Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Почему у народа в самом начале 90-х украли гору «Денежкин камень»?

Думаю, всё было очень просто, до банальности: чиновники пилили государственные бабки, старались поменьше потратить и побольше оставить себе для прикарманивания


КТО ВИНОВАТ?

«Заповедные люди» (как они обожают называть себя в пиаре), по моим ощущениям, процентов на 90 состоят из бездельников, которые не могут найти работу, потому что ничего толком не умеют делать.
А найти работу, где начальство далеко, но зарплату платят исправно, да еще обеспечивают одеждой, топливом, жильём – не так просто.
И удаленные от Москвы заповедники – как раз такой вариант.

Если найдется директор из таких же бездельников, но умеющий писать красивые отчёты – можно на синекуре жить годами.

Еще 10% — действительно люди, фанатично любящие природу и при этом толковые, умеющие и желающие работать. И они заслуживают искреннего уважения.
Такие, оказавшись в руководстве заповедниками и Национальными парками, сегодня как раз развивают экологический (познавательный) туризм – и они же являются главной головной болью бездельников, т.к. на контрасте вся глубина безделья становится отлично видимой.

В подтверждение этих выводов, я приведу один простой пример. В 1951 году Сталин, которого уж никак в нелюбви к стране не обвинишь, сократил количество заповедников на 89%.
Глядя на дармоедов и лодырей из «Денежкиного камня», я склонен считать, что он, как и мы сегодня задался вопросом: «Кто все эти люди, что полезного они делают и зачем мы тратим на них деньги»?

Сам «Денежкин камень» из статуса заповедника вывели немного позже – в 1961 году, что подтверждает системный характер бесполезности «Денежкиного камня» в качестве заповедника именно в этом месте. Полагаю, ровно по той же причине: обосновать смысл траты государственных средств на непойми кого не смогли.

Там сделали промысловое хозяйство – а ведь в СССР были очень квалифицированные управленческие кадры в отраслевых министерствах, и они понимали, что делают.

И охрана природы в СССР осуществлялась — о чем свидетельствуют и материалы самих экоактивистов, кто постарше годами сегодня.



Будь в «Денежкином камне» нечто действительно ценное – он так заповедником бы и остался.
Только вот, нет там ничего по-настоящему уникального, с точки зрения природы.
Во всяком случае, такого, чего не было бы на десяток километров правее или левее по карте — где заповедник не требовал бы «угонять» у людей любимую гору.

А в 1992 году на руководящих должностях в значительной части министерств оказались люди, основной задачей многих из которых было присвоение бюджетных средств. А государство как раз ослабело, ему было не до ловли желающих набить себе мошну – так что, возможностей хапнуть денег и присвоить их у желающих было предостаточно.

А далее события, я полагаю, могли развиваться следующим образом.

Чиновники «выбили» бабло на создание заповедников. Это величина конечная.
Чем меньше потратишь (реально) на создание заповедника – тем больше останется к присвоению (которое обычно прикрывали в таких случаях липовыми документами).

Вот и сделали заповедник «Денежкин камень» там, где есть удобные дороги и населенный пункт поблизости.
Остальное распилили.

Весь этот «схематоз» выглядит логичным и полностью в духе того времени. И он же полностью объясняет, почему у народа украли любимый многими поколениями туристический маршрут вместо того, чтобы сделать заповедник на соседней – чуть более низкой и потому не особо привлекающей туристов – горке.


Причем сама Анна Квашнина признала, что соседняя горка точно такая же, как «Денежкин камень», просто на 70 метров пониже. И никто не нашел на горе Денежкин камень ничего уникального.

Квашнина премии.png
Квашнина - зарплата.png

Сейчас Квашнина будет, я думаю, массово «подставлять» тех немногих ученых, которые еще не поняли, насколько эта дама завралась – и они станут писать в ее пользу письма. Но только мы проверим каждый тезис.
И, думаю, что, как в случае с Гринписом, в итоге «на солнышко за ушко» вытащим всю её «подтанцовку», которая еще осталась в научном мире.

Потому что, мы уже наслушались от Квашниной сказок про «рыбу, которая не может подняться в заповедник», и которую она, мол, должна защищать, сохраняя в заповеднике многообразие животных. И спросили, куда в таком случае она дела «рыбу, которая не может спуститься из заповедника». Квашнина отмалчивалась, «не замечая» этого неудобного вопроса.

А потом инспектор Квашниной в кино рассказал, что, собственно, никуда рыба не делась – её там браконьеры, как ловили, так и ловят.





Так что, я думаю, понятно, зачем в 90-е у народа украли любимый туристический маршрут.
Думаю, эти прекрасные люди бы и на Красной площади заповедник сделали – там еще больше можно было бы прикарманить, т.к. вся инфраструктура – вплоть до метрополитена есть – но это было бы перебором даже для 90-х.
Вот и ткнули пальцем в Север Урала, наверняка мотивировав, что некоторое время назад там недолго был заповедник (и не вспоминая), что до того его 4 миллиарда лет там не было.

Непонятно только, почему из-за того, что кто-то, вероятно, спёр бюджетные средства в начале 90-х, народ Североуральска, Ивделя, Свердловской области, да и России в целом, и в 2020-м году должен быть лишен украденной у него горы.

Чтобы Квашнина и её муж себе фазенду из этой территории, по сути, сотворили? Это нормальный мотив для оправдания кражи горы чиновниками?
А ведь «умыкнутое», вообще-то, после обнаружения принято возвращать владельцам…

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Надо делать вместо «заповедника» «Денежкин камень», в котором заповедный режим обеспечить нереально, Национальный парк.
А в этом Национальном парке выделять нормально, как положено по закону, заповедную зону, зону жестко регламентированного экологического туризма и рекреационную зону.

Тогда те, кто хочет туризма – получат туризм, те, кто хочет экологического туризма, получит экологически туризм. На платной основе – но и с соответствующим сервисом.

В «Денежкином камне» есть готовая по-настоящему заповедная территория – она охраняется не Квашниной, а тем, что там совершено нечего делать, по сравнению с более близкими такими же точно территориями.
Не только без участия Квашниной, но, честно говоря, даже безо всякого заповедника эта территория стоит нетронутой с окончания Ледникового периода – о чем рассказала сама же Квашнина:




А есть территория, которую Квашнина пытается объявлять «нетронутой природой», однако при этом сама Квашнина и ее сотрудники подтверждают, что там проходной двор, по сути:





Национальный парк, за счет самоокупаемости и материальной заинтересованности, поставит на охрану нормальный ЧОП, в дополнение к «полутора землекопам» — инспекторам, получающим деньги из бюджета.
И хорошо будет всем. Кроме, конечно, бездельников.

И получится, ко всему прочему, развивать Север, за счет въездного зарубежного туризма и валютной выручки от экспорта этих услуг. И молодёжь, увидев оплачиваемую работу (помимо работы в шахте), станет меньше бежать в Екатеринбург, а это открывает перспективы развития для северных городов.

Тогда и проходного двора не будет, в который Квашнина превратила «заповедник», и люди получат обратно свой туристический маршрут, и природа будет сберегаться.

В СССР это было невозможно, т.к. страна была за железным занавесом. Теперь – вполне реально.

И российское законодательство позволяет создавать Национальные парки.


Квашнина - зарплата.png


И практика перевода заповедников, которые, по сути, нелегально работающими нацпарками становятся, в России уже есть.







«Денежкин камень» — как раз такой: спрос на экотуризм есть, Квашнина препятствует ему – в итоге люди ходят в заповедник нелегально, вытаптывая его. А Квашнина рассказывает журналистам залипухи про «нетронутую природу».

И логика Президента и Правительства: «Пусть у государства останется только то, что неспособно выйти на самоокупаемость, но нужно стране», — будет обеспечена.

У нас уже оборонка выделяет из своей структуры гражданское производство и отдает его в государственно-частное партнерство, оставляя исключительно у государства только взрывающееся-стреляющее.
А Квашнина при этом, как «собака на сене», сидит на «заповеднике», не в состоянии обеспечить его охрану — и препятствует развитию экотуризма, экономики региона и страны в целом.

А если Квашнина не умеет работать по развитию экотуризма – так ее надо «проводить» с этой должности. Вон, Гринпис считает ее ценным кадром – пусть туда и идет, например.

Потому что, Минприроды Квашниной объявило выговор, а прокурор предостережение. Что в полной мере я считаю, соответствует оценке работы этой бездельницы, много лет саботирующей экологический туризм и неспособной даже оформить нормально экошколу. Но поднаторевшей, вероятно, в составлении отчетов, вместо работы.

90-е остались в прошлом. Сегодня пора исправить очевидные ошибки. В данном случае — вернуть людям гору, создав нормальный Национальный парк, уродливым вариантом которого неудавшийся заповедник «Денежкин камень» сегодня, по сути, и является.

И тем самым не только сохранность природы (реальную, а не фейковую, как у Квашниной) обеспечить, но также развить экологический туризм, как внутренний, так и, в особенности, международный.

И тогда природа будет сохраняться не в ущерб людям, а в гармонии с их интересами – в т.ч. с развитием экономики Севера Урала и России в целом.

Евгений Ющук

http://den-kamen.ru/pochemu-u-naroda-v-samom-nachale-90-x-ukrali-goru-denezhkin-kamen/
Tags: Денежкин камень, Национальный парк Денежкин камень, Общественная инициатива Денежкин камень, Экотуризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments