных карьеров и отвалов.
В паводок просто переливается через край и всё содержимое оказывается в реках. Именно так и произошло в 2017 году, когда был необычайно сильный паводок и вся дрянь из карьеров оказалась в реках.
Она и привела к тому, что Тальтия позеленела - с чего и начался интерес к проблеме рек Севера Урала. Тревогу били жители Ивделя - и правильно делали. А Квашнина с Возьмителем, я полагаю, тогда еще не замыслили подзаработать на теме - и не вмешивались.

Вмешались они через год после начала проблемы и через полгода после того, как государство стало её решать. И то отметились с глупостями про "кран" и про "мы боимся за заповедник" - это при том, что тот расположен выше по течению. Теперь они уже стесняются нести эту чушь - решили рассказать, что их рыба беспокоит - мол, не могут к ним рыбы подняться.

На вопрос - до какого места распространяется их беспокойство о рыбе - до Атлантического океана в Европе, или, быть может, до Флориды - они не отвечают. Как не рассказывают и о том, как они охраняют бродячих собак в заповеднике и в особенности, какие меры приняли для защиты динозавров - раз уж начали фантазировать.

А на рудопроявления и "заброшки" накладываются действующие производства.
Но как раз действующие производства наиболее понятны и с ними порядок наводят. А с заброшками - нет.
А с рудопроявлениями наводить порядок невозможно - они просто есть, появившись, возможно, задолго до появления в этих краях первых людей.

И вот о рудопроявлениях "экоактивисты" вообще предпочитают помалкивать. Полагаю, оставляют "на сладкое" - чтобы дальше пытаться "зажиреть", расписывая, как им Ворончихина Евгения Александровна алюминий с медью намерила в тех бутылках, что ей привезли (доверительно сообщив, видимо, что писать о месте забора проб и об условиях транспортировки). Ведь Возьмитель вслух мечтает срубить денег и "зажиреть". Как же они могут о рудопроявлениях говорить в такой ситуации.

Ну и отдельная история - это рассуждения Возьмителя и Владимировой о подотвальных водах и очистных сооружениях. Два "крупных специалиста" блажат на тему "ванночек", которые не справляются. Они бы еще про ядерную физику порассуждали - в ней эти двое примерно столько же понимают.

Такие дела. Я обещал написать свою точку зрения на эти проблемы и поделиться наблюдениями - я это сделал.

Tags: Возьмитель зажиреть, Ворончихина Евгения Александровна, Денежкин камень, Квашнина Анна Евгеньевна, Константин Возьмитель, Надежда Владимирова Денежкин камень, Рудопроявления, Северные реки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments