Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Швейцарский кардиохирург Пауль Фогт анализирует ситуацию с COVID-19

Швейцарский кардиохирург Пауль Фогт — постоянный герой Swiss Health Magazine — анализирует ситуацию с COVID-19. Профессор выступает на страницах SHM с актуальными темами, которые  вызывают широкий резонанс в профессиональной среде: о причинах внезапной смерти спортсменов, вирусах на сердце и уникальных кардио-операциях. На этот раз мы представляем мнение профессора о ситуации с коронавирусом — оно позволяет оценить реальную картину пандемии.

Профессор Фогт: «Почему я позволил себе говорить»?

1. Я более 20 лет работаю с EurAsia Heart — швейцарским медицинским фондом в Евразии. Около года я работал в Китае и на протяжении 20 лет сотрудничаю с Tongji Medical College / Huazhong University в Ухане, где я являюсь также профессором. Итак,  последние 20 лет я плотно работаю с учеными Уханя.

2. COVID-19 — это не только осложнения, трубующие механической вентиляции легких; болезнь затрагивает также сердце. Около 30% всех пациентов, которые не выжили в отделении интенсивной терапии, умирают из-за кардиологических причин. Я кардиолог.

3. Последней возможной терапией легочной недостаточности является инвазивная кардиологическая или кардиохирургическая терапия: использование «ЭКМО», метода «экстракорпоральной мембранной оксигенации», то есть подключения пациента к внешнему искусственному легкому, которое берет на себя функцию легких пациента, пока они не заработают снова. Я кардиохирург.

4. Меня спросили — высказать мое частное мнение. Я его высказываю.

5. Как многочисленные публикации в СМИ, так и огромное кличество постов пользователей соцсетей нужно воспринимать критически, обращать внимание на противоречия с точки зрения фактов, морали, расизма и евгеники. Нам срочно нужны мнения, основанные на достоверных данных и информации. Я попробую показать пример.

Представленные факты взяты из рецензируемых научных медицинских журналов. Многие из них были известны к концу февраля. Если бы вы (профессор Фогт обращается к управленцам швейцарского здравоохранения) приняли к сведению эти медицинские факты и смогли бы отделить идеологию, политику и медицину, вполне вероятно, сегодня Швейцария не была бы в таком плачевном положении: мы бы не оказались вторыми в мире по величине COVID-19- позитивных на душу населения. И у нас было бы значительно меньше погибших. И, весьма вероятно, у нашей экономики не случилось бы ни частичной, ни временной остановки и не было бы сейчас дискуссий о том, как нам «выбраться отсюда».

Я декларирую, что я изучил все упомянутые мной научные работы в оригинале и могу их предоставить.

1. Цифры в СМИ

Понятно, что каждый хочет понять масштабы этой пандемии. Однако мониторинг ежедневной арифметики — не самый объективный метод. Мы не знаем, сколько людей контактировали с вирусом без последствий и сколько людей действительно заболели.

Чтобы делать предположения о распространении пандемии, нужно знать количество бессимптомных носителей COVID-19. Для этого в начале пандемии нужно было проводить массовое тестирование. Сегодня можно только догадываться, сколько швейцарцев контактировало с COVID-19. 16 марта 2020 г. была опубликована статья (американо-китайские исследования), что из 100 COVID-позитивных лишь 14 попали под тестирование и, соответственно в статистику. Остальные 86 оказались незпдокументированными случаями. Скорее всего, Швейцария не отличается в этом плане от других стран и число людей с COVID-19 у нас в реальности в 15–20 раз больше, чем показано в ежедневных расчетах. Чтобы оценить серьезность пандемии, нам потребуются другие данные:

Точное, обоснованное определение диагноза «страдающий от COVID-19»:
а) положительный лабораторный тест + симптомы;
б) положительный лабораторный тест + симптомы, соответствующая картина КТ легких) положительный лабораторный тест, никаких симптомов, но соответствующая картина КТ легких.
2) количество госпитализированных пациентов с COVID-19 в общих (больничных) отделениях
3) количество пациентов с COVID-19 в отделении интенсивной терапии
4) количество вентилируемых пациентов с COVID-19
5) количество пациентов с COVID-19 на ЭКМО
6) количество COVID-19 умерших
7) количество зараженных врачей и медсестер
Только эти цифры дают представление о серьезности этой пандемии или опасности этого вируса.

Числа же, которые нам ежедневно транслируют, является лишь приблизительным необъективным отражением текущих событий и «эмоционально давят» — а это не то, в чем мы сегодня нуждаемся.

2. «Обычный грипп»

Это подобно «обычому гриппу» или это на самом деле опасная пандемия, требующая жестких мер?

За ответом обращайтесь не к аналитикам (эти ребята не видели ни одного пациента). И вообще, оторванная от практики статистическая оценка сегодняшней пандемии, на мой взгляд — занятие во многом аморальное. Спросите людей на передовой.

Ни один из моих коллег и никто из медсестер, за последние 30 или 40 лет (зависит, кому сколько лет, в общем, за всю свою медицинскую практику) не пападали в условия работы, когда:


  • клиники заполнены полностью пациентами с одинаковым диагнозом;

  • отделения интенсивной терапии заполнены полностью пациентами с одинаковым диагнозом;

  • 25-30% медсестер и медицинских работников заболевает тем же, чем болеют пациенты, за которыми они ухаживают;

  • не хватает ИВЛ;

  • госпитализация пациентов зависит не столько от их медицинских параметров, сколько от того, что огромному числу пациентов не хватит лекарств и необходимой аппаратуры;

  • у всех серьезно больных пациентов клиническая картина одинакова;

  • смерть всех тех, кто умер в реанимации, однотипна;

  • лекарства и медицинские материалы заканчиваются.

Исходя из вышеизложенного, становится ясно, что причиной этой пандемии является опасный вирус.

Утверждение, что «грипп» примерно также опасен неверно. Утверждение о том, что не известно, кто умирает из-за COVID-19, а кто от сопутствующих патологий не выдерживает критики.

Давайте сравним грипп и COVID-19: ранее вам казалось, что все пациенты всегда умирали «от» гриппа и никогда «с»? С чего это вдруг в контексте пандемии COVID-19 вы внезапно поглупели настолько, что больше не можете различить, умирает ли пациент «с» или «от» COVID-19, если у него типичная клиника, типичные лабораторные результаты и типичная картина КТ легких? Ага, когда дело касалось диагноза «грипп», никто клювом не щелкал, диагноз ставили направо и налево и всегда были уверены: с гриппом все умирают «из-за»! И только с COVID-19 многие «с».

Далее: если в Швейцарии в течение одного года предположительно было зарегистрировано 1600 случаев смерти от гриппа, то речь идет о 1600 случаях смерти в течение 12 месяцев — без профилактических мер. А COVID-19, несмотря на массовое противодействие, унес 600 жизней за 1 (один) месяц! Радикальные контрмеры снижают распространение COVID-19 на 90% — так что вы можете себе представить, по какому бы сценарию все пошло без контрмер.

И еще: за один месяц в Швейцарии более 2200 пациентов были госпитализированы по поводу COVID-19 и около 500 пациентов госпитализированы в различные отделения интенсивной терапии одновременно. Никто из нас никогда не видел таких условий в контексте «гриппа».

Около 8% персонала, ухаживащего за больными, также заражаются гриппом, но не умирает от него. COVID-19 инфицировано от 25% до 30% персонала больниц, и эти люди демонстрируют высокую смертность. Десятки врачей и медсестер, которые заботились о пациентах с COVID-19, умерли от той же самой инфекции.

Также: поищите адские цифры про «грипп»! Вы и не найдете. То, что вы найдете — это оценки: прибл. 1000 или 1600 в Швейцарии; около 8000 в Италии; ок. 20 000 в Германии. FDA изучило, сколько из 48 000 случаев смерти от гриппа за один год в Соединенных Штатах действительно умерло от классической гриппозной пневмонии. Результат: к категории «смерть от пневмонии» были отнесены все предположитпельные клинические картины, например, пневмония новорожденного, развившаяся вследствии аспирации амниотической жидкости во время родов. В результате анализа FDA количество пациентов, которые «умерли от гриппа», снизилось с 48000 до 10000.

Мы не знаем точного числа пациентов, которые ежегодно умирают от гриппа в Швейцарии. И это несмотря на десятки дорогостоящих систем сбора данных; несмотря на бессмысленный двойной и тройной ввод данных клиниками, медицинскими страховыми компаниями и директорами здравоохранения; несмотря на бессмысленную и переоцененную систему DRG (новая тарифная система Швейцарии для стационарных услуг по оказанию неотложной соматической помощи), которая производит только глупости. Мы даже не можем предоставить точное количество госпитализированных пациентов с гриппом в месяц! (Помашем ручкой миллионам и миллиардам швейцарских франков, потраченным на переоцененные и непродуктивные ИТ-проекты.)

Итак, исходя из фактов, которыми мы располагаем сегодня, нельзя говорить об «обычном гриппе». И именно поэтому бесконтрольная эпидемия общества не является рецептом (речь идет про «минимальный карантин»). Этот рецепт опробовали Великобритания, Нидерланды и Швеция, и все они от него отказались.

Статистические данные, которые нам показывают за март — не отражают того, что на самом деле важно. Мы на пороге плавного выхода из эпидемии или на пороге катастрофы? Жесткие меры приводят к тому, что кривая становится более плоской. Но важна не только высота кривой. Область под кривой — вот что в конечном итоге отражает количество смертей.

3. «Умирают только старые и больные»

Проценты, дополнительные диагнозы, мораль и евгеника.

В Швейцарии возраст умерших распределен в диапазоне от 32 до 100 лет. Согласно некоторым отчетам, дети тоже умирали от COVID-19.

0,9% или 1,2% или 2,3% летальность от COVID-19 — это важно для статистики. А для нас имеет значение абсолютное количество смертей, вызванных этой пандемией. 5000 смертей — это «не плохо», если они составляют лишь 0,9% от всех носителей COVID-19? А 5000 мертвых, если они представляют 2,3% всех носителей COVID-19 — это хуже?

Средний возраст умерших пациентов составляет 83 года, и многие — слишком многие в нашем обществе — считают, что людей, живущих в данном возрастном периоде, не следует расценивать как значительную или важную категорию.

Нашему обществу свойственна «обывательская щедрость», когда умирают другие. Но мы поднимаем крик и начинаем немедленно обвинять, когда смерть приближается к нам лично или кому-то из наших близких.

Относительно возраста. Одному кандидату в президенты США сегодня 73 года, а другому — 77 лет. Возможность жить долго и качественно является ценным активом, результатом вложений наших средства в здравоохранение Швейцарии. И это результат работы системы здравоохранения — то, что вы можете дожить до старости с тремя побочными диагнозами и хорошим качеством жизни. И вдруг мы готовы предать эти достижения нашего общества, убедить себя, что они ничего не стоят и являются лишь бременем?!

Кроме того: если обследовать 1000 старше 65 лет или 1000 старше 75 лет, которые ранее считали себя здоровыми, то после тщательной проверки > 80% в обеих возрастных категориях (приблизитпельно одинаково!) обретут по 3 новых «вторичных диагноза», в первую очередь такие как «высокое кровяное давление» или «сахар».

Некоторые публикации в СМИ и посты в соцсетях (и на мой взгляд, их слишком много) нарушают моральные границы современного общества, пахнут евгеникой и напоминают об известных временах. Мне нужно объяснять, какие времена я имею в виду? Я поражен, что наши СМИ не приложили усилий, чтобы написать простой текст по этому вопросу. И столь же удивительно, что политики не считают необходимым давать четкое мнение по этому вопросу.

4. Эта пандемия была объявлена заранее


  • Была ли Швейцария минимально подготовлена ​​к этой пандемии? НЕТ

  • Были ли приняты какие-либо меры предосторожности, когда COVID-19 разразился в Китае? НЕТ

  • Знали ли вы, что пандемия COVID-19 распространится по всему миру? ДА, ЭТО БЫЛО ОБЪЯВЛЕНО И ЭТО БЫЛО ОЧЕВИДНО УЖЕ В МАРТЕ 2019 ГОДА:

.....

Я не хочу упоминать здесь другие вопросы. Ясно две вещи: с 2003 г. пандемию объявляли как минимум 8 раз. И после того, как 31 декабря 2019 г. ВОЗ сообщила об очередной вспышке, у всех было два месяца, чтобы изучить данные и сделать правильные выводы. Например, как Тайвань с их 124 пунктами мер — страна, которая имеет наименьшее число инфицированных и погибших, и ей не пришлось «блокировать» экономику.

Меры азиатских стран были классифицированы как невыполнимые для нас (Швейцария) по политическим, этическим, демократическим и прочим причинам. Одна из них — отслеживание зараженных людей. Это недопустимо! В обществе, которое легко передает личные данные своих жителей в iCloud и Facebook. Отслеживание? Нет, мы не такие! Если я сойду с самолета в Ташкенте, Пекине или Янгоне, через 10 секунд Swisscom (швейцарский телефонный провайдер) поприветствует меня в соответствующей стране. Отслеживание? Нет, мы это не приветствуем!

Если бы кое-кто был лучше ориентирован, он бы увидел, что некоторые страны обошлись без жестких мер вообще. В Швейцарии меры были приняты полужесткие и не вовремя. Что фактически позволило инфицировать население. После чего страна прикрылась жесткими мерами. Если бы ты стреагировала вовремя, Швейцария… Тебе, возможно, не пришлось бы прибегать к жестким мерам вообще и ты могла бы спасти себя от сегодняшних дискуссий о том, есть ли у тебя «выход».

И я не хочу говорить об экономических последствиях.

5. Политические аспекты — пропаганда

Почему Швейцария не смотрит на Азию? У нас было достаточно времени. Или лучше так: как, Швейцария, ты смотришь на Азию? Ответ известен: как тот, кто находится на более высокой ступени эволюции, смотрит на тех, кто под ним. Высокомерный взгляд того, кто считает себя самым умным, но таковым не является. Типично европейский взгляд. Или давайте я уточню конкретнее — «типично швейцарский»?

Xi Jinping был мил, когда сказал, что благодаря своему «нарциссизму» Европа быстро стала глобальным центром пандемии. Я бы добавил: из-за высокомерия Швейцарии, невежества и показушного всезнайства.

В постах в соцсетях все больше и больше людей отмечают, что если мы имеем самый высокий показатель COVID-положительных среди населения и один из самых высоких показателей смертности, мы можем закруглятьсмя с нашей манией постоянно учить других.

Европа выглядит необучаемой. Америка — по крайней мере, ее ученые и некоторые политические журналисты — реагировали по-разному. Америка признала превосходную научную работу китайских авторов и опубликовала ее в своих лучших медицинских журналах. Даже в «Foreign Affairs», самом важном журнале по международной политике, появились такие заголовки, как: «Чему мир может научиться у Китая» и «У Китая есть приложение (имеются в виду компьютерные программы), а остальному миру нужен план (имеется в виду план, написанный по пунктам «на бумаге», как в прошлом веке)». Журнал писал также, что «международное сотрудничество между учеными является примером» того, как нужно «работать вместе многополярно» и в других областях и как мир «взаимосвязан». Даже часто цитируемый Энтони Фаучи, главный вирусолог Трампа, высоко оценил сотрудничество с китайскими коллегами в «Foreign Affairs».

Тот факт, что политическое руководство США не реализовало все это, не является проблемой ученых, которые, в том числе ВОЗ, высоко оценили отличную работу китайцев на местах: «китайцы точно знают, что они делают»; «И они действительно, очень хороши в этом».

Немецкий журнал DER SPIEGEL, в свою очередь, опубликовал статью под названием «Смертельное высокомерие», и под этим они подразумевали не Америку, а высокомерную Европу.

.....

6. Откуда этот вирус?

На земном шаре насчитывается около 6400 видов млекопитающих. Летучие мыши и фруктовые летучие мыши составляют 20% населения млекопитающих. Существует 1000 различных типов летучих мышей и фруктовых летучих мышей. Они — единственные млекопитающие, которые могут летать, что объясняет их большой диапазон движения.

Летучие мыши и фруктовые летучие мыши являются домом для множества вирусов. Летучие мыши и фруктовые летучие мыши в истории эволюции были, вероятно, отправной точкой для вирусов в родословной млекопитающих.

Существует множество опасных вирусов, которые передаются от людей к «летучим мышам» и являются причиной многих заболеваний: кори, эпидемического паротита, бешенства, лихорадки Марбург, лихорадки Эбола и других, более редких, не менее опасных заболеваний. (Мне интересно, это утверждение могли бы применить летучие мыши в отношении людей?) Вирусы «от летучих мышей» неоднократно приводили к массовой гибели птиц или свиней и других млекопитающих. Это — биологические процессы, которым миллионы лет. ДНК здоровых людей также содержит остатки последовательностей вирусных генов, которые были «встроены» в течение тысячелетий.

SARS и MERS активизировали исследования коронавирусов именно потому, что ожидалась новая эпидемия или пандемия коронавируса. Около 22 из 38 известных и никоим образом не классифицированных коронавирусов были тщательно изучены китайскими исследователями, об этом в том числе в публикации Пэн Чжоу по эпидемиологии «коронавирусов летучих мышей в Китае» и другие публикации американских авторов, упомянутые выше. Пэн Чжоу предсказал грядущую новую коронавирусную эпидемию в марте 2019 года по следующим причинам:


  • высокое биоразнообразие в Китае;

  • большое количество «летучих мышей» в Китае;

  • высокая плотность населения в Китае = тесное сосуществование животных и людей;

  • высокая генетическая изменчивость «летучих мышей», то есть высокая вероятность того, что геном отдельных типов коронавирусов может самопроизвольно изменяться в результате случайных мутаций;

  • высокоактивная генетическая рекомбинация коронавирусов, что означает: коронавирусы разных типов обмениваются последовательностями генома друг с другом, что может затем сделать их более агрессивными для человека;

Фактом является также и то, что многие из этих вирусов — коронавирусы, как и вирусы Эболы или Марбург — живут вместе в этих «летучих мышах» и могут случайно обмениваться генетическим материалом.

Хотя это и не доказано, Пэн Чжоу также рассмотрел китайские привычки в еде, которые увеличивают вероятность передачи этих вирусов от животных к человеку. Пэн Чжоу предупредил о пандемии короны в своей статье в марте 2019 года. И он написал, что не может точно сказать, когда и где разразится эта пандемия, но что Китай, скорее всего, станет «горячей точкой». Это очень смелое предсказание для ученого! Пэн Чжоу и его группа из Ухани продолжили исследования, и именно они 7 января определили геном COVID-19 и поделились им с миром.

Есть 4 теории о том, как этот вирус распространился на людей:

1) Вирус COVID-19 был передан от летучей мыши непосредственно людям. Тем не менее, вирус, которому вменяется в вину, что с него все началось (он генетически на 96% соответствует нынешнему вирусу «COVID-19») не может прикрепиться к рецепторам ACE2 в легких. Вирусу нужен этот фермент, чтобы он мог проникать в клетки легких (и в клетки сердца, почек и кишечника) и разрушать их.

2) Вирус COVID-19 перекинулся на человека от панголина — млекопитающего, покрытого чешуей, который был незаконно ввезен в Китай из Малазии. Изначально он не вызывал заболевания. В результате последовательных передач от человека к человеку вирус адаптировался к общим человеческим условиям благодаря мутации или адаптации и, наконец, смог закрепиться на рецепторах ACE2 и проникнуть в клетки, которые «начали» пандемию.

3) Существует родительский штамм двух вирусов COVID-19, который, к сожалению, до сих пор не обнаружен.

4) Это синтетический лабораторный вирус, потому что он представляет собой именно то, что являлось предметом научных исследований, и его биологический механизм внедрения в клетки уже был подробно описан в 2016 году. Указанные выше вирусологи, конечно, отрицают эту возможность, но не могут исключить ее, подробности в недавно опубликованной в «Nature Medicine»: «The proximal origin of SARS-CoV-2» Кристиана Андерсена.

Особенность этих фактов заключается в том, что коронавирусы могут сожительствовать с вирусом Эболы в одной и той же летучей мыши, при этом летучая мышь не заболевает. С одной стороны, это интересно с научной точки зрения, потому что, возможно, можно найти иммунные механизмы, объясняющие, почему эти летучие мыши не болеют. Их иммунные механизмы против коронавирусов и вируса Эболы могут помочь открыть что-то, что будет важно для Homo Sapiens. С другой стороны, эти факты вызывают беспокойство, потому что можно представить, что из-за высокой активной генетической рекомбинации может образоваться «супервирус», который будет иметь более длительный инкубационный период, чем нынешний COVID-19, и при этом летальность вируса Эболы.

SARS имел 10% смертность; смертность от MERS составила 36%. Не из-за homo sapiens SARS и MERS распространились не так быстро, как COVID-19 сейчас. Это была просто удача. Утверждение о том, что вирус с высоким уровнем смертности не мог распространяться, потому что слишком быстро убивал своего хозяина, было верным в то время, когда «зараженный» верблюжий караван двинулся из Сианя по Шелковому пути, после чего все умерли и в следующий караван-сарай вирус просто не попал. Сегодня все случается за один щелчок. Сегодня мы все в единой сети. Вирус, который убивает хозяина за 3 дня, продолжает распространяться по всему миру. Все знают Пекин и Шанхай. Я знаю Ухань уже 20 лет. Никто из моих коллег или знакомых никогда не слышал о Ухане. Но видели бы вы, сколько иностранцев было в Ухане — в городе, который «никто не знает» — и как они молниеносно разлетелись во все стороны света! Это — пространственно-временнное особенности, характеризующие наше с вами сегодня.

7. Что мы знаем? Что мы не знаем?

Мы знаем:

1) что это агрессивный вирус;

2) что средний инкубационный период длится 5 дней; максимальный инкубационный период еще не ясен;

3) что бессимптомные носители COVID-19 могут инфицировать других людей и что этот вирус является «чрезвычайно заразным» и «чрезвычайно устойчивым» (A. Lanzavecchia);

4) мы знаем группы риска;

5) что за последние 17 лет не удалось разработать ни вакцинацию, ни моноклональное антитело против коронавирусов;

6) что вакцинация против коронавируса (хотя бы одного из них) никогда не была разработана;

7) что так называемая «вакцинация против гриппа» имеет минимальный эффект, в отличие от популярной рекламы.

Что мы не знаем:

1) есть или нет иммунитет после перенесенной инфекции. Некоторые данные указывают на то, что люди могут вырабатывать иммуноглобулины класса G с 15-го дня, что должно предотвратить повторное заражение тем же вирусом. Но это еще не было определенно доказано;

2) как долго может защитить возможный иммунитет;

3) останется ли этот вирус COVID-19 стабильным или немного другой COVID-19 снова распространится по всему миру осенью, аналогично обычной волне гриппа, против которого нет иммунитета;

4) помогут ли нам более высокие температуры летом, потому что оболочка COVID-19 нестабильна при более высоких температурах. Здесь следует упомянуть, что вирус MERS распространялся на Ближнем Востоке с мая по июль, когда температура была выше, чем даже предполагалось;

5) сколько времени потребуется популяции, чтобы значение R было <1:

О чем речь: сегодня если протестировать 1 миллион человек в Цюрихе то 12–18% окажутся COVID-19-положительными. Чтобы лишить пандемию ее пандемического характера, значение R должно быть <1, то есть приблизительно 66% населения должны оказаться проконтактированными с вирусом (положительными или иметь развитый иммунитет). Никто не знает, сколько времени, сколько месяцев пройдет, пока инфекция, которая в настоящее время составляет от 12% до 18%, не достигнет 66%! Но можно предположить, что распространение вируса от 12%-18% до 66% населения будет продолжать приводить к тяжелым состояниям пациентов.

6) итак, мы не знаем, как долго мы будем иметь дело с этим вирусом. Два отчета, которые не должны быть доступны общественности (План реагирования на COVID правительства США и отчет Имперского колледжа Лондона), независимо друг от друга, находятся на этапе «блокировки» до 18 месяцев;

7) и мы не знаем, продолжил ли этот вирус оставаться эпидемичным / пандемичным или, может быть, превратится в эндемичную инфекцию;

8) мы до сих пор не разработали действующую терапию; У нас не было возможности исследовать что-то подобное на моделях эпидемий гриппа.

Возможно, власти и СМИ должны обнародовать реальные факты вместо того, чтобы сообщения об вселяющей надежду вакцинации, которая проводится сейчас чуть не каждые два дня.

8. Что мы можем теперь сделать?

Я не могу ответить на вопрос о лучших на данный момент решениях. Возможно, Швейцария сможет сдержать пандемию или же инфекция продолжит свое шествие, потому что мы проспали тот момент, когда нужно было включать меры.

Если это так, то остается только надеяться, что цена, которую мы заплатим за эту сонную «политику» (цена в мертвых и тяжело больных) не будет слишком большой. И что не слишком много пациентов останутся с хроническими заболеваниями из-за долгосрочных осложнений COVID-19, таких как фиброз легких, нарушенный метаболизм глюкозы и приобретенные сердечно-сосудистые заболевания. Отсроченные осложнения после SARS задокументированы в течение 12 лет после предполагаемого даты выздоровления заболевания. Будем надеяться, что COVID-19 будет вести себя иначе.

Отмена «закрытий» стран и возвращение к тому, что мы считаем нормальным, безусловно, является желанием каждого. Но никто не может предсказать, какие шаги приведут к негативным последствиям при возвращении к нормальности, то есть, при каких действиях уровень заражения снова возрастет. Каждый шаг к ослаблению — это шаг в неизвестность.

Но мы знаем, что некоторые идеи, которые сегодня витают в воздухе, не будут осуществлены: активное заражение групп, не подверженных риску, вирусом COVID-19. Это абсолютная фантастика и такой сценарий мог прийти в голову только людям, которые не имеют представления ни о биологии, ни о медицине, ни об этике:

1) безусловно, не может быть и речи о намеренном заражении миллионов здоровых граждан агрессивным вирусом, о котором мы на самом деле абсолютно ничего не знаем (ни о степени ущерба, который он наносит человеку в острой фазе заболевания, ни о долгосрочных последствиях);

2) чем больше число вирусов в популяции, тем выше вероятность случайной мутации, которая может сделать вирус еще более агрессивным. Поэтому мы не должны активно помогать увеличивать количество вирусов на одну популяцию.

3) чем больше людей заражено COVID-19, тем больше вероятность того, что этот вирус «лучше» адаптируется к людям и станет еще более катастрофическим. Предполагается, что это уже произошло раньше.

4) учитывая государственные (швейцарские) резервы в предположительно 750 миллиардов долларов США, идея заразить миллионы здоровых людей только по экономическим соображениям — это не этично и аморально.

5) преднамеренное заражение здоровых людей этим агрессивным вирусом может подорвать один из основополагающих принципов всей истории медицины (которая гораздо более масштабна чем наши сиюминутные экономические «проблемы»): принцип «не навреди»). Как врач, я бы отказался участвовать в такой прививочной кампании.

Определение IgM и IgG антител COVID-19 в крови, очевидно, сигнализируют о нейтрализации вируса COVID-19. Количественная и качественная оценка этих антител до сих пор изучалась только в небольшом клиническом исследовании с 23 пациентами. В настоящее время не ясно, может ли определение уровней антител помочь поддерживать контролируемую социальную изоляцию, — например, позволяя только перенесшим COVID (уже знакомым с вирусом) свободно передвигаться. Также неясно, когда этот метод будет клинически обоснованным и широко применимым.

9. Будущее

Эта пандемия вызывает много политических вопросов. «Foreign Affairs» с Дональдом Трампом и Энтони Фаучи на обложке написали 28 марта 2020 года: «Чума скажет нам, кто мы есть. Настоящие уроки пандемии будут политическими».

Эти политические вопросы будут национальными и международными.

Первые вопросы определенно затронут нашу систему здравоохранения. По количеству коронавирусных пациентов на 1 миллион населения Швейцария — страна с бюджетом здравоохранения в 85 миллиардов — вышла на второе место в мире. Поздравляем! Какой восхитительный позор! Основные и дешевые защитные материалы пропали из аптек уже через 14 дней после начала эпидемии. Это произошло в стране, где самопровозглашенные «политики от здравоохранения», «экономисты в области здравоохранения» и эксперты в области ИТ медицины тратят миллиарды на такие проекты, как электронное здравоохранение, электронные медицинские карты, информационные системы для клиник с завышенной ценой (спросите в областной больнице Люцерна!), тонны компьютеров и «Большие данные». Инвестиции, которые выводят из системы здравоохранения миллиарды, которые используются полностью не по назначению. А врачи и FMH (Швейцарская медицинская ассоциации) как видно слишком глупы, чтобы попробовать противостоять этому. Они предпочитают, чтобы их каждую неделю называли грабителями и преступниками. Швейцария должна, наконец, выяснить, сколько из каждого миллиона денежных средств по-прежнему используется для медицинских услуг, которые приносят непосредственную пользу пациенту, и сколько денег используется для других целей, включая лоббистские ассоциации за пределами отрасли, которые бесстыдно обогащаются 85-миллиардным тортом, ни разу не взглянув на пациента. И, конечно же, необходим адекватный контроль качества медицинских услуг. Я не хочу рассуждать здесь о мерах по реорганизации швейцарской системы здравоохранения. Но, конечно же, нужен в том числе и адекватный контроль качества медицинских услуг. Но я не хочу вдаваться здесь в дальнейшие меры в рамках реорганизации швейцарской системы здравоохранения.

Международные вопросы касаются в первую очередь наших отношений с Китаем и азиатскими странами в целом. Критические комментарии: да и еще раз да. они приветствуются. Но постоянная, глупая «вздрючка» других стран не может быть рецептом для совместного решения глобальных проблем — я даже не могу назвать это «решением». Вместо того, чтобы устраивать бессмысленную пропаганду, возможно, следует обратиться к авторам, которым действительно есть что сказать на высоком уровне, таким как:


  • Pankaj Mishra: „Aus den Ruinen des Empires“ (Панкадж Мишра: «Из руин империи»)

  • Kishore Mahbubani: „The Asean Miracle. A Catalyst for Peace“ (Кишоре Махбубани: «Чудо Асеана. Катализатор мира »)

  • „Has the West lost it?“ («Запад потерял это?»)

  • „Can Asians think?“ («Могут ли азиаты думать?»)

  • Lee Kuan Yew: „One man’s view of the world“ (Ли Куан Ю: «Взгляд человека на мир»)

  • David Engels: „Auf dem Weg ins Imperium“ (Дэвид Энгельс: «На пути к империи»)

  • Noam Chomsky: „Wer beherrscht die Welt“ (Ноам Хомский: «Кто правит миром»)

  • Bruno Macàes: „The Dawn of Eurasia“ (Бруно Макаес: «Рассвет Евразии»)

  • Joseph Stiglitz: „Reich und Arm“ (Джозеф Стиглиц: «Богатые и бедные»)

  • Stephan Lessenich: „Neben uns die Sintflut“ (Стефан Лессенич: «Потоп у нас»)

  • Parag Khanna: „Unsere asiatische Zukunft“ (Параг Ханна: «Наше азиатское будущее»)

Рекомендация к прочтению этих книг — это не утверждение, что все эти авторы правы во всем. Но для Запада, включая Швейцарию, было бы очень важно заменить виртуозное всезнайство, невежество и высокомерие на более-менее осведомленность, способность понимать и сотрудничать. Единственная альтернатива этой «гуманнойц» тактике — ждать, когда случится война, воспользоваться ею и попытаться устранить наших предполагаемых конкурентов оружием. Каждый может решить для себя, что он думает о таком «решении» .

И мы надеемся, что у человечества улучшится память. Мечтать не вредно? Да, не вредно.

То, что мы имеем сегодня — это глобальный вызов всему человечеству. И следующая пандемия в буквальном смысле за углом. И, может быть, она будет вызвана супер-вирусом и примет такие масштабы, который даже сейчас (после всего того, чему нас уже научил COVID-19) мы не в состоянии представить.

Перевод: Ирина Рейдес

Ссылка на первоисточник

https://swisshealthmagazine.ch/ru/%D0%BF%D0%B0%D1%83%D0%BB%D1%8C-%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%82-%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D1%81-covid-19/

Tags: Коронавирус, Швейцария
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments