Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Оффтоп. Stratfor: РУССКО-ГРУЗИНСКИЙ КОНФЛИКТ И БАЛАНС СИЛ. (The Russo-Georgian War and the Balance )

На русском и английском языках.

РУССКО-ГРУЗИНСКИЙ КОНФЛИКТ И БАЛАНС СИЛ.

Джордж Фридман
© Copyright 2008 Stratfor

Нападение России на Грузию не изменило баланс сил в Евразии, оно лишь продемонстрировало, что он уже изменился. США заняты войнами в Ираке и Афганистане, плюс потенциальным конфликтом с Ираном и нарастающей нестабильностью в Пакистане. Резерва стратегических наземных сил у них просто нет, и на окраинах России ввязываться в конфликт они просто не в состоянии. Это дало русским шанс вновь заявить о своём влиянии на постсоветском пространстве. Москва могла себе позволить не волноваться о возможном ответе США или ЕС, и, следовательно, нападение не изменило баланс. Баланс изменился до этого, и России нужно было только об этом заявить. 8-го августа она заявила.

Итак, что произошло за последние несколько дней.


Вечером 7-го августа войска Республики Грузия перешли границу Южной Осетии, мятежной грузинской провинции, которая со времени распада СССР была де-факто независимым государством. Войска двинулись на находящуюся недалеко от границы столицу региона, город Цхинвали. При штурме города атака грузинской армии захлебнулась. Несмотря на ожесточённые бои, полностью не был взяты ни Цхинвали, ни остальная территория Южной Осетии.

Утром 8-го августа в Южную Осетию вошли российские бронетанковые и мотострелковые части, при поддержке авиации. Южная Осетия практически находилась под защитой России от поглощения Грузией. Скорость с которой Россия отреагировала на грузинское наступление – всего через несколько часов, говорит о том, что оно не было для неё неожиданным, и войска находились в полной боевой готовности. Контрнаступление было тщательно спланировано и грамотно исполнено – за последующие 48 часов российские войска разбили и отбросили главные силы противника. К воскресенью 10-го августа российские войска укрепились в Южной Осетии.

В понедельник, российские войска вошли на территорию собственно Грузии, атакуя по двум направлениям. Первое – из Южной Осетии на юг, в сторону Гори. Второе – из Абхазии, второй грузинской провинции, объявившей себя независимой. Целью наступления было отрезать Тбилиси от морских портов. К этому времени Россия уже разбомбила военные аэродромы в Марнеули и Вазиани и вывела из строя радары в тбилисском международном аэропорту. В результате наступления российские войска оказались в 60 км от Тбилиси, а снабжение грузинских войск и подвод резервов сделалось чрезвычайно сложной задачей.

Тайна грузинского вторжения


В этой простой истории есть тайна. Какова была цель вторжения Грузии на территорию Южной Осетии? Осетины достаточно интенсивно обстреливали грузинские сёла в течение предыдущих трёх ночей, но сами по себе обстрелы, хоть и более интенсивные, чем до этого, не были чем-то необычным. Грузинские войска действовали не особенно успешно, но сосредоточенная группировка была большой – за один день такую не собрать и не подготовить. Грузия к наступлению готовилась.

Соединённые Штаты – ближайший союзник Грузии. В Грузии работало 130 американских военных советников, а также гражданские консультанты, контракторы и бизнесмены. Представить, что США были не в курсе грузинской мобилизации и подготовки совершенно невозможно. Точно так же, как и насчёт стягивания войск с российской стороны. Весь арсенал американских разведывательных средств – спутники-шпионы, радиоперехват, дроны, другие технические средства – не могли не зафиксировать факт передвижения тысяч человек личного состава российской армии на передовые позиции - в России явно знали о приближающемся грузинском наступлении. Каким образом американцы прозевали российский план – ловушку, использование грузинской операции как повод для своего контрнаступления?

Сложно представить, что Грузия начала наступление без разрешения США – Грузия полностью от них зависима и ослушаться не могла. Остаётся два варианта. Либо плохо сработала разведка и американцы не знали о концентрации российских войск, либо знали, но, как и грузины, не смогли предугадать российские действия. США и другие страны, рассматривали Россию через призму 90-х - времени когда российские вооружённые силы были практически полностью разрушены, а правительство парализовано. Ни одной военной операции за пределами страны не было проведено со времени афганской войны 70-80-х. С тех пор Россия упорно таких шагов избегала. И американцы решили, что и в этот раз будет так же.

И вот тут раскрывается самая суть – Россия сильно изменилась, баланс сил в регионе изменился, и Россия решила продемонстрировать, что может напасть на Грузию, и США и ЕС промолчат. Риска, по мнению российского руководства, было мало. Военное превосходство было подавляющим. Экономически Россия – крайне успешно экспортирует энергоносители и Европе российская нефть нужна больше, чем России – возможность продавать её в Европу. Политически, как будет показано ниже, Россия нужна США больше, чем США нужны России. Все рассчёты показывали, что самое время о себе заявить. Россия тщательно подготовилась и заявила.


Россия во враждебном кольце

Для понимания российской позиции необходимо рассмотреть два события. Во-первых, оранжевая революция на Украине. С точки зрения США и ЕС это был триумф демократии и западного влияния. С точки зрения России, и Москва об этом во всеуслышание заявила, оранжевая революция – спонсируемое ЦРУ вмешательство во внутренние дела Украины, имеющее целью вовлечь Украину в НАТО и таким образом продолжить удушение России в кольце прозападных режимов. Президенты Дж. Буш – старший и Билл Клинтон когда-то обещали, что бывшие страны Варшавского Договора не будут включены в НАТО. Это обещание нарушили уже в 1998-м году, приняв в НАТО Польшу, Венгрию и Чехию. А в 2004-м приняли не только остальные экс-соцстраны, но и страны Прибалтики – бывшие советсткие республики.

Россия стерпела. Но разговоры о принятии в НАТО Украины представляли прямую угрозу российской безопасности. Россия оказалась бы совершенно беззащитной, к тому же повышалась вероятность дестабилизации Российской Федерации как государства. Когда же США предложили включить в НАТО Грузию, отодвинув восточную границу блока до Кавказа, Россия публично заявила о сделанных выводах - США держат курс на окружение и удушение России.

Вторым событием, не столь значимым, было признание американцами и Европой независимости Косово. Сербия была союзником России, но главное состояло в том, что принцип неизменности границ, которого, во избежание дальнейший конфликтов, Европа придерживалась с момента окончания Второй Мировой Войны, был нарушен. Если он был нарушен в Косово, то и другие сепаратистские требования, в том числе в России, могли быть удовлетворены. Россия настойчиво требовала вмести формального предоставления Косову независимости продлить статус-кво независимости де-факто. Требования России проигнорировали.

Случай с Украиной убедил Россию в том, что стратегией США является курс на окружение и удушение. Случай с Косово показал, что США и ЕС не собираются учитывать российские интересы даже в делах не самой первой важности. И это было последней каплей – если игнорируются даже самые незначительные просьбы, это означает явный конфликт России с Западом. Перед Россией стоял вопрос – как реагировать. На косовский инцидент реагировать не стали, вместо этого выбрав гораздо более выигрышный вариант – Южную Осетию.

Москва преследовала здесь две цели. Первая и наименее важная – месть за Косово. Если Запад признал независимость Косово, то Южная Осетии и Абхазия тоже имеет право на независимость. Любые возражения со стороны США и ЕС лишь подтвердят их лицемерие. Это было немаловажно с точки зрения российской политики, но вторая причина была гораздо важнее.

Премьер-министр Владимир Путин как-то заявил, что распад СССР являлся геополитической катастрофой. Это не означало, что он хотел бы сохранить СССР. Это означало лишь то, что распад СССР привёл к ситуации, в которой безопасности России постоянно угрожают интересы Запада. Например, во время холодной войны от Ленинграда до ближайшей страны НАТО было 2000 км. Сегодня, от Петербурга до границы с членом НАТО Эстонией – 100 км. Распад СССР оставил Россию в окружении стран враждебно настроеных и находящихся под сильным влиянием США, ЕС и, в некоторых случаях, даже Китая.


Возрождение российской сферы влияния


Путин не хотел возрождать СССР. В его планах было воссоздать российскую сферу влияния на постсоветстком пространстве. Для этого были необходимы две вещи – Во-первых, вернуть российской армии репутацию боеспособной силы. По крайней мере, в региональном масштабе. Во вторых, показать на примере, что гарантии Запада, включая членство в НАТО – пустые слова перед мощью российской армии. Избегая прямого конфликта с НАТО, нужно было одержать победу над страной, пользующейся всемерной поддержкой США и имеющей в мире репутацию страны, находящейся под американскими покровительством и защитой. Грузия была идеальным кандидатом.

Вторжение в Грузию, проведённое грамотно и слажено, (а можно сказать и блестяще) дало Путину возможность продемонстрировать миру реальную боеспособность российских вооружённых сил. Но гораздо важнее то, что был вскрыт интересный факт – пока США воюют в Ираке и Афганистане, их гарантии ничего не значат. Это, конечно, сигнал не США, а Украине, Прибалтике и Средней Азии. Ну, и конечно, в связи с планами США по установке радаров и ракет, Польше и Чехии – Россия даёт им понять, что их безопасность от этого вовсе не выиграет.

Россия отдавала себе отчёт в том, что США осудят нападение. Это, на самом деле, ещё один плюс в копилку России. Чем громче западные лидеры выкрикивают осуждения, тем разительнее контраст с их бездействием. Россия намеревалась на примере показать, чего стоят американские гарантии.

Россия также отдавала себе отчёт в очень важном факте – для США Ближний Восток гораздо важнее Кавказа, но самое главное для них сейчас это Иран. США очень не хотят закупок Ираном российских вооружений, в особенности крайне эффективных комплексов ПВО С-300. Грузия для США – дело не первой и даже не второй важности. Главное – Иран. И рычагов давления на США в контексте продажи вооружений у России хватает. Помимо Ирана, можно упомянуть Сирию.

Таким образом, Соединённые Штаты поставлены перед дилеммой – либо переориентация стратегического вектора с Ближнего Востока на Кавказ, либо серьёзные ограничения в ответных действиях на вторжение в Грузию перед лицом российского противодействия по Ирану. Даже если у США и есть желание развязать сейчас ещё одну кавказскую войну, им необходимо просчитать ответные меры России в Иране и, возможно, в Афганистане. (хотя в Афганистане сейчас интересы Москвы и Вашингтона практически совпадают)

Выражаясь понятным языком, Россия загнала США в угол. ЕС же, практически не имеющий мобильных армий и зависимый от поставок российских энергоносителей, был нейтрализован полностью. На данный момент, Россия доказала, что на постсоветстком пространстве она – сильный игрок. Россия, конечно, больше не сверхдержава. Россия – заметная сила в регионе, обладатель большого ядерного арсенала и страна с достаточно сильной экономикой. К тому же, все страны бывшего СССР были вынуждены провести корректировку своей политики по отношению к Москве. Что касается Грузии – в данный момент Россия может потребовать отставки Саакашвили. С военной точки зрения это в пределах её возможностей. Это, собственно, всё, что Россия хотела доказать и доказала.

Таким образом, война в Грузии означает возвращение России в статус великой державы. Это случилось не вчера, это разворачивалось с тех пор, как Путин пришёл к власти, особенно интенсивно в последние пять лет. Во-первых, Россия сейчас сильнее. Во-вторых, Соединённые Штаты завязли в войнах на Ближнем Востоке. Как уже упоминалось, этот конфликт предоставил России возможность заявить о новом положении вещей в регионе пока у американцев связаны руки и имеется нужда в услугах России. Война не была неожиданной - напряженность возрастала последние несколько месяцев. А глубинные геополитические причины конфликта вызревали с 1992 года. Россия веками была империей. И последние примерно 15 лет не были новым порядком, это было временное явление, недоразумение, которое надлежало исправить. И сегодня его исправляют.

Перепечатка и вебхостинг разрешены с обязательной ссылкой на www.stratfor.com

Copyright 2008 Strategic Forecasting, Inc.
Русский перевод Copyright © 2008 Roman Kostin

http://community.livejournal.com/ru_politics/15041259.html#cutid1

The Russo-Georgian War and the Balance of Power

By George Friedman
Strategic Forecasting, Inc.



The Russian invasion of Georgia has not changed the balance of power in Eurasia. It simply announced that the balance of power had already shifted. The United States has been absorbed in its wars in Iraq and Afghanistan, as well as potential conflict with Iran and a destabilizing situation in Pakistan. It has no strategic ground forces in reserve and is in no position to intervene on the Russian periphery. This, as we have argued, has opened a window of opportunity for the Russians to reassert their influence in the former Soviet sphere. Moscow did not have to concern itself with the potential response of the United States or Europe; hence, the invasion did not shift the balance of power. The balance of power had already shifted, and it was up to the Russians when to make this public. They did that Aug. 8.

Let's begin simply by reviewing the last few days.

On the night of Thursday, Aug. 7, forces of the Republic of Georgia drove across the border of South Ossetia, a secessionist region of Georgia that has functioned as an independent entity since the fall of the Soviet Union. The forces drove on to the capital, Tskhinvali, which is close to the border. Georgian forces got bogged down while trying to take the city. In spite of heavy fighting, they never fully secured the city, nor the rest of South Ossetia.

On the morning of Aug. 8, Russian forces entered South Ossetia, using armored and motorized infantry forces along with air power. South Ossetia was informally aligned with Russia, and Russia acted to prevent the region's absorption by Georgia. Given the speed with which the Russians responded -- within hours of the Georgian attack -- the Russians were expecting the Georgian attack and were themselves at their jumping-off points. The counterattack was carefully planned and competently executed, and over the next 48 hours, the Russians succeeded in defeating the main Georgian force and forcing a retreat. By Sunday, Aug. 10, the Russians had consolidated their position in South Ossetia.

On Monday, the Russians extended their offensive into Georgia proper, attacking on two axes. One was south from South Ossetia to the Georgian city of Gori. The other drive was from Abkhazia, another secessionist region of Georgia aligned with the Russians. This drive was designed to cut the road between the Georgian capital of Tbilisi and its ports. By this point, the Russians had bombed the military airfields at Marneuli and Vaziani and appeared to have disabled radars at the international airport in Tbilisi. These moves brought Russian forces to within 40 miles of the Georgian capital, while making outside reinforcement and resupply of Georgian forces extremely difficult should anyone wish to undertake it.

The Mystery Behind the Georgian Invasion

In this simple chronicle, there is something quite mysterious: Why did the Georgians choose to invade South Ossetia on Thursday night? There had been a great deal of shelling by the South Ossetians of Georgian villages for the previous three nights, but while possibly more intense than usual, artillery exchanges were routine. The Georgians might not have fought well, but they committed fairly substantial forces that must have taken at the very least several days to deploy and supply. Georgia's move was deliberate.

The United States is Georgia's closest ally. It maintained about 130 military advisers in Georgia, along with civilian advisers, contractors involved in all aspects of the Georgian government and people doing business in Georgia. It is inconceivable that the Americans were unaware of Georgia's mobilization and intentions. It is also inconceivable that the Americans were unaware that the Russians had deployed substantial forces on the South Ossetian frontier. U.S. technical intelligence, from satellite imagery and signals intelligence to unmanned aerial vehicles, could not miss the fact that thousands of Russian troops were moving to forward positions. The Russians clearly knew the Georgians were ready to move. How could the United States not be aware of the Russians? Indeed, given the posture of Russian troops, how could intelligence analysts have missed the possibility that the Russians had laid a trap, hoping for a Georgian invasion to justify its own counterattack?

It is very difficult to imagine that the Georgians launched their attack against U.S. wishes. The Georgians rely on the United States, and they were in no position to defy it. This leaves two possibilities. The first is a massive breakdown in intelligence, in which the United States either was unaware of the existence of Russian forces, or knew of the Russian forces but -- along with the Georgians -- miscalculated Russia's intentions. The United States, along with other countries, has viewed Russia through the prism of the 1990s, when the Russian military was in shambles and the Russian government was paralyzed. The United States has not seen Russia make a decisive military move beyond its borders since the Afghan war of the 1970s-1980s. The Russians had systematically avoided such moves for years. The United States had assumed that the Russians would not risk the consequences of an invasion.

If this was the case, then it points to the central reality of this situation: The Russians had changed dramatically, along with the balance of power in the region. They welcomed the opportunity to drive home the new reality, which was that they could invade Georgia and the United States and Europe could not respond. As for risk, they did not view the invasion as risky. Militarily, there was no counter. Economically, Russia is an energy exporter doing quite well -- indeed, the Europeans need Russian energy even more than the Russians need to sell it to them. Politically, as we shall see, the Americans needed the Russians more than the Russians needed the Americans. Moscow's calculus was that this was the moment to strike. The Russians had been building up to it for months, as we have discussed, and they struck.

The Western Encirclement of Russia

To understand Russian thinking, we need to look at two events. The first is the Orange Revolution in Ukraine. From the U.S. and European point of view, the Orange Revolution represented a triumph of democracy and Western influence. From the Russian point of view, as Moscow made clear, the Orange Revolution was a CIA-funded intrusion into the internal affairs of Ukraine, designed to draw Ukraine into NATO and add to the encirclement of Russia. U.S. Presidents George H.W. Bush and Bill Clinton had promised the Russians that NATO would not expand into the former Soviet Union empire.

That promise had already been broken in 1998 by NATO's expansion to Poland, Hungary and the Czech Republic -- and again in the 2004 expansion, which absorbed not only the rest of the former Soviet satellites in what is now Central Europe, but also the three Baltic states, which had been components of the Soviet Union.

The Russians had tolerated all that, but the discussion of including Ukraine in NATO represented a fundamental threat to Russia's national security. It would have rendered Russia indefensible and threatened to destabilize the Russian Federation itself. When the United States went so far as to suggest that Georgia be included as well, bringing NATO deeper into the Caucasus, the Russian conclusion -- publicly stated -- was that the United States in particular intended to encircle and break Russia.

The second and lesser event was the decision by Europe and the United States to back Kosovo's separation from Serbia. The Russians were friendly with Serbia, but the deeper issue for Russia was this: The principle of Europe since World War II was that, to prevent conflict, national borders would not be changed. If that principle were violated in Kosovo, other border shifts -- including demands by various regions for independence from Russia -- might follow. The Russians publicly and privately asked that Kosovo not be given formal independence, but instead continue its informal autonomy, which was the same thing in practical terms. Russia's requests were ignored.

From the Ukrainian experience, the Russians became convinced that the United States was engaged in a plan of strategic encirclement and strangulation of Russia. From the Kosovo experience, they concluded that the United States and Europe were not prepared to consider Russian wishes even in fairly minor affairs. That was the breaking point. If Russian desires could not be accommodated even in a minor matter like this, then clearly Russia and the West were in conflict. For the Russians, as we said, the question was how to respond. Having declined to respond in Kosovo, the Russians decided to respond where they had all the cards: in South Ossetia.

Moscow had two motives, the lesser of which was as a tit-for-tat over Kosovo. If Kosovo could be declared independent under Western sponsorship, then South Ossetia and Abkhazia, the two breakaway regions of Georgia, could be declared independent under Russian sponsorship. Any objections from the United States and Europe would simply confirm their hypocrisy. This was important for internal Russian political reasons, but the second motive was far more important.

Russian Prime Minister Vladimir Putin once said that the fall of the Soviet Union was a geopolitical disaster. This didn't mean that he wanted to retain the Soviet state; rather, it meant that the disintegration of the Soviet Union had created a situation in which Russian national security was threatened by Western interests. As an example, consider that during the Cold War, St. Petersburg was about 1,200 miles away from a NATO country. Today it is about 60 miles away from Estonia, a NATO member. The disintegration of the Soviet Union had left Russia surrounded by a group of countries hostile to Russian interests in various degrees and heavily influenced by the United States, Europe and, in some cases, China.

Resurrecting the Russian Sphere

Putin did not want to re-establish the Soviet Union, but he did want to re-establish the Russian sphere of influence in the former Soviet Union region. To accomplish that, he had to do two things. First, he had to re-establish the credibility of the Russian army as a fighting force, at least in the context of its region. Second, he had to establish that Western guarantees, including NATO membership, meant nothing in the face of Russian power. He did not want to confront NATO directly, but he did want to confront and defeat a power that was closely aligned with the United States, had U.S. support, aid and advisers and was widely seen as being under American protection. Georgia was the perfect choice.

By invading Georgia as Russia did (competently if not brilliantly), Putin re-established the credibility of the Russian army. But far more importantly, by doing this Putin revealed an open secret: While the United States is tied down in the Middle East, American guarantees have no value. This lesson is not for American consumption. It is something that, from the Russian point of view, the Ukrainians, the Balts and the Central Asians need to digest. Indeed, it is a lesson Putin wants to transmit to Poland and the Czech Republic as well. The United States wants to place ballistic missile defense installations in those countries, and the Russians want them to understand that allowing this to happen increases their risk, not their security.

The Russians knew the United States would denounce their attack. This actually plays into Russian hands. The more vocal senior leaders are, the greater the contrast with their inaction, and the Russians wanted to drive home the idea that American guarantees are empty talk.

The Russians also know something else that is of vital importance: For the United States, the Middle East is far more important than the Caucasus, and Iran is particularly important. The United States wants the Russians to participate in sanctions against Iran. Even more importantly, they do not want the Russians to sell weapons to Iran, particularly the highly effective S-300 air defense system. Georgia is a marginal issue to the United States; Iran is a central issue. The Russians are in a position to pose serious problems for the United States not only in Iran, but also with weapons sales to other countries, like Syria.

Therefore, the United States has a problem -- it either must reorient its strategy away from the Middle East and toward the Caucasus, or it has to seriously limit its response to Georgia to avoid a Russian counter in Iran. Even if the United States had an appetite for another war in Georgia at this time, it would have to calculate the Russian response in Iran -- and possibly in Afghanistan (even though Moscow's interests there are currently aligned with those of Washington).

In other words, the Russians have backed the Americans into a corner. The Europeans, who for the most part lack expeditionary militaries and are dependent upon Russian energy exports, have even fewer options. If nothing else happens, the Russians will have demonstrated that they have resumed their role as a regional power. Russia is not a global power by any means, but a significant regional power with lots of nuclear weapons and an economy that isn't all too shabby at the moment. It has also compelled every state on the Russian periphery to re-evaluate its position relative to Moscow. As for Georgia, the Russians appear ready to demand the resignation of President Mikhail Saakashvili. Militarily, that is their option. That is all they wanted to demonstrate, and they have demonstrated it.

The war in Georgia, therefore, is Russia's public return to great power status. This is not something that just happened -- it has been unfolding ever since Putin took power, and with growing intensity in the past five years. Part of it has to do with the increase of Russian power, but a great deal of it has to do with the fact that the Middle Eastern wars have left the United States off-balance and short on resources. As we have written, this conflict created a window of opportunity. The Russian goal is to use that window to assert a new reality throughout the region while the Americans are tied down elsewhere and dependent on the Russians. The war was far from a surprise; it has been building for months. But the geopolitical foundations of the war have been building since 1992. Russia has been an empire for centuries. The last 15 years or so were not the new reality, but simply an aberration that would be rectified. And now it is being rectified.


This report may be forwarded or republished on your website with attribution to www.stratfor.com.

Copyright 2008 Strategic Forecasting, Inc.

http://www.stratfor.com/weekly/russo_georgian_war_and_balance_power

Via Форум Бизнес-разведчиков

Некоторые другие мои сайты и блоги:

Сайт "Конкурентная разведка" - инструменты конкурентой разведки и публикации по теме конкурентной разведки

Корпоративные блоги - блог о корпоративных блогах. Я придерживаюсь точки зрения, что корпоративный блог - в первую очередь важный элемент информационной защиты педприятия, мощное оружие информационной войны.
А не аморфное, списанное из западных книжек, но не понятое "средство сделать компанию более человечной".

Конкурентная разведка и Информационная война - Подборка публикаций по теме информационной войны.

Невидимый Интернет - Небольшой сайт, рассказывающий о том, что такое Невидимый Интернет

Мастер-класс Ющука Евгения Леонидовича по противодействию информационному нападению в Интернете - Это кейс. Пример открыто проведенной операции конкурентной разведки по противодействию "черному PR" в Интернете.
 

Tags: evgeny yushchuk, russo-georgian war, оффтоп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments