Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Материалы уголовного дела не подтверждают позицию «подрывников-самосожженцев» из Нижнего Тагила

Интермонитор получил материалы уголовного дела, которое возбуждалось по требованию «подрывников-самосожженцев» из Нижнего Тагила Дмитрия Кашина и Веры Брыловой.
Брылова и Кашин тогда пытались апеллировать к доводам, которые и сегодня приводят, в т.ч. когда они угрожали взорвать жилой многоквартирный дом.
Следователи допросили многих людей, собрали и исследовали множество документов — и дело было прекращено из-за отсутствия события преступления.
Почему мы сделали вывод, что доказательства, собранные в уголовном деле, не подтверждают версию Брыловой и Кашина — в нашем материале


Мы подняли материалы уголовного дела для того, чтобы проверить наиболее противоречащие друг другу доводы сторон конфликта — супругов Дмитрия Кашина и Веры Брыловой с одной стороны, и Олега Арсибекова — с другой.

И вот что мы увидели.

1. Супруги Кашин-Брылова полагают, что квартира, из которой их выселяют Судебные приставы, и которая досталась покупателю Рутковскому за 3.5 млн. рублей, стоит почти 9 млн. руб.
Олег Арсибеков на это возражает, что Сбербанк не мог её продать даже за 4.4 миллиона


Что показывают материалы уголовного дела?
Судебный исполнитель Наймушина показала на допросе в рамках расследования уголовного дела, что в первый раз квартира была выставлена Сбербанком на торги в 2014 году, по цене около 5 млн. рублей (согласно официальному акту оценки).
Ни одной заявки на покупку этой квартиры подано не было, покупателей не нашлось:



Не удалось продать эту квартиру и за 4.4 млн. руб:



Тут важно отметить, что торги по ипотечным квартирам чётко регламентированы Законом «Об ипотеке». И, что очень важно, если вторые торги не состоялись — то залогодержатель должен либо переписать на себя недвижимость, либо эта недвижимость отойдет к должнику:





Отметим также, что первые претензии за неоплату ипотечного кредита сбербанк предъявлял Кашину и Брыловой еще в 2010 году.:




2. Из риторики Кашина и Брыловой можно сделать вывод, будто бы они полагали, что имеют очень много времени на выкуп своей квартиры у Арсибекова.

Тогда как Арсибеков говорит, что он давал деньги Кашину и Брыловой на 1 месяц, и это были заемные средства, которые Арсибеков сам занял у друга детства, чтобы выручить Кашина которого считал своим другом.
Из материалов уголовного дела следует, что Арсибеков взял 1.5 млн. рублей взаймы у друга детства (тот подтвердил это на допросах), и брал эти деньги Арсибеков на 1-1.5 месяца:



3. Кашин и Брылова рассказывают сегодня, что Арсибеков якобы сразу после заключения сделки по выкупу закладной на квартиру, начал переоформлять эту квартиру себе в собственность.

Арсибеков же говорит, что сначала он переносил срок оформления квартиры на себя, рассчитывая, что получит от Кашина и Брыловой деньги.

И только поняв, что не дождется денег, он переоформил на себя квартиру (чтобы она не ушла Кашину и Брыловой, в соответствии со ст. 50 Закона «Об ипотеке», а он не остался без залога.

Арсибеков при этом настаивает, что почти год «бегал» за Кашиным и Брыловой, уговаривая их вернуть ему долг и забрать квартиру — и только потом ей продал (т.е. почти через год).


Материалы уголовного дела, на наш взгляд, подтверждают версию Арсибекова, а версию Кашина и Брыловой — не потверждают.
Вот свидетель по делу, общавшаяся как раз с Кашиным и Брыловой, рассказывает, как мы понимаем, что ранее Кашин и Брылова говорили, по сути, то же, что сейчас говорит Арсибеков:





Возможно, Кашин и Брылова просто могли придумать позже нынешнюю версию событий, дабы попытаться и дальше тянуть время, проживая в чужой квартире.


При этом и в феврале, и даже в апреле 2015 года Арсибеков просил Сбербанк обратиться к судебным Приставам с письмом об отсрочке исполнительного производства — до вступления его в права собственника квартиры. Т.е., на наш взгляд, из этих документов следует, что он вовсе не в первый день, как говорят Брылова и Кашин, начал вступать в права собственности.


Скорее, тут получается расклад в пользу версии Арсибекова, который утверждает, что ждал, когда ему вернут деньги и, лишь поняв, что не дождется этого, стал собственником квартиры:



4. В материале агентства «Между строк» прозвучала следующая фраза со стороны юриста Брыловой и Кашина Олега Сазонова: «В соглашении от 8 февраля 2016 года Арсибеков подтверждает, что все его “расходы” по выкупу закладной “возмещены” Верой Брыловой и Олегом Кашиным в полном объёме, из чего можно сделать вывод о том, что фактически Арсибеков выкупил у банка спорную квартиру целиком за счёт денежных средств Кашиных».

Данное заявление вызвало у нас недоумение, т.к. оно противоречит материалам уголовного дела, где сами Кашин и Брылова не отрицали, что деньги на выкуп «закладной» были сформированы в складчину, совместно с Арсибековым.
Это же говорит и Арсибеков — уточняя, что свою часть он взял взаймы на месяц и потом не мог отдать из-за того, что Кашин и Брылова с ним не рассчитывались.
Появилось ощущение, что кто-то здесь, возможно, говорит неправду.



Мы связались с юристом Олегом Сазоновым и попросили прокомментировать эту ситуацию. Господин Сазонов сообщил нам, что он такого не говорил и подтвердил, что закладная выкупалась на деньги Арсибекова и Кашина с Брыловой.

Тогда мы попросили коллег из агентства «Между строк» прояснить данное противоречие. Журналисты агентства подняли материалы, на которых основывали свой текст и оказалось, что эти материалы были получены ими от господина Сазонова, однако именно эта фраза принадлежала Олегу Кашину. Соответственно, они сочли, что господин Сазонов подтверждает сказанное кашиным — и дали материал в этом виде. На наш взгляд, логика в их действиях есть.

Ну и выходит, как нам кажется, что Дмитрий Кашин в данном случае попытался ввести журналистов — а через них и общественность — в заблуждение. Ведь Кашин прекрасно знал (это следует из материалов уголовного дела), что Арсибеков выкупал закладную на объединенные деньги Арсибекова и Кашина, а не только на деньги Кашина-Брыловой. И Кашин знал (это следует из материалов уголовного дела) что он и его супруга Вера Брылова не возвращали долг Арсибекову — что и подтолкнуло того к продаже квартиры.


5. Неизвестный, но важный нюанс: в квартире, принадлежащей ныне господину Рутковскому, живут Кашин и Брылова, но коммунальные услуги при этом с 2016 года оплачивал Рутковский, который не может пользоваться квартирой из-за того, что в ней живут Кашин и Брылова. Причем там суммы и по 200 тыс. рублей были.

Именно такой вывод мы сделали из информации, содержащейся в уголовном деле:




И, наконец, отметим, что, по официальным данным Службы Судебных приставов, Кашин и Брылова систематически препятствовали действиям Приставов и до того, как пообещали устроить взрыв в многоквартирном доме:





Кроме того, по данным из официального ответа Службы Судебных приставов от 8 ноября 2019 года, общее количество исполнительных листов по Кашину и Брыловой, с 2009 по 2019 год составляет 100 штук, а общая сумма их долгов в исполнительных производствах — около 30 млн. руб.







На наш взгляд, вопрос со стороны Кашина и Брыловой о том, почему уголовное дело по поводу продажи Арсибековым квартиры, за которую Кашин и Брылова не рассчитывались сначала со Сбербанком, а потом и с Арсибековым, не было доведено до суда, ответ прост и очевиден.

Для того, чтобы передать в суд уголовное дело, необходимо утвердить у прокуратуры Обвинительное заключение.
А Прокуратура Свердловской области, как и следователь, посмотрела на собранный следствием материалы и сделала понятный и логичный вывод об отсутствии события преступления.

Потому что, если люди набирают кредитов и не платят по ним, то имущество у них отбирают в счет погашения долгов. Особенно — залоговое имущество.

И, если кредитор почти год бегал за должником, и лишь потом продал имущество, чтобы погасить долг, взятый для того, чтобы выручить должника, которого считал своим другом — то ни о каком уголовном составе тут говорить просто невозможно.
Такие дела не могут попасть в уголовный суд потому, что там нечего в суд передавать. А все гражданские суды Кашин и Брылова уже проиграли — как следует из релиза ФССП по Свердловской области, приведенного выше.

Так что единственный вопрос, который, пожалуй, остается неотвеченным никем — это почему Дмитрий Кашин и Вера Брылова, после прямых угроз взрывом паров бензина в многоквартирном доме, с умыслом на максимальные разрушения, всё еще на свободе?

И будет ли Областная прокуратура, либо какие-то иные силовые структуры, признавать свою ответственность, если Кашин и Брылова вдруг решат привести свою угрозу в исполнение?


http://www.intermonitor.ru/materialy-ugolovnogo-dela-ne-podtverzhdayut-poziciyu-podryvnikov-samosozhzhencev-iz-nizhnego-tagila/
Tags: Брылова Вера Тагил, Взрыв в жилом доме, Кашин Дмитрий Тагил, Нижний Тагил, Олег Арсибеков Тагил, Шоу с "самосожжением" Тагил
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments