January 31st, 2015

Ющук Евгений Леонидович

Открытый бесплатный мастер-класс Платона Маматова по негативно-имиджевым технологиям.

Описание целей и задач - тут.
Первый урок:

Платон Маматов
Первое, с чего стоит начать любой пиар-проект, это сбор информации об основном объекте, а также людях и организациях, имеющих к нему какое-либо отношение. Особое внимание уделяем тем, от кого объект в той или иной степени зависит. Традиционный набор для политиков уровня мэра обычно включает в себя:

1. Вертикаль власти
1.1 Губернатор региона
1.2 Полпред округа
1.3 Некий человек (люди) в столичных коридорах власти (здесь могут быть разные фамилии и разные коридоры, в зависимости от)

2. Силовики
2.1 Полиция
2.2 Следственный комитет
2.3 ФСБ
2.4 Прокуратура

3. Медийщики (журналисты, редакторы, блоггеры, владельцы СМИ, etc)
3.1 Городские медийщики
3.2 Региональные/окружные медийщики
3.3 Федеральные медийщики

4. Местные элиты
4.1 Предприниматели
4.2 Политики (муниципальные депутаты, представители политических партий)
4.3 Лидеры мнений (общественники, популярные в городе артисты, профсоюзные деятели, спортсмены, директора образовательных/медицинских/досуговых учреждений, главы диаспор, etc, etc)
4.4 Представители ОПГ

5. Жители города в целом

Необходимо получить представление о том, в каких отношениях наш #кролик находится со всеми выше перечисленными людьми и структурами. Это позволит определить сильные стороны объекта, найти его уязвимые места, определить каналы коммуникации, ключевые месседжи, просчитать риски и расходы, да и вообще решить, стоит ли ввязываться в данный проект.

Способы получения информации бывают разные, от «заказчик принес шесть томов ныне закрытого уголовного дела, распечатки телефонных переговоров и письма из взломанной почты», до сбора инсайдерской информации непосредственно на месте событий и кропотливого копания в СМИ, блогах и социальных сетях.

На этом моменте позднее мы остановимся отдельно, пока же хочу заметить следующее: во-первых, пиарщикам будет нелишним пройти курс конкурентной разведки по материалам г-на Ющука. Азы там разжеваны натурально в кашу. Во-вторых, информацию на блюдечке с голубой каемочкой приносят редко. Чаще всего приходится или дополнять полученное материалами из открытых источников, или вообще полностью искать самому. Поэтому мы будем искать, искать, и еще раз искать.

Итак, группа, внимание. Первым подопытным кроликом становится мэр Златоуста Вячеслав Анатольевич Жилин (Сережа, ты угадал, и получаешь бонус). А теперь – копайте!

#тренируемсянакроликах
Ющук Евгений Леонидович

Оффтоп. Мы сделали, по сути, инструкцию для пассажира самолета или поезда. Любого класса.

«Бизнес-классовая борьба» полиции в Домодедово. Кто виноват и что делать?

Материалы журналистского расследования Интермонитора и рекомендации для авиапассажиров.
Коллаж Домодедово

Что общего у московских рынков и аэропорта Домодедово?

Когда постоянные читатели Интермонитора поделились с редакцией историей о том, что к ним, предположительно с целью вымогательства, «пристают» полицейские в Домодедово, мы удивились. Не самому инциденту, а обстоятельствам, при которых он произошел. Дело в том, что наш респондент – вполне успешный бизнесмен, давно не молодой человек, не просто опрятно, а прилично одетый, и главное – летевший бизнес-классом.

Но у него в сумке (в ручной клади) было несколько пачек наличных денег. Не бог весть какая сумма, тем более, по его меркам. В сумке она оказалась потому, что в банкоматах сегодня, чаще всего, «заряжены» тысячные купюры, и в карман деньги физически не поместились.
Да еще снижаются лимиты на снятие наличных в банкоматах, в условиях сжимания ликвидности Центробанком, плюс высока нестабильность многих банков. В итоге, люди все чаще предпочитают иметь наличные, нежели «зависнуть» у банкомата в другом городе, тем более, в Москве.

В общем, попытки полицейских аэропорта Домодедово «приставать» к человеку, летящему бизнес-классом, по поводу наличия у него при себе денег, нас, мягко говоря, сильно удивили во многих отношениях.

Первое что пришло нам в голову: в аэропортовскую полицию набрали людей с рефлексами патрульно-постовых милиционеров с овощного рынка. Второе: Домодедово, через которое летают покорные гастарбайтеры, развратило тамошнюю полицию до такой степени, что она стала вообще забывать о Законе.

Но затем мы подумали, что, наверное, у полицейских могут быть и какие-то иные основания, кроме личной корысти.

Проведя опрос среди всех знакомых и «знакомых знакомых», до кого смогли добраться, мы обнаружили еще двоих авиапассажиров, к которым также пытались «приставать» домодедовские стражи порядка. О том, чтобы нечто подобное происходило в других аэропортах, у нас информации нет.
Поскольку все, с кем мы общались – люди законопослушные, полицейские от них в итоге отстали. Но мы получили возможность составить примерную картину происходящего.

На Интернет-форумах мы также находили информацию о том, что время от времени подобные ситуации бывали и ранее. Форумчане, как правило, однозначно клеймили это как попытку психологического давления, с целью вынудить «поделиться», но для посетителей Интернет-форумов это, в принципе, типичная реакция.

Мы стали разбираться в ситуации. Чтобы она была понятна во всех своих нюансах – расскажем по порядку.

Collapse )

Ющук Евгений Леонидович

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ: ОБЪЕКТИВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Доклад директора Stratfor.

Доклад директора Stratfor Валдайскому клубу

Стратегическое прогнозирование относится к той части разведывательной деятельности, в фокусе которой находятся события, оказывающие глубокое, фундаментальное воздействие на международную систему.
Среди таких, стратегических, событий можно назвать коллапс европейского империализма, попытку Советского Союза повлиять на баланс сил путем размещения ракет на Кубе, союз США с Китаем, финансовый кризис 2008 г. и современный конфликт на Украине. Очень часто одно из таких событий становится силой, вызывающей цепную реакцию других значимых событий. Такие стратегические события имеют долгосрочные последствия и оказывают влияние на действие основополагающих механизмов мировой системы, в результате чего целые нации оказываются в выигрыше или же серьезно проигрывают.

Выявление подобных событий могут дать потребителям разведывательной информации огромные преимущества. Но при этом сами разведывательные организации не любят иметь дело с такими событиями. Разведывательные организации действуют по принципу, ориентированному на источники, т.е. под этим понимается проникновение в сам процесс планирования. Стратегическое же прогнозирование сосредотачивается на событиях, которые не являются прямым следствием чьего-то решения, либо же при своей реализации приводят к неожиданным и незапланированным последствиям. Так, например, обычный сбор разведывательных данных в Политбюро ЦК КПСС в конце 1980-х не выявил бы ничего, что могло бы помочь предугадать возможное развитие событий, просто потому, что ни у кого, в том числе и у самого Политбюро, не было никакого ясного представления о будущем, не говоря уже о каком-либо контроле над ним. Разведывательные службы, возможно, могли бы раскрыть планы "Черной руки" по убийству эрцгерцога Франца Фердинанда, но, основываясь лишь на этой информации, они не смогли бы предсказать начало Первой мировой войны.

Общий обзор методов стратегического прогнозирования

Стратегическое прогнозирование относится к наиболее чуждому разведывательным службам классу разведывательной деятельности. Оно имеет дело с событиями, которые нельзя проанализировать при простом обращении к источникам и чьи результаты не были ожидаемыми и запланированными ни одной из вовлеченных сторон. Кроме того от политиков, вовлеченных в процесс принятия решений, не зависит, произойдет ли это событие. Их действия могут сводиться лишь к подготовке к серьезным изменениям. Наиболее привлекательными для политических лидеров являются те проблемы, которые находятся под их строгим контролем, в то время как стратегические вопросы, в ходе решения которых к тому же так просто допустить ошибку, требуют огромных усилий и связаны с серьезными политическими издержками. В разведывательных службах карьеры делаются не за счет предсказания долгосрочных трендов, даже в том случае если эти предсказания были абсолютно верны. Учитывая постоянные радикальные сдвиги в истории, которые бросают вызов традиционному мышлению, большинство стратегических прогнозов кажутся потребителям продуктов разведывательной деятельности просто нелепыми. С этой точки зрения, стратегическое прогнозирование – форма разведывательной деятельности, которая практикуется за пределами правительственных кабинетов и государственных разведывательных служб.

Стратегическая разведка производится не за счет работы с источниками, а за счет моделирования. Это отнюдь не значит, что она не нуждается в дополнительной информации, однако это не та информация, которую тяжело или даже опасно заполучить (хотя бывают и такие случаи).
Также подобный тип разведки не нуждается и в больших массивах собранной информации.
Основной принцип стратегической разведки заключается в отсечении всего ненужного "мусора", с тем, чтобы выявить основную движущую силу событий.

Крошечный намек может иногда привлечь внимание к основополагающему процессу, и это особенно заметно в военной сфере. Обнаружение этого крошечного намека требует, однако, большого количества времени и усилий, что оставляет мало времени на его расшифровку. Более того, очень часто этот крайне значимый процесс находится у всех на виду, необходимо лишь его заметить и, что еще труднее, в него поверить.

В Stratfor ‘е мы говорим: "будь глупым". Под этим мы подразумеваем, что не нужно вдаваться в слишком изощренный анализ, чтобы не пропустить то, что находится прямо на виду, и не нужно ценить секретную информацию, добытую с величайшим трудом, больше, чем всем известные факты, которые, однако, никто не может понять. Чрезмерное усложнение и чрезмерная любовь к тайнам скрывают от глаз основополагающие процессы. Так, например, фрагментация Европейского союза – один из важнейших процессов сегодня, - базируется на том факте, что Германия экспортирует 50% от своего ВВП. Об этом знают все, но мало кто может оценить последствия этого явления, которые в реальности огромны. Можно углубиться в изощренный анализ абстракций, лежащих глубоко за пределами этого факта. Но правда находится на поверхности.

Моделирование базируется на понимании двух основных фактов. Во-первых, нет никакого различия между экономической, политической, военной и технологической сферой. Такое деление позволяет эффективно организовывать работу департаментов, но при этом все эти области просто являются различными и тесно переплетенными измерениями национального государства и связанной с ним политической и социальной деятельности. Относительная значимость каждой из этих сфер иногда меняется в зависимости от времени и места, но они всегда присутствуют и всегда взаимодействуют. Стратегическая разведка должна формировать свой взгляд на процессы именно с такой – интегрированной - точки зрения.

Во-вторых, политические лидеры находятся в постоянной зависимости от внешних сил, которые они должны принимать как данность, иначе их карьере придет конец. Наиболее успешными политиками становятся те, кто могут понять обстоятельства, в которых они находятся. Они вершат историю в соответствии со своими желаниями, впрочем, не так, как это понимал Карл Маркс. С первого взгляда, это вполне соотносится с учением Маркса. На самом деле, Маркс не был первым, кто об этом заговорил. Раньше Маркса был Адам Смит и его концепция невидимой руки рынка, в соответствии с которой индивиды преследуют свои частные интересы и в ходе своей деятельности вносят вклад в повышение благосостояния нации. Сам же Смит заимствовал эту мысль у Макиавелли, который утверждал, что Государь, не имея возможности отвлечься от войны, должен при этом сосредотачиваться на поступках, которые ему продиктованы обстоятельствами. Добродетель Государя заключается в исполнении своего долга, а не в мечтах о власти, которой он не имеет. Стратегическое прогнозирование и марксизм схожи лишь в том, что они базируются на постулате о том, что основой политической жизни является необходимость.

Необходимость предсказуема, особенно, если вы имеете дело с рациональными игроками, а успешные политики всегда предельно рациональны в рамках того поля, на котором они играют. Действия, которые необходимо предпринять для того, чтобы повести за собой миллион человек, не говоря уже о сотнях миллионов, требуют чрезвычайной дисциплины и развитых инстинктов. Немногие могут даже начать подъем и лишь самые дисциплинированные могут достигнуть высот. Сегодня среди журналистов и аналитиков модно относиться к политикам с презрением, как к людям необучаемым или не обладающим большим умом. Но такие журналисты и аналитики путают неполноценность с принципиально иным типом мышления. Это позволяет им самим поверить в свою "полноценность", но при этом они не делают ничего для того, чтобы указать нам, в каком направлении двигаться. У Барака Обамы и Владимира Путина гораздо больше общего друг с другом, чем со своим населением. Каждый из них смог прийти к власти в своей общественной среде, чего почти никто кроме них добиться не смог.

Если вы последите за игрой двух шахматных гроссмейстеров, вы заметите, что эта игра достаточно предсказуема. Каждый в полной мере оценивает обстановку и понимает, что наличие выбора ходов – не более, чем иллюзия. Вслед за каждым ходом следует ожидаемый ответный ход. Только в очень редких случаях блестящий игрок может найти нестандартное решение. Большинство игр заканчиваются предсказуемыми ничьими. Однако когда играют более слабые игроки, может произойти все, что угодно. Гроссмейстер предсказуем в своей игре именно потому, что его действия четко выверены. От любителя же можно ожидать всего. Но, конечно, у любителя никогда не будет возможности сыграть на одной доске с гроссмейстером. То же относится и к миру политики. Небрежные и случайные действия непредсказуемы, но политикам, их совершающим, долго не выжить. Выживают только одаренные и дисциплинированные, чьи действия, соответственно, легко предугадать.

Задачей стратегической разведки является построение модели, которая учитывала бы широкий спектр факторов, ограничивающих выбор лидера, и выявляла бы императивы, позволяющие ему сохранить роль лидера, а свою страну в сохранности. Наиболее очевидный ограничивающий фактор и он же императив – географическое положение. Германия находится на Северо-Европейской равнине и способна организовывать эффективное производство и доминировать на рынках к югу и юго-востоку от себя, что создает императив активного экспорта и поддержания политического господства на этих рынках. Этот фактор действует с момента объединения Германии в 1871 году. В то же время, учитывая ее географическое расположение и отсутствие природных барьеров, Германия уязвима для внешних угроз. Ей необходимо постоянно укреплять свои экспортные рынки, одновременно обеспечивая физическую безопасность политическими и военными средствами. Такая упрощенная модель позволяет нам сделать ряд утверждений, которые будут оставаться верными вне зависимости от того, кто на данный момент находится во власти. Во-первых, для того, чтобы избежать внутреннего социального напряжения, Германия будет вынуждена поддерживать определенный уровень экспорта при любых обстоятельствах. Во-вторых, политическая среда будет формироваться именно с учетом необходимости экспортировать. В-третьих, Берлин будет пытаться избежать военной конфронтации. В-четвертых, в крайнем случае, Германия должна будет сама инициировать конфликт, а не дожидаться, пока это сделают оппоненты.

Построение этой модели, которая представлена лишь для того, чтобы проиллюстрировать концепции, изложенные ранее, начинается с внутренних политических ограничителей для немецкого лидера. Они приводят к единственному эффективному решению – экспорту. Затем модель переходит к другим проблемам, периодически порождаемым успехами Германии. Канцлер Меркель должна поддерживать экспорт для того, чтобы справляться с безработицей и противостоять политической оппозиции. Часть немецкого экспорта направлена в Европейский Союз, и, следовательно, Германия сформировала Европейский Союз в соответствии со своими интересами. В то же время она не должна создавать ни для кого стратегической угрозы, что позволит ей обеспечить собственную национальную безопасность. Канцлер не может

Collapse )