Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Сергей Минаев: Деловая разведка пользуется спросом

http://www.amulet-group.ru/page.htm?id=104

Сергей Минаев: Деловая разведка пользуется спросом

Специальная информационная служба (СИНС) - одна из первых и немногих пока в России частных компаний, активно работающая в области, именуемой деловая/конкурентная разведка. Если просмотреть сайт организации, то о компании может создаться впечатление как о довольно универсальном охранном предприятии, каких в стране немало. На самом деле СИНС
выгодно отличается тем, что находится на передовом рубеже информационного бизнеса, где решающую роль играют не традиционные, известные по детективной литературе методы добывания коммерческой информации, а современная технология поиска в Интернет сети и анализ.

Однако, Генеральный директор Специальной информационной службы Сергей Юрьевич Минаев в беседе с нашим корреспондентом был осторожен в определении профиля компании:

С.М.: Мы сами не занимаемся мероприятиями разведывательного характера. СИНС - это некий системный интегратор. Стараемся знать все о фирмах, работающих в этой области информационного бизнеса. И когда получаем заказ, который, кстати, никогда не бывает стандартным, разбиваем его на конкретные задания и рассылаем своим контрагентам в Москве, в российских регионах и за рубежом. В самой компании работает мощная группа аналитиков и веб - поисковиков, "выкапывающих" и обрабатывающих первичную информацию, главным образом из Сети. Многое удается взять из открытых источников. И хотя мы не продаем, как правило, первичную информацию, иногда в результате поиска в Сети получаем практический готовый ответ на поставленный заказчиком вопрос.
Когда информации из открытых источников недостаточно, - а именно так чаще всего и случается, обращаемся к своим партнерам. Те, используя свои профессиональные пути добывания развединформации, доделывают ту часть заказа, которой у нас не хватает, и тем самым дополняют наш аналитический отчет.

Корр.: С какого рода заказами чаще всего приходится иметь дело?

С.М.: Одно из приоритетных для СИНС направлений - проверка потенциальных партнеров. Среди наших клиентов российские компании и предприятия, которым мы помогли избежать деловых контактов с сомнительными бизнесменами, в том числе зарубежными. Так, однажды по просьбе одной крупной российской организации, занимающейся космосом, мы провели (по открытым источникам) проверку гражданина Израиля, предлагавшего себя в партнеры, и выяснили, что у себя на родине он проходил по суду в качестве обвиняемого в шпионаже в пользу США. Хотя до приговора не дошло, дело замяли, деловые контакты с ним продолжения не имели. Такого рода проверки компаний и отдельных лиц мы осуществляем регулярно.

Корр.: Как Вы оцениваете нынешнее положение с конкурентной разведкой в России?

С.М.: В 1991 году, когда создавались первые частные охранные организации, многие говорили, что у нас информационного рынка нет и еще долго не будет, что российские компании, вторгающиеся в бизнес, связанный с деловой информационной разведкой и безопасностью, быстро умрут. Прошло десять лет. Не все остались в этом бизнесе. Но кто смог выжить, успешно работают. Деловая разведка пользуется спросом.

Корр.: Известно, сколько российских компаний действуют в этой сфере бизнеса?

С.М.: Тех, кто специализируется исключительно на деловой разведке, кто зарабатывает только на ней - очень мало.

Если говорить о фирмах, где деловая разведка составляет одно из направлений, то можно насчитать их до десятка практически в каждом субъекте Российской Федерации. В Москве их около сотни. Это совсем немало для страны с переходной экономикой.
На рост числа профессионалов и компаний деловой разведки повлиял финансовый кризис августа 1998 года. Тогда резко упал спрос на охранные предприятия, произошел обвал в расценках - в пять, семь раз. Частные охранные предприятия - а их в стране было создано в начале девяностых годов очень много, - оказались в плачевном состоянии. Руководители ряда компаний осознали, что надо заниматься аналитикой, информационной разведкой. Некоторые полностью перешли в новую область бизнеса. Другие открыли у себя соответствующие подразделения, дочерние предприятия и деловая разведка заняла там одно из приоритетных мест.
Получилось не у всех. Бизнес оказался здесь не таким простым, как представлялось со стороны. Но в целом этот сегмент российской экономики довольно быстро развивается.

Корр.: Каковы его особенности?

С.М.: Еще несколько лет назад чуть ли каждый журналист или бывший работник спецслужб, правоохранительных органов полагал, что может легко попасть и закрепиться на этом рынке информационного бизнеса. Практически же произошел большой отсев за счет мелких, случайных в этом бизнесе фирм. Сегодня рынок деловой разведки структурировался, на нем остались серьезные профессиональные компании.
Другая особенность - заметно меньшую роль играют традиционные методы получения информации, почерпнутые из детективов, - слежка, подслушивание и т.п. Те, кто любит "шпионские игры", сталкиваются сегодня с возрастающими трудностями, поскольку государство небезуспешно наводит здесь порядок. Тем более, что далеко не все умеют пользоваться такими способами и часто вторгаются в личную, частную жизнь, что противозаконно.
Отрадно, что все больше доминирует аналитика, использование открытых источников. Растет понимание, что надо не увлекаться детективами, а заниматься серьезной, кропотливой аналитической работой.

Корр.: Вы упомянули августовский кризис 1998 года. Он подвел черту под деятельностью многих, в том числе крупных кредитных организаций России, прежде всего банков.
Причин их краха было несколько. Одна из них - невозвратные кредиты.
Известно, что в странах с развитой рыночной экономикой созданы и довольно эффективно используются базы данных кредитных историй. А как у нас, в России, обстоит дело? В данном случае я задаю Вам вопрос как Председателю только что созданной Торгово-промышленной палатой РФ "Комиссии по проблемам информационной открытости и финансовой прозрачности субъектов кредитного рынка" - такое вот длинное название у комиссии.

С.М.: Невозвратность многих кредитов, денежных и товарных, в значительной мере предопределяет неблагоприятный инвестиционный климат в России. Банкиры, оптовые продавцы зачастую не знают финансового бэкграунда своих контрагентов - заемщиков. Конечно, можно получать информацию традиционным способом - нанимая детективов, проводя расследования. Так многие сегодня в России и поступают.
Между тем, на Западе давно используются специальные банки данных, содержащие необходимую информацию о потенциальных заемщиках, так называемые "кредитные истории". В одних странах они создаются и поддерживаются государственными учреждениями, например, торгово-промышленными палатами. В других - этим занимаются частные компании. Но везде такие банки данных очень востребованы. Ими широко пользуются кредиторы.
У нас нет соответствующего закона. Уже несколько лет в Государственной Думе готовится законопроект о сборе и хранении кредитных историй, который пока не прошел ни одного чтения. Собственно прописываются несколько вариантов концепции. Один из них, к примеру, предусматривает главенствующую роль Центрального банка России как держателя кредитных историй. Но ведь кредиты даются не только финансовые. Широко распространены и товарные.
Другой вариант предполагает создание отдельной структуры в качестве кредитного информационного бюро.
Третий вариант допускает участие частных коммерческих организаций в хранении кредитной информации.
Но, к сожалению, общего понимания концепции закона пока нет.

Корр.: То есть все упирается в поиск единого подхода и продвижение законопроекта?

С.М.: Не только. Здесь много проблем. В том числе психологического характера. Например, как заинтересовать кредиторов в предоставлении информации о своих должниках. Ни для кого не секрет распространенная в 90-е годы практика заведомо невозвратных кредитов под так называемый "откат", "черный нал". Некоторые рассуждают таким образом: "этот мошенник "кинул" меня, пусть "кинет" и еще кого-нибудь". Кое-кто сомневается: а вдруг заемщик окажется честным, вернет кредит. Мы его в "черный список", а он в суд…
Имеет место и определенный скепсис. Мол, когда еще можно будет воспользоваться базой данных кредитных историй. А готовить информацию надо уже сейчас, отвлекая на это работников.
Высказываются также опасения, что держатель базы данных начнет торговать коммерческой конфиденциальной информацией, зарабатывая на этом деньги. А этого никто из собственников информации не хочет. Выход - в образовании распределенной базы данных со многими собственниками, но единым техническим стандартом. Такие корпоративные коммуникационные центры баз данных, включающие кредитные истории компаний разных стран, широко используются за рубежом.
Другая проблема - неотрегулированность правовых аспектов сбора информации о физических лицах. Здесь надо иметь в виду, что кредитные истории привязаны не столько к компаниям, которые появляются и исчезают, а к конкретным людям. Их права защищены законом, а, следовательно, всегда есть риск попасть под уголовную или административную ответственность за сбор и хранение конфиденциальной информации о физических лицах. Конечно, и здесь ситуация не безвыходная. Можно собирать данные именно по юридическим лицам, а современные информационные технологии позволяют отслеживать тех, кто за ними стоит.
Но нужен закон. А перспективы его прохождения в Думе, как я говорил, не ясны. Поэтому Торгово-промышленная палата РФ, представляющая интересы предпринимателей, создала специальную комиссию для преодоления преград на этом пути. О некоторых из них я уже упомянул.

Корр.: Кто в Комиссию вошел?

С.М.: На предложение работать в рамках Комиссии откликнулась Ассоциация российских банков - их заинтересованность в отрегулировании рынка кредитов понятна, и ряд других организаций: "Аргус", "ДеФакто", СИНС и другие.

Корр.: Видимо, будет перениматься западный опыт?

С.М.: Кое-какой опыт накоплен и в России. Очень много делает в этом направлении Dun & Bradstreet - CIS, создавший в России клубы кредиторов с базами данных в таких отраслях экономики как агрохимия, фармацевтика, кондитерская промышленность.
Отдельные успешные попытки предпринимаются в некоторых регионах, как, к примеру, в Нижнем Новгороде, где с участием нескольких десятков крупных оптовиков создана корпоративная база данных, куда попали недобросовестные получатели товарных кредитов.
Что касается общефедеральной информационной системы, то пройдет не один год, прежде чем будет достигнута "критическая масса", делающая ее эффективной.
Я думаю, что те, кто сейчас начнет создавать БД кредитных историй, преодолевая бесчисленные проблемы, лет через десять будут на коне. Процесс уже пошел. Хотя мы еще в самом начале пути, и вопросов пока больше, чем ответов.

В заключение интервью Сергей Минаев пожелал нашему журналу "успешно развиваться, интегрировать вокруг себя субъектов информационной деятельности, а издателю - придерживаться разумного компромисса между стремлением к прибыльности журнала и его конструктивным вкладом в развитие отечественной деловой разведки".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments