Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Category:

Гос. инспектор "Денежкиного камня", видимо, с перепугу, писал на меня заявление. Вот моё Объяснение

Речь идет о государственном инспекторе заповедника "Денежкин камень" Олеге Неприне. Этот гражданин, по всей видимости, настолько испугался возможных последствий своей писанины о "фашистах у власти в России", о чем у него якобы "есть документальное и прямое доказательство", что попытался написать на меня заявление в полицию.

Поскольку господин Неприн (кстати, автор "Памятки Человеку" - в которой он поучал Человечество, как ему жить во Вселенной) излагает свои мысли крайне сумбурно, я так и не понял в итоге, на что он жаловался полиции.

Ну, кроме того, что он длинно формулировал мысль: "Мне Ющук не нравится, сделайте как-нибудь так, чтобы он отстал".
Но раз надо в таких случаях написать Объяснение, какие бы бредни ни излагал заявитель - я его написал.


Полагаю, что Неприну правоохранители откажут в привлечении Ющука к ответственности - потому что, для привлечения кого-либо к ответственности полицией нужны основания более веские, чем: "А вот он мне не нравится". А потом прокуратура, я считаю, оставит это решение полиции в силе.

Но это проблемы Неприна. А вот его заявлениями о "фашистах" я буду заниматься скрупулезно и постараюсь довести этот вопрос до полного прояснения. А, возможно, и до правовых последствий для Неприна.

Но мне скрывать нечего, так что, пусть все посмотрят на это моё Объяснение по заданным мне, на основании заявления Неприна, вопросам - и сами сделают выводы, которые сочтут нужным.


Цитата:

Объяснение.


По существу заданных вопросов могу пояснить следующее.

Лично с Неприным О.Н. я не знаком, однако он испытывает ко мне выраженную личную неприязнь, в связи с проводимым мною журналистским расследованием в отношении работы ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень», где Неприн О.Н., насколько мне известно, работает государственным инспектором.

В ходе данного расследования нами были выявлены множественные нарушения, результатом которых стали представление прокуратуры в адрес директора заповедника, предостережение прокуратуры в её же адрес и выговор, объявленный ей Минприроды России, которому подчинено данное ФГБУ.

Еще в самом начале нашего журналистского расследования Неприн О.Н., видимо, понимая, что мы найдем нарушения, попытался диктовать нам, о чем писать, а о чем не писать в зарегистрированном СМИ «Интермонитор», главным редактором которого я являюсь.

В случае неисполнения его требований, Неприн прямо обещал нам неприятности, что также зафиксировано Следственным комитетом.
Отмечу, что, согласно Толковому словарю Ушакова, «Угроза – это «обещание причинить кому-чему-нибудь какую-нибудь неприятность».

Поскольку Неприн выражал свои мысли сумбурно, но при этом недвусмысленно требовал от нас прекратить писать по данной теме то, что ему не нравится, а также писать то, что он считает правильным, и при этом был агрессивен, я счел его письмо угрозой и обратился в Следственный комитет, дабы тот проверил, не образуют ли данные угрозы состав преступления по ст. 144 УК РФ, которая предусматривает наказание за «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации».

Следственный комитет опросил Неприна, проанализировал его письмо в наш адрес. СК пришел к выводу, что угроз в уголовно-правовом смысле в угрозах Неприна (в общебытовом смысле этого слова), нет.
Одновременно СК пришел к выводу, что у нас, в принципе были основания полагать, что действия Неприна содержат некоторые признаки возможного преступления.
Это логично, учитывая, что Неприн требовал, под угрозой причинения неприятностей, именно прекратить писать то, что ему не нравится и наоборот, писать то, что ему нравится, а ст. 144 УК РФ говорит как раз о принуждении журналистов к распространению либо к отказу от распространения информации.

СК вынес отказ в возбуждении уголовного дела. Мы не обжаловали это решение, поскольку с тех пор угроз от Неприна в наш адрес не поступало.

Таким образом, по моему мнению, угрозы со стороны Неприна мне, именно в связи с моей журналистской деятельностью, поступали, но состава преступления они не образовали – о чем я и написал. Это моё личное мнение, основанное на вышеприведённых доводах.

Я также действительно считаю, что заповедник «Денежкин камень» неэффективно охраняется. Более того, так же считает Минприроды, которому подчиняется заповедник – поскольку, по итогу моей поездки на личный прием в Минприроды России в Москву 27.02.2020 года, директору заповедника «Денежкин камень» было вынесено предписание усилить охрану заповедника (Приложение 1 – Карточка личного приема граждан в Минприроды России от 27.02.2020г.).

Причина выдачи этого предписания – подборка многочисленных фактов проникновения на территорию заповедника граждан. Часть из них, возможно, впоследствии была наказана, а часть, по-видимому, нет. Но в любом случае, цель охраны заповедника – не допустить его вытаптывания и эта цель в случае наказания нарушителей через несколько месяцев после нарушения не выполняется.
Естественно, что в Минприроды с моими доводами, подкрепленными конкретными фактами, согласились – и выдали предписание директору «Денежкиного камня».

И да, я действительно считаю, что заповедник «Денежкин камень» надо преобразовать в Национальный парк, в целях развития туристического кластера Урала. Это, по моему мнению, позволит улучшить охрану заповедной территории – поскольку Национальный парк сможет попросту заработать денег на адекватную охрану.
В настоящее время его «охраняют» максимум 12 инспекторов на 80 тыс. га – что делает физически нереальной организовать полноценную охрану. Это очевидно даже на бытовом уровне.

Более того, Губернатор Свердловской области также высказывал идею такого преобразования. Впоследствии он сказал, что готов добавить территорию и заповеднику – под развитие познавательного туризма, преобразование в Национальный парк рассматривается им наравне с простым добавлением территории заповеднику.
А буквально недавно Минприроды преобразовало несколько заповедников в Национальные парки.

Еще более того, Президент России высказывал мысли о необходимости развития познавательного туризма – а именно такой туризм и вменяется в обязанности Национальным паркам. В Североуральске существует целое общественное движение, которое полагает, что Национальный парк – это лучше заповедника для Североуральска и Свердловской области в целом.
Если Неприн придерживается иного мнения – это, безусловно, его право, но не более того.

К тому же, на том же личном приеме в Минприроды, о котором я писал выше, руководитель отдела Особо охраняемых территорий, узнав о предложении Губернатора, прямо сказал: «Тогда лучше Национальный парк и делать». И вписал в резолютивную часть Карточки личного приема: «Рассмотреть возможность преобразовать заповедник в статус национального парка с увеличением территории» (Также Приложение 1 – Карточка личного приема граждан в Минприроды России от 27.02.2020г.).

Лично общаться с Неприным, выслушивая его сбивчивую речь, я действительно не считаю нужным. Особенно после того, как он позвонил мне по телефону и потребовал с меня 400 рублей «за проезд в Следственный комитет».


Но самое главное: Неприн О.Н. в своём объяснении от 13.05.2020 г. сам написал, что я высказываю свои мнения и оценочные суждения (что и вызвало, как я понял, его негодование).

Мне тогда в принципе непонятно, о какой клевете в уголовно-правовом смысле он вообще пытается говорить?

Я никогда не распространял о нем заведомо ложных сведений. Всё, что я пишу, основано на фактах, либо на его собственных материалах в соцсетях, либо на ответах на вопросы, которые мы, в рамках журналистской работы задаем сотрудникам и руководству заповедника «Денежкин камень».

Более того, я никогда не ставил целью оскорбить Неприна и всегда высказываю все свои мнения и оценочные суждения в неоскорбительной форме. Неприн не привел доказательств обратного – потому что их просто нет.

На мой взгляд, просто Неприну уже который год не нравится, что журналисты высказывают свои мнения и оценочные суждения, а также показывают факты.
Ну, это его личное дело. Однако, как можно в принципе усмотреть в оценках и мнениях клевету – мне непонятно.

В отношении «заведомо ложного доноса», о котором пишет Неприн, Следственный комитет ему уже подробные пояснения давал. Комментировать фантазии Неприна в этой части я не могу, потому что это его личные мнения и домыслы.

И еще один важный момент, на который я, в свою очередь, хочу обратить внимание:

Почему Неприн вдруг именно 13.05.2020 года написал своё обращение, касающееся, на первый взгляд, событий прошлого? Какой мотив Неприна при этом?

При том, что в его обращении львиная доля вообще не про него, а про заповедник, официальным представителем которого, насколько мне известно, он не является.

На мой взгляд, этот поступок Неприна – его страх за своё будущее, попытка оказать на меня давление и лишить меня воли на проведение журналистского расследования в части, касающейся непосредственно его самого.

Дело в том, что 12.05.2020 года – т.е. за день до даты, указанной в его обращении, я выпустил нижеприведенный материал в своем Живом Журнале – в связи с публичным заявлением Неприна, написавшего в соцсети Фейсбук: «Теперь у меня есть документальное и прямое доказательство, что у власти в России фашисты...»:
https://yushchuk.livejournal.com/1392772.html



Именно в этом материале содержится фраза: «У кого-то еще остались вопросы, почему я считаю, что эту кодлу надо просто разгонять?», - которая встречается в объяснении Неприна.

Контекст там такой (это видно на скриншоте, приведенном выше):

«По мнению бюджетника Неприна - стало быть, он получает деньги из рук фашистов. Ежемесячно. Годами.

И вот такие персонажи в Федеральном государственном бюджетном учреждении "Государственный заповедник Денежкин камень" получают зарплату из федерального бюджета.

Слово "работают" к директору заповедника Квашниной и её подчинённым, на мой взгляд, малоприменимо.
А вот зарплату они и правда получают регулярно, плотно присосавшись к федеральному бюджету.

При этом в заповеднике - натуральный проходной двор, охрана природы налажена из рук вон плохо - что имеет множество подтверждений, признанных также Министерством природных ресурсов РФ (видимо, тоже фашистами - в логике государственного инспектора Неприна).
Это неудивительно, учитывая, что там по штату максимум 12 инспекторов (на 80 тыс. га), и при этом часть - вот такая, как Неприн.

У кого-то еще остались вопросы, почему я считаю, что эту кодлу надо просто разгонять?»


Полагаю, что Неприн, заявивший: «Теперь у меня есть документальное и прямое доказательство, что у власти в России фашисты...», - испугался ответственности (вплоть до, возможно, уголовной) и отреагировал заявлением, действуя, как он, вероятно полагал, на упреждение.

Отмечу, что мы как СМИ 12.05.2020 г. обратились в Минприроды России за комментарием:




И Минприроды 19.05.2020 г. самым серьезным образом отнеслось к проблеме – в т.ч. сообщило, что изучает ситуацию, которую мы изложили, и рассматривает возможность проведения ведомственной проверки действий Неприна:





Отмечу что в случае, если Минприроды как учредитель ФГБУ «Государственный заповедник Денежкин камень» и непосредственный руководитель директора Заповедника не будет обращаться в правоохранительные органы по поводу публичного заявления Неприна и не будет принимать меры в отношении его высказывания: «Теперь у меня есть документальное и прямое доказательство, что у власти в России фашисты...», - тогда уже мы сами обратимся в Генеральную прокуратуру с просьбой дать правовую оценку этим публичным измышлениям О.Н. Неприна.

Являются ли при таком наборе данных действия как раз самого Неприна попыткой написать на меня заведомо ложный донос – я не знаю.

Но очень похоже, что мотив его внезапной активности связан именно с началом разбирательства по его публичному высказыванию «Теперь у меня есть документальное и прямое доказательство, что у власти в России фашисты...».



ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Карточка личного приема граждан в Минприроды России от 27.02.2020г.



Конец цитаты.

Отдельно хочу напомнить, что заповедник "Денежкин камень" действительно практически не исполняет обязанности по охране территории от нарушителей. Там натуральный проходной двор.
Вот свежий пример: «Денежкин камень» не ловит нарушителей. Безопасность заповедника – под вопросом.

Пока вот такие инспектора, как Неприн, поучают Человечество, как тому жить во Вселенной, разглагольствуют о "фашистах во власти", а потом, видимо, с испугу, пишут сумбурные заявления - нарушители гуляют, где им вздумается.
А на якобы "заповедной" и "охраняемой" территории валяются бочки от топлива и видно множество пней от спиленных деревьев.

Tags: Заповедник Денежкин камень, Объяснение Неприн, Олег Неприн, Проходной двор Денежкин камень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments