Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Category:

Научный материал о трансформации троллинга к настоящему моменту: "Троллинг в русскоязычных медиа"

Дускаева Л.Р.
доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой медиалингвистики, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия
e-mail: l.duskaeva@spbu.ru

Коняева Ю.М.
кандидат филологических наук, доцент кафедры речевой коммуникации, Санкт-Петербургский государственный университет
e-mail: j.konyaeva@spbu.ru


В статье рассматривается особый тип речевого поведения — троллинг. Отмечается, что троллинг возникает как реакция на изменения условий функционирования СМИ и из анонимного сетевого общения превращается в активно использующуюся традиционными СМИ речевую практику. Интенционально троллинг можно охарактеризовать как разрушающее коммуникацию самоутверждение, грубую корректировку полемистов, уводящих разговор в сторону от предмета полемики либо предложение позабавиться, снять напряжение, развлечься. Структурно троллинг представляет собой в диалогической речи — метатекстовую стимулирующую реплику, которая не предполагает ответа, в монологической письменной речи — особый способ ведения авторской речевой партии. Выделяются смысловые формы троллинга: грубость, издевка, сарказм, либо — подтрунивание, подшучивание над говорящим, обыгрывание содержащейся в чьей-то речи двусмысленности, неопределенности или откровенной глупости.

Ключевые слова: троллинг, провокация, издевка, медиатекст, речевая практика

.............

Троллинг в письменной монологической речи

В монологическом тексте троллинг используется, с одной сторо­ны, для придания остроты информационному потоку, эпатажности (что активизирует использование тематических сдвигов и алогизмов), с другой - для прекращения бессмысленного диалога с целью разре­жения информационного потока (для чего привлекаются различные средства создания комического эффекта). В первом случае можно го­ворить о деструктивном характере троллинга, который становится шумом в общем информационном потоке. Во втором же - разруше­ние взаимодействия имеет конструктивную основу, очищая инфор­мационный поток от лишней информации. Рассмотрим примеры.

.............

Иногда троллинг используется в случаях, когда другие способы полемики уже не работают, потому что противник не способен внимать разумным доводам. Вот какова устная реакция официаль­ного представителя МИД РФ Марии Захаровой на сообщение о переименовании русского названия украинского города Днепро­петровск в Днепр:

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова сказала на брифинге в Сочи: «После таких решений, которые абсолютно ото­рваны от исторических реалий, я, честно говоря, начала переживать за возможное сокращение и других названий таких городов, как Хер­сон, Запорожье».

Верховная рада Украины в четверг приняла постановление о пере­именовании города Днепропетровск в Днепр в рамках закона о декоммунизации (Захарова пошутила насчет переименования городов Украины. РИА Новости. 19.05.2016).

Грубую форму насмешка не принимает, потому что грубые сло­ва не проговариваются и не прописываются, хотя восстановить недосказанное никому не составляет труда, - так нелепость пове­дения украинских законодателей обнажается до предела. Троллинг демонстрирует установку на прерывание обмена смыслами там, где перспектив у коммуникации нет.

В качестве еще одного конструктивного эффекта троллинга от­метим высмеивание бессмысленности высказываний, действий, деятельности персоны. Примером является материал «Христос, Будда, Тутанхамон, Чингисхан - великие украинцы! И только Пушкин - еврей...» (Комсомольская правда. 13.03.2015). В заго­ловке, конечно же, можно уловить иронию, которая развивается далее по тексту: Такое всемирно-историческое открытие сделал уче­ный с Незалежной Валерий Бебик.

Бебик — не какой-то там деревенский историк-самоучка. Дос­тойный ученый муж — доктор политических наук, кандидат психо­логических наук, профессор, проректор Университета «Украина», председатель Всеукраинской ассоциации политических наук... Еще в 90-х работал главным консультантом в пресс-службе Администра­ции первых президентов Украины Кравчука и Кучмы. Ныне — руково­дитель рабочей группы по социальным коммуникациям Общественно­го гуманитарного совета при Президенте Украины. Ведущий радиопрограммы «Из глубины тысячелетий». Его научные статьи регулярно публикует официальный орган Верховной рады «Голос Ук­раины».

Перечисление всех званий ученого в одном тексте - уже троллинг, особенно на фоне первой ироничной номинации, передан­ной с помощью отрицательной конструкции (не какой-то там деревенский историк-самоучка). Важную роль в создании иронич­ной интонации играют, с одной стороны, компоновка фактов, в контексте которой перечисление открытий ученого становится бессмысленным, а с другой - стилистический контраст. Послед­ний формируется сочетанием сниженной и патетической тональ­ности (Бебик — не какой-то там деревенский историк-самоучка. Достойный ученый муж — доктор политических наук, кандидат психологических наук, профессор, проректор Университета «Укра­ина», председатель.). Эти приемы помогают читателю ощутить неприкрытую издевку над исследованием ученого, открытия ко­торого делаются под давлением политической конъюнктуры. Троллинг, достигаемый использованием комических приемов, направлен на очищение информационного пространства от лиш­него «шума».

Заключение

Подводя итог, еще раз отметим, что троллинг из анонимного сетевого общения превратился в активно использующуюся тради­ционными СМИ речевую практику. Интенционально троллинг можно охарактеризовать по-разному: иногда как разрушающее коммуникацию самоутверждение, иногда как грубую корректи­ровку полемистов, уводящих разговор в сторону от предмета поле­мики, а иногда это предложение позабавиться, снять напряжение, развлечься. Структурно троллинг представляет собой в диалогиче­ской речи - метатекстовую стимулирующую реплику, которая не предполагает ответа. В монологической письменной речи - это способ ведения авторской речевой партии. Смысловые и стили­стические формы троллинга различны: издевка, даже сарказм, а иногда - подтрунивание, подшучивание над говорящим, обыгры­вание содержащейся в чьей-то речи двусмысленности, неопреде­ленности или откровенной глупости.

Примечания

1 Исследование выполнено при поддержке гранта Президента Российской Фе­дерации МК-5506.2016.6 «Личность творца в зеркале современной российской журналистики: модель ценностно-организующего речевого воздействия».

2 Однако Т.А. Воронцова стремится разделить речевую агрессию и троллинг, утверждая, что «конечная цель агрессора - захват коммуникативного пространст­ва и превращение диалога в монолог», а «игровая сущность троллинга определяет­ся тем, что он имеет диаметрально противоположную цель - инициировать или активизировать коммуникативный процесс, коммуникативной неудачей троллинга будет отсутствие реакции на данные агрессивные действия» (2016: 113). Здесь требуется внести уточнение. Диалогом называется не только непосредственное реплицирование двух общающихся, но и взаимодействие их смысловых позиций. Точнее все-таки сказать, что тролль провоцирует продолжение коммуникации, но, поскольку он игнорирует общую тему разговора, диалог как обмен смыслами тролль, конечно, разрушает.

Библиография

Акулич М.М. Интернет-троллинг: понятие, содержание и формы // Вестн. Тюменск. ун-та. 2012. № 8. С. 47-54.

Внебрачных Р.А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуаль­ных сообществах // Вестн. Удмуртск. ун-та. Сер. Философия. Социоло­гия. Психология. Педагогика. 2012. Вып. 1. С. 48-51.

Воронцова Т.А. Троллинг и флейминг: речевая агрессия в интернет-коммуникации // Вестн. Удмуртск. ун-та. Сер. История и филология. 2016. № 2. С. 109-116.

Галичкина Е.Н. Компьютерная коммуникация: лингвистический ста­тус, знаковые средства, жанровое пространство: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Волгоград, 2012.

Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи: Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. СПб: Златоуст, 1999.

Ксенофонтова И.В. Специфика коммуникации в условиях анонимности: меметика, имиджборды, троллинг // Интернет и фольклор. М.: Государст­венный республиканский центр русского фольклора, 2009. С. 285-294.

Лутовинова О.В. Языковая личность в виртуальном дискурсе: автореф. дис. ... докт. филол. наук. Волгоград, 2013.

Немыка А.А., Ушаков А.А. Дискурсивное пространство текста: трол­линг как элемент некооперативной речевой стратегии современной ин­тернет-коммуникации // Вестн. Российск. ун-та дружбы народов. Сер. Вопросы образования: языки и специальность. 2012. № 4. С. 68-71.

Семенов Д.И., Шушарина Г.А. Сетевой троллинг как вид коммуника­тивной деятельности // Междунар. журнал экспериментального образо­вания. 2011. № 8. С. 135-136.

Спиридонова В.А., Третьякова Е.А. К вопросу о неэтикетном речевом поведении в электронном дискурсе // Вестн. С.-Петербургск. ун-та. Сер. 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2012. № 3. С. 168-171.

Шопенгауэр А. Наша личность - первое условие счастья: [философ­ские трактаты: пер. с немецкого]. М.: Э, 2017.

Baker P. (2001) Moral panic and alternative identity construction in Usenet. Journal of Computer-Mediated Communication 7 (1): 0. doi:10.1111/j.1083-6101.2001. tb00136.x

Binns A. (2012) Don’t Feed the Trolls! Managing Troublemakers in Magazine’s Online Communities. Journalism Practice 6 (4): 547–562.

Buckels E., Trapnell D. & Paulhus D. (2014) Trolls just want to have fun. Personality and Individual Differences. DOI: https://doi.org/10.1016/j.paid.2014.01.016

Castells M. (2006) The theory of the Network Society. Cornwall, Great Britain: MGS Books Ltd.

Donath J. S. (2010) Identity and Deception in the Virtual Community. London.

Herring S. C., Job-Sluder K., Scheckler R., Barab S. (2002) Searching for safety online: Managing “trolling” in a feminist forum. The Information Society 18 (5): 371–383.

Phillips W. (2015) This Is Why We Can’t Have Nice Things. Mapping the Relationship between Online Trolling and Mainstream Culture. MIT Press.

Shin J. (2008) Morality and Internet Behavior: A study of the Internet Troll and its relation with morality on the Internet. In K. McFerrin et al. (eds.) Proceedings of Society for Information Technology & Teacher Education International Conference. Las Vegas, Nevada, USA: Association for the Advancement of Computing in Education (AACE): 2834-2840.

Van Djik T. (1999) The Network Society: Social Aspects of New Media. London: Sage.

Поступила в редакцию 29.08.2017



Полностью - тут: Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика https://vestnik.journ.msu.ru/books/2017/5/trolling-v-russkoyazychnykh-media/
Tags: Троллинг
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments