Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Думаю, пора и мне сделать фильм. Только, в отличие от друзей Квашниной – честный

Про экологию, бесхозяйственность, враньё, покрывательство безобразий и, возможно, коррупцию в одном известном федеральном государственном бюджетном госучреждении.

Пиарщик директора ФГБУ «Государственный заповедник «Денежкин камень» Анны Квашниной Роберт Карапетян, который, напомню, сейчас находится в суде за распространение недостоверных сведений, решил, похоже, как-то переломить ситуацию вокруг общественной деятельности Квашниной и её мужа Возьмителя.

Потому что, уже и соратники директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашниной начали публично заявлять этой даме, что она совсем уже перебрала все мыслимые лимиты в истории с северными реками.

Квашнина, напомню, два года делает (лично и силами своих подчиненных) из не особо большой экологически неблагоприятной ситуации чуть ли не Апокалипсис.

Но местные жители – которые вживую видят масштабы проблемы – не поддерживают Квашнину.
Ей и её супругу открытым текстом говорят, чтобы они перестали сочинять, что на севере Урала чуть ли не вселенская катастрофа, и прекратили выдумывать, будто бы меры по исправлению даже этой «недокатастрофы» не принимаются.

А о том, что они замалчивают эффективность принимаемых мер (например, в Ивделе) Квашниной и Возьмителю говорят их оппоненты

В результате Квашнина и её приятели бродят уже у подножия карьера и пытаются хотя бы там, пока еще возможно, «выкружить» кадры пострашнее.

В ход идет преднамеренно выборочное кадрирование, рассказы о цифрах из непойми как взятых проб, замалчивание ситуации с полной нормализацией водозабора в Ивделе и тому подобные манипулятивные приёмы.

Подливает бензина в костер деятельность Карапетяна, который, видимо пытаясь получить грант на съемку очередного фильма в духе: «Где живет карась?», - развил бурную деятельность, последствия которой предстоит разгребать не ему, а Квашниной.

И не факт, что она сможет эти последствия разгрести. Почему?

А потому, что я думаю, что мне по силам собрать команду, умеющую снимать кино не хуже и даже намного лучше Карапетяна.

И за два года хорошо разобрался в том, где у этой, простите, «шайки-лейки» спрятано «кощеево яйцо».

Так что, пожалуй, сниму я фильм интересный - про Север Урала. Но не «а-ля Карапетян», с его попытками выдать муху за слона, а правдивый.

О том, как у Квашниной сгорело 3500 га леса, по оценкам государства – на 17 миллиардов рублей.
О том, как она пыталась написать заявление, что у неё как «потерпевшей» в этом пожаре, нет претензий к мужу – Константину Возьмителю, которого и обвиняли в проблемах со сгоревшим лесом.
Нормально так: государство получило ущерб, по оценкам следствия, на 17 000 000 000 рублей, а у Квашниной, которой государство дало право представлять его интересы в этом вопросе, ну никаких претензий к обвиняемому (он же её муж) нет.

Да, то уголовное дело в отношении Возьмителя прекратили, в связи с отсутствием состава преступления в его действиях.
Но из СМИ явно следует, что это было сделано под давлением сильно шумевшей общественности, направляемой Квашниной.
Вот и посмотрим, пожалуй, под запись – что же там на самом деле было.
А ну как дело пора снова возбуждать – в связи «с вновь открывшимися обстоятельствами»? Если, конечно, они откроются. Ушли там сроки давности или не ушли – не суть важно: разбирательству это не мешает
Надо разбираться, а для этого надо смотреть на обстоятельства, разговаривать с людьми, выезжать на место. И это вполне возможно сделать.

Я думаю, что мы проверим, в каких условиях реально жили дети в экошколе. Прокуратура написала «предостережение» Квашниной, но та настолько быстро и надолго закрыла «экошколу», что вполне возможно, прокуроры просто не всю правду знают. Если так – надо ее показать.

Мы будем разбираться с тем, почему не попали в казну деньги от 13-ти экотуристов. Федеральный закон требует, чтобы они попали, но этого не произошло. Надо разговаривать с людьми. И в Минприроды – тоже. Например, о том, почему вообще это стало возможно и почему Минприроды, прекрасно зная, что Квашнина работает плохо, не обеспечило исправления ДО того, как это стало проблемой.

Мы проверим информацию о возможно сгоревших при пожаре, после которого Квашнина намеревалась «примириться» с мужем по уголовному дела на 17 миллиардов государственных рублей, деревнях. Слух такой откуда-то есть. Что за ним стоит – пока неизвестно, но следы этих деревень наверняка найдутся, если, конечно, таковые были.

И это лишь часть того, что отработает, по моему замыслу, съемочная группа.

Я не сценарист и не оператор, нет. Зато я знаю, куда надо смотреть, чтобы постараться докопаться до правды.
А сценариста и оператора я найду. И с монтажом найду, с чьей помощью разобраться.

А там кто знает – быть может, мое кино посмотрит не только прокурор, но и центральное телевидение им заинтересуется.
«На что государство тратит деньги федерального бюджета и чем практика трат отличается от замысла», - тема, несомненно, интересная. И дело общественно полезное.
Ну и обнаглевших «хайпожоров» на чистую воду вывести – тоже дело хорошее.

P.S. Чтобы было понятно, какой бардак творится в заповеднике, который Квашнина пыталась выдавать за «нетронутую природу» - напомню видео из издания Ура.ру.

Кадры прямо из так называемого «заповедника», охрана природы в котором является главной задачей, за которую Квашнина получает из федерального бюджета деньги.

Tags: Заповедник Денежкин камень, Фильм о заповеднике, Фильм об экологии, Экология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments