April 16th, 2019

Ющук Евгений Леонидович

Журналистам. Что на самом деле с заповедником Денежкин камень. А то фигуранты в показаниях путаются

Ниже приведу моё личное мнение и мои личные выводы, как человека, глубоко погруженного в тему промышленной экологии и развития экотуризма в целом, а также заповедника "Денежкин камень" в частности.
Учитывая, что эти господа из "Денежкиного камня" регулярно (и сейчас тоже) открывают рот в мой адрес, полагаю, что у меня есть моральное право свою позицию и свои наблюдения изложить.



Вопрос: Они боролись за экологию и им отомстили?

Ответ: Нет. Они, по сути, издевались над государственной концепцией Экотуризма. Отрицали само существование экотуризма. Матом на него ругались даже публично. https://yushchuk.livejournal.com/991199.html

Обещали всеми силами с ним бороться https://ic.pics.livejournal.com/yushchuk/7212286/1318832/1318832_original.jpg

В общем, активно попёрли против государственной программы. Но при этом хотели получать зарплату в Федеральном ГОСУДАРСТВЕННОМ БЮДЖЕТНОМ учреждении.


Вопрос: Но ведь за экологию они боролись?

Ответ: "Типа боролись". Сели на тему, которую год до них обнаружили и за полгода до них решали - причем под контролем государства. По сути, они в виде "кричалок" заявляли то, что и без них было известно и без них же решалось к тому времени. Обычно такое поведение называют "ловлей хайпа".

Более того, откровенно снюхались с местными депутатами - залезли в политику. Ну и, наконец, занимались этим, в немалой степени, в рабочее время оплаченное государством.
Но, вместо того, чтобы податься в Гринпис, продолжали гулять по лесу, получая зарплату от государства, при этом отказываясь, по сути, делать то, что государство решило делать (и успешно делало - с теми, кто не языком молол, а работу работал)


Вопрос: Их теперь уволят? Они потеряют работу?

Ответ: Я наверняка не могу сказать, но полагаю, что возможны следующие варианты:

1. Их, наконец, заставят работать.

При таком варианте развития событий оплаченные государством прогулки по лесу и вольное обращение с государственным имуществом (типа покатушек на служебном транспорте по общественным делам и допуска на территорию заповедника своих приятелей "по блату) могут закончиться, а развитие экотуризма по прямым указаниям руководства и под отчет к сроку - начаться.

Сбегут ли они после этого, ввиду лени и неумения работать, или по идейным соображениям, или же втянутся в работу - я не знаю.

2. Возможно, они гордо заявят, что убеждения не позволяют им развивать экотуризм и уволятся.

3. Возможно, проверка финансово-хозяйственной деятельности выявит нечто такое, после чего с ними расстанутся уже по инициативе работодателя (и не факт, что без участия правоохранительных органов).

Повторюсь, это мой личное мнение, основанное на изучении творчества руководителей "Денежкиного камня" в соцсетях и блогосфере за последние лет десять, изучении материалов СМИ, а также анализе ответов (и неответов) на журналистские запросы.

Для иллюстрации глубины мышления этих граждан, могу напомнить попытку назвать "персональными данными, которые нельзя публиковать без разрешения" ФИО, место работы и должность директора Анны Квашниной. Это не шутка - она реально накатала жалобу. Понятно, была послана лесом. Но ведь накатать эту жалобу у нее хватило... я даже не знаю, чего, честно говоря. Вот такой руководитель ФГБУ.

Стоит ли удивляться, что ее подчиненные ведут себя примерно также, а экотуризма в их картине мира "не существует".

Евгений Ющук,
Главный редактор издания Интермонитор

Ющук Евгений Леонидович

Федотов: «Интернет — это киберпространство, у которого нет географической привязки»

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о «суверенном» рунете. А глава Роскомнадзора Александр Жаров прокомментировал возможную блокировку Facebook в России


«Давайте есть слона по частям», — заявил глава Роскомнадзора Александр Жаров в ответ на вопрос о возможной блокировке Facebook. По его словам, у Facebook и Twitter есть девять месяцев на выполнение требований закона о локализации баз персональных данных россиян.

Недавно компании были оштрафованы на три тысячи рублей. «Давайте есть слона по частям: суд состоялся, компании оштрафованы. В настоящее время им предоставлено время для того, чтобы выполнить требования законодательства», — сказал Жаров.

Вероятно, Facebook и Twitter все-таки пойдут на компромисс, но не полностью, полагает экс-советник президента по развитию интернета, директор компании LiveInternet Герман Клименко.

Герман Клименко
бывший советник президента по развитию интернета, директор компании LiveInternet
«Во всем мире идет сложный процесс согласования с международными компаниями по исполнению локальных законов. Даже несмотря на то, что Google в Европе выдает достаточно много данных по перепискам пользователей, это все равно не стопроцентное исполнение законодательства. У нас сейчас выстраиваются достаточно сложные отношения. Я думаю, каким-то образом зарубежные компании пойдут навстречу, но в очень ограниченном масштабе. Понятно, что в случае с Google или YouTube история с Telegram не повторится, они не будут бегать, как Дуров. Но мы тоже взаимозависимы: огромный трафик видеоконтента, огромный почтовый трафик. Поэтому будут договариваться по чуть-чуть, начиная, допустим, с террористов. Ведь от Дурова же не требовалось стопроцентного исполнения нашего законодательства, что требуется от «Яндекса», Rambler и Mail.ru, например. От него просили хотя бы начать сотрудничать по террористам. Поэтому я думаю, что будут идти частичные сдвижки».

Поправки в закон «О персональных данных», согласно которым хранение и обработка персональной информации россиян в интернете возможны только через базы данных, находящиеся на территории России, вступили в силу еще в 2015 году. Роскомнадзор ранее уже грозил Facebook блокировкой из-за неисполнения этого закона. «Это не уникальный сервис, есть и другие социальные сети», — подчеркивал тогда Жаров.

Выполнять подобные требования всех стран, кто что ни попросит, было бы странно, комментирует сооснователь проекта Mikado, бывший сотрудник «ВКонтакте» и Telegram Антон Розенберг.

Антон Розенберг
сооснователь проекта Mikado, бывший сотрудник «ВКонтакте» и Telegram
«Думаю, что дальше снова будут какие-то продления сроков. Закон принят 1 сентября 2015 года, и два года вообще ничего особо не происходило, потом были штрафы, то есть, видимо, у Роскомнадзора есть возможности при желании тянуть с исполнением закона долго. А проблема, с моей точки зрения, скорее в том, что вообще не очень понятно, как этот закон исполнять. К примеру, когда мы делали «ВКонтакте», если бы нужно было выполнять требования всех 200 стран в мире и в каждой из них иметь серверы и хранить там персональные данные пользователей, это бы очень сильно усложнило работу. Поэтому, по сути, это сводится к какой-то скорее формальности. Нужно купить серверы в России, как-то оформить их и хранить там что-то для галочки. Скажем, если речь о какой-то системе типа Пенсионного фонда, наверное, понятно, что именно и как хранится, и понятно, что это защита российской системы. Но если это Facebook и там персональные данные — это фамилия, имя и дата рождения пользователя, то как этот маленький кусочек из общего сервиса вычленить и запихать на серверы в России, не очень понятно. А главное, Россия для них не единственная, не главная страна, и выполнять подобные требования всех стран, кто что ни попросит, наверное, было бы странно».

Между тем 16 апреля Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон о «суверенном» рунете. За документ проголосовали 307 депутатов, против — 68.

О кибербезопасности высказался глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов. Он напомнил, что в некоторых странах можно получить доступ в интернет только по паспорту. И Россия в какой-то степени пошла по этому пути, сказал Федотов в интервью Business FM.

Михаил Федотов
председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека
«Я думаю, что наши законодатели не всегда понимают, с чем имеют дело, когда пытаются регулировать деятельность людей в интернете. Ведь интернет — это киберпространство, у которого нет никакой географической привязки, географической локализации у него нет, и поэтому понять, где границы действия российских законов в интернете, просто невозможно, а без этого нельзя понять, как российское законодательство может воздействовать на поведение людей в интернете. При этом, безусловно, надо учитывать такое органическое свойство интернета, как его анонимность. Ведь дело заключается в том, что в интернете взаимодействуют не люди: в интернете взаимодействуют компьютеры, сами приборы, а они не являются ни юридическими лицами, ни физическими лицами — вообще не являются субъектами правоотношений. Поэтому надо всегда устанавливать связь между человеком, о котором вы хотите что-то узнать, и тем устройством, которое было использовано в данном случае в интернете. Это первый вопрос. И второй вопрос — где это все происходило. На сегодняшний день ведь существует система авторизации, которая худо-бедно дает иллюзию неанонимности. Но это иллюзия, потому что на самом деле в этой системе огромное количество прорех. И самое главное, надо понимать, что интернет должен быть удобен для людей, для законопослушных граждан, которых большинство, а мы все время пытаемся сделать его неудобным для людей, чтобы он был прежде всего неудобен для злоумышленников. Но злоумышленников-то меньшинство, а страдают законопослушные граждане».

Если закон одобрит Совет Федерации и подпишет президент, он вступит в силу с ноября.

https://www.bfm.ru/news/412086




Ющук Евгений Леонидович

Почему я считаю, что действия псевдоэкологов из заповедника Денежкин камень похожи на вымогательство

Дело в логике, которую транслируют некоторые руководители заповедника "Денежкин камень" и их группа поддержки.

Как я вижу, общая логика там примерно такая: "Раз нас решили объединить с Оренбургским заповедником - мы в ответ будем много кричать про экологию. А объединяют нас, чтобы заткнуть нам рот".

Но, позвольте! Во-первых, для того, чтобы кричать про экологию, вовсе необязательно работать в заповеднике.
Гринпис и оппозиция, к примеру, непрерывно про экологию кричат, не работая в Федеральном государственном бюджетном учреждении.

Кто мешает тому же супругу директора заповедника Квашниной и ее непосредственному подчиненному, гражданину Возьмителю, например, хоть круглосуточно вопить про экологию, НЕ работая в заповеднике? Интернет есть, голос есть - да кричи, на здоровье. При чем тут работа в заповеднике?

Во-вторых, если некто начинает кричать, когда его могут уволить (не суть важно, что его просто могут заставить работать - предположим ненадолго, что его фантазии верны) - значит, этот некто, видимо, не кричал именно потому, что ему платили?
Но тогда в чем разница такого поведения "некты" с обычным вымогательством?
Мне это непонятно, честно говоря.

На мой взгляд, вопли у псевдоэкологов получились где-то посередине между такими явлениями как "проговорились, по Фрейду" и "чистосердечное признание"


Ющук Евгений Леонидович

Рекомендую мужу Квашниной читать не заметки на стенах у приятелей, а сайт Минприроды

Передайте господину Возьмителю - на мой взгляд, идеологу прогулок по лесу за счет государства - что на сайте Минприроды (это ведомство, которое пока еще платит зарплату Возьмителю и его супруге - хотя я и не очень понимаю, зачем) русским по белому написано про экологический туризм в заповедниках.

Понятно, без бреда про шашлыки, замусоривание территории, асфальтовые дороги в центр заповедника и тому подобной мути. А по существу. Вот пруф - и таких немало:



http://www.mnr.gov.ru/press/news/minprirody_rossii_razrabotalo_instruktsiyu_po_razvitiyu_ekologicheskogo_turizma_na_osobo_okhranyaemy/?special_version=Y

А вообще, конечно, крайне любопытно смотреть, как сотрудники федерального государственного бюджетного учреждения пытаются одновременно рассказывать, что экологического туризма вообще не существует, и что они его всеми конечностями поддерживают.

На что угодно согласны, лишь бы и дальше получать зарплату, но не реализовывать то, что решили Путин и Министр, и что успешно реализовывают те, кто умеет и хочет работать?
Как по мне, это нечто, вроде психологии классических паразитов, присосавшихся к бюджету: "Работать не умею и не хочу, поэтому буду рассказывать сказки, противоречащие реальности, не пускать тех, кто работать умеет и хочет, и получать зарплату"


Ющук Евгений Леонидович

Беседа под скулёж незадачливых агрессоров. Кстати, применимо ко многим моим "пациентам"

Беседа состоялась ВКонтакте. Граждане, которые беззаботно атаковали беззащитный, как они полагали, объект, вдруг обнаружили, что парадным маршем идти не получается, и вообще как-то всё нерадостно развиваться начинает.
И, как большинство им подобных, в итоге заблажили: "Ой-Ай! Ющук занимается информационными войнами!..".
Ну, а я, понятно, показал - кто это так блажит, почему блажит, и почему он сам себе при этом злобный Буратино.
Вот, на этом фоне и произошел диалог:

Филипп Медведкин
В устах подобных личностей занятие "информационными войнами" расположено где-то рядом с поеданием младенцев. При том что занятие коррупцией, использование служебного положения и вредительство прикрытые как раз информационным щитом - вполне себе благовидные шалости)) так, наблюдение)))

Евгений-Леонидович Ющук
Филипп, а ещё, подобные личности не любят вспоминать, что информационная война - это необязательно нападение.
Как, если бы пилоты "Юнкерсов" в 1945-м недоумевали: "Ну да, мы бомбим, но за что нас сбивать?"


А, в целом, отмечу, что подавляющее большинство тех, чью атаку мне приходилось парировать, подходят вот под это описание "кинестетиков":



Но есть и разумное меньшинство. Которое, кстати, не только избегает судьбы "кинестетиков", но иногда еще и клиентов мне потом приводит.

P.S. А информационными войнами я действительно занимаюсь - и как практик, и как теоретик. Вот так: http://www.razvedka-internet.ru/