Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Директор заповедника «Денежкин камень» опять ввела журналистов в заблуждение — теперь на радио «Эхо

Директор заповедника «Денежкин камень» опять ввела журналистов в заблуждение — теперь на радио «Эхо Москвы»? Но опасную «экошколу» ей всё равно придется делать безопасной


В конце сентября 2019 года директор ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень» Анна Квашнина заявила журналистам:



«У нас есть так называемое такое мероприятие экологического просвещения – это экологическая школа «Денежкин камень». И мы видим как раз то, что выходит, ну, не от Вас конкретно, ну, от педагогов. Мы работаем с детьми, которые идут к нам из школы. Честно говоря, то, что мы видим – это ужасно. Вот».



Именно так — в настоящем времени: «у нас есть экологичекая школа», «мы работаем с детьми».

Квашнина - есть экошкола.png
Скриншот с сайта радио «Эхо Москвы». Анна Квашнина заявила, что в «Денежкином камне» «экошкола», которая ранее была признана небезопасной, проводится — в настоящем времени. Однако оказалось, что она не проводится с весны 2019 года, когда и разразился скандал, который закончился прокурорской проверкой



Однако у всех на слуху недавний скандал, в связи с тем, что так называемая «экошкола», которой многие годы отчитывалась Квашнина, оказалась нелегальной.

Прокуратура в ходе проведенной проверки, установила, что «экологическая школа является принимающей стороной при проведении своих просветительских мероприятий для организованных групп детей, о чем свидетельствует наличие заявок установленной Заповедником форма, приказов о проведении «экошколы», определяющих место проведения школы, сроки ее работы, состав инструкторов из числа сотрудников заповедника, начальника… Помещение, в котором проводятся занятия, именуется как «учебный класс».
Согласно п. 2.7 положения, по итогам работы «экошколой» выдается удостоверение, при повторном обучении в «экошколе» в удостоверении делается отметка. Удостоверение может быть не выдано в случае неудовлетворительного характера участия «экошкольника» в работе «экологической школы».
Данный пункт противоречит указанным в положении формам проведения просветительского мероприятия (экскурсия, беседа, игра), т.у. данные формы не предполагают итогового оценивания, тем более не определены критерии отнесения к неудовлетворительному характеру участия в работе «экошколы».

Таким образом деятельность «экошколы» хоть и не является с юридической точки зрения образовательной, но фактически ее организация имеет признаки образовательной».



Особо отметила Прокуратура и безответственное отношение руководства заповедника «Денежкин камень» к здоровью и жизни детей: «Являясь стороной, принимающей организованные группы детей, Заповедник вместе с тем не несет ответственность за жизнь и здоровье участников своего просветительского мероприятия, не проводит инструктажи по технике безопасности… Отношения между заповедником и приезжающими к ним организованными группами детей никак не урегулированы: не существует ни договора, ни соглашения о взаимодействии, в котором бы были определены обязательства и ответственность сторон при нахождении в «экошколе».

Уделила прокуратура внимание и формализму подхода Анны Квашниной к организации быта детей, отметив, по сути, что Квашнина (вероятно, с целью избежать возможной  ответственности) «подставляет» школы, доверившие ей своих учеников:

«Согласно п. 3.2 положения, организация проживания, приготовления пищи, топки печей, обеспечения водой осуществляется руководителями групп, приезжающих на экскурсионные мероприятия. Таким образом, руководитель группы должен нести ответственность за выполнение требований пожарной безопасности, СанПиН, антитеррористической защищенности в помещениях, принадлежащих частным лицам, не имея возможности обеспечить их выполнение на чужих объектах».

В результате Прокуратура прямо сделала вывод о том, что «экошкола» опасна для детей: «Таким образом, безопасность детей при участии в просветительских мероприятиях «экошколы» Заповедника в настоящий момент, по сути, не обеспечена»»

В итоге Прокуратура вынесла официальное Предостережение в адрес Квашниной, где установила, что «экошкола» должна быть оформлена либо в качестве кружка (при условии получения лицензии на ведение образовательной деятельности по программам дополнительного образования), либо в качестве экологической экспедиции или экологического лагеря (при условии регистрации в реестре лагерей, разработки программы лагеря и получения заключения Госпожнадзора, санитарно-эпидемиологического заключения, при выполнении необходимых требований, предъявляемых к организации лагерей).








Вот почему, услышав на радио «Эхо Москвы» информацию о том, что Анна Квашнина в Заповеднике «Денежкин камень» якобы «работает с детьми, которые идут к ним из школы», мы задали госпоже Квашниной следующие вопросы:



«Сообщите, пожалуйста, по каким правовым основаниям Вы возобновили работу экошколы?

Кто Вам подписал на это документы и какие документы?

Какие школы участвовали в проведении экошколы после её повторного открытия и когда состоялась учёба (учёбы)»?



В своем ответе Анна Квашнина сообщила, что «в ходе прокурорской проверки, проведенной в июле 2019 года по вопросам законности реализации заповедником проекта «Экологическая школа «Денежкин камень», каких-либо нарушений законодательства прокуратурой г. Североуральска выявлено не было».



И добавила к этому: «в адрес заповедника направлено предостережение с рекомендациями по организации работы, в целях исключения неправильного толкования деятельности, проводимой в рамках проекта «Экологичекая школа Денежкин камень».



То есть, похоже, Анна Евгеньевна полагает совершенно законной небезопасную экошколу? А требование обеспечить безопасность детей, получить лицензию, получить заключение Госпожнадзора и санитарно-эпидемиологическое заключение – в картине мира А.Е. Квашниной является, похоже, «исключением неправильного толкования деятельности»?



Если так – то перспективы возобновления работы «экошколы» выглядят весьма призрачными.



Когда госпоже Квашниной предлагают (настойчиво предлагают, в официальном прокурорском документе) принять конкретные меры по приведению документов в порядок и обеспечить безопасность детей, а Квашнина, кажется, считает, что ей предложили что-то «толковать» — это мало похоже на то, что Квашнина вообще способна организовать  «экошколу» в соответствии с требованиями Закона, а не только собственными представлениями.



Любопытно, что после своего спича о «толковании деятельности» сообщила, что с весны 2019 года «экошколы» не проводились – что, по нашему мнению, косвенно свидетельствует о понимании Квашниной незаконности своих предыдущих действий.



А брать на себя риски за продолжение такой деятельности Квашина, которая уже имеет один выговор от Минприроды, явно не хочет.



Ведь после второго выговора можно вполне получить Приказ об увольнении.



Ни слова не сказала, кстати, Квашнина и о том, как она взаимодействует с Управлением образования г. Североуральска, которое еще летом 2019 года предлагало Квашниной консультации по поводу получения лицензии:






Впрочем, у госпожи Квашниной могут вскоре наступить новые времена в вопросе «экошколы».



Дело в том, что Интермонитор обращался в Генпрокуратуру с вопросом о причинах бездействия сотрудников федерального Минприроды – как по поводу «экошколы», так и по поводу того, что сотрудники заповедника «Денежкин камень» систематически находятся в соцсетях в рабочее время, где болтают между собой на отвлеченные темы.



Генпрокуратура ошибочно отправила материал в прокуратуру Свердловской области (не обратив внимания на федеральное подчинение Заповедника), а Областная прокуратура, в свою очередь, переадресовала наш запрос в Правительство Свердловской области.



Так вот, Правительство Свердловской области, за подписью Первого заместителя Губернатора Свердловской области А.В. Орлова сообщило, что Квашниной «необходимо получить лицензию на осуществление образовательной деятельности».


А это уже явно выходит за пределы «рекомендаций по правильному толкованию действий» Квашниной.



Экошкола - надо лицензию. Денежкин камень.png




Ну, а в Генпрокуратуру РФ мы направили повторный запрос, т.к. ситуация с бездействием сотрудников федерального Минприроды в отношении безобразий, происходящих в «Денежкином камне», по-прежнему требует прояснения.


Чем-то же мотивированы чиновники в федеральном Министерстве природных ресурсов, «не замечающие», как в реальности работает за зарплату из федерального бюджета коллектив под руководством госпожи Квашниной.



На этот раз мы акцентировали внимание на том, что «Денежкин камень» — бюджетное учреждение федерального подчинения – поэтому, и разбираться с нерадивыми работниками должны в Москве.
Как и с теми сотрудниками Минприроды, которые бездействуют, зная, как на самом деле работает (или «работает») заповедник.



Автор: Евгений Ющук



http://www.intermonitor.ru/direktor-zapovednika-denezhkin-kamen-opyat-vvela-zhurnalistov-v-zabluzhdenie-teper-na-radio-exo-moskvy-no-opasnuyu-ekoshkolu-ej-vsyo-ravno-pridetsya-delat-bezopasnoj/
Tags: Денежкин камень, Квашнина Анна Евгеньевна, Минприроды круговая порука, Экошкола, Экошкола и Минобразования, Экошкола и правительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments