April 28th, 2019

Ющук Евгений Леонидович

Государство показало, как СТЗ портит воздух и воду. "Непродажная" Ферфис этого "не заметила"*

Итак, если посмотреть активность, как я полагаю, "карманного" блогера Северского трубного завода Екатерины ("Эрики") Ферфис, становится очевидным, что у нее есть только один загрязнитель окружающей среды в Полевском - предприятие "Уралгидромедь".

А теперь мы возьмем в руки официальный документ под названием "ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД О СОСТОЯНИИ И ОБ ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2017 ГОДУ" и откроем его на стр. 253.

И прочитаем:

"ПАО «Северский трубный завод».
В ходе проверки выявлено 22 нарушения, из них 15 ‒ в области обращения с отходами (на некоторые виды отходов не установлены нормативы образования отходов и лимиты на их размещение, отсутствие разработанных паспортов; инвентаризация образующихся на предприятии отходов производства и потребления проведена некорректно; не проведена государственная экологическая экспертиза; осуществление деятельности по обращению с отходами без лицензии на осуществление деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I‒IV классов опасности); 3 ‒ в области охраны атмосферного воздуха (инвентаризация источников выбросов вредных веществ проведена некорректно; осуществление выбросов серы диоксида (ангидрида сернистого) без специального разрешения на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух; несоответствие фактической эффективности установки очистки газа (источник выбросов № 0226) проектной эффективности); по 2 нарушения в сфере землепользования и в области охраны водных объектов (сброс сточных вод с превышением допустимых концентраций установленных нормативов допустимого сброса (лимитов); невыполнение мероприятий по снижению сбросов загрязняющих веществ в водный объект, а также установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв от ветровой, водной эрозии).
По результатам проверки выдано 18 предписаний, возбуждено 47 административных дел, наложены штрафы на общую сумму 884 тыс. рублей;"






Ну и как вам?

И чего после этого стОят патетические возгласы "непродажной", "неполживой", "честной" блогера Екатерины ("Эрики") Ферфис о том, что экологию в Полевском портит исключительно Уралгидромедь  - при том, что в официальном государственном документе зафиксирован вред, причиняемый Северским трубным заводом  воздуху, воде, и почве?
Чего стОят ролики Ферфис про неправильное обращение исключительно Уралгидромеди с отходами, тогда как в государственном документе официально зафиксировано, что СТЗ проводил "осуществление деятельности по обращению с отходами без лицензии"?

Почему я не вижу примерно такого спича "честной" и "непродажной" Ферфис?
"Полевчане!

Хватит терпеть Северский трубный завод, который отравляет НАШ воздух, НАШУ землю и НАШУ воду!

Почти 50 административных дел! Почти миллион штрафов! А им - как об стену горох!

Да их закрывать надо! И завод, и директора!

Полевской должен дышать свободно!

За нас, за наших детей, за наше будущее, СЕВЕРСКИЙ ТРУБНЫЙ ЗАВОД - ВОН ИЗ НАШЕГО ГОРОДА! 

Зуев, ПОКАЙСЯ! И УВОЛЬСЯ! 

Федосов, хватит врать людям! Скажи, наконец, правду о загрязнении нашего воздуха и нашей воды!

Полевчане! Россияне! Я начинаю сбор подписей за создание общественного движения "ДЫШИ, ПОЛЕВСКОЙ!", - примерно такое заявление, на мой взгляд, было бы гармоничным для Ферфис, реши она его выдать в эфир. Так, или примерно так она обычно вещает, как я вижу, по темам, которые решила осветить "на эмоции".

Ну и где же заявление Ферфис об СТЗ, хотя бы отдаленно похожее на это?  Где хотя бы минимальная критика в адрес Северского трубного завода у Ферфис, которая, якобы реально борется за экологию в Полевском?

Зато есть поток негодования в адрес Уралгидромеди, и одновременно похвалы в адрес издания "Рабочая правда", которым "рулит" главный пиарщик СТЗ Александр Федосов. Смотрите сами:



Вот, поэтому я и считаю, что Екатерина ("Эрика") Ферфис, по-видимому, не за экологию борется, а просто-напросто обслуживает интересы Северского трубного завода: замалчивая, в его интересах, жизненно важные для людей проблемы экологии Полевского.

Примеров в пользу этой версии немало:



Как именно Ферфис, по моему мнению, обслуживает интересы Северского трубного? Я  считаю, что она, вероятно направляемая Федосовым, переключает внимание жителей Полевского, разгневанных плохой экологией,  с безобразий Северского трубного завода в сфере экологии на предприятие Уралгидромедь. Т.е., технично "переводит стрелки" с СТЗ на другое предприятие.

И у Федосова это, пожалуй, даже получалось - до момента, пока его (как я считаю), блогер не решила "прыгнуть" на Полевскую больницу, а сам  господин Федосов - на меня лично. Теперь, на мой взгляд,  "спецоперация" пиарщика СТЗ всё больше начинает походить на провалившуюся.


* Уважаемые руководители Трубной металлургической компании (ТМК), за этот и все прочие мои материалы с документами о том, как СТЗ вредит экологии города Полевского, благодарите персонально пиарщика Северского трубного завода -  Александра Федосова.
Именно господин Федосов 3 апреля 2019 г., в возглавляемой им "Рабочей правде", решил порассуждать, как, мол, неправильно Ющук пользуется открытыми источниками, и как открытые источники, якобы, бесполезны.
Вот, персонально для вашего пиарщика с СТЗ Федосова я этот мастер-класс и провожу.
Показываю, на примере вреда экологии г. Полевского от Северского трубного завода, что Александр Федосов ошибается, и что на самом деле открытые источники несут в себе немалый потенциал вскрытия правды - даже в случае, если какие-нибудь пиарщики пытаются "отвести глаза" гражданам от этой правды.



Евгений Ющук,
Главный редактор издания Интермонитор, эксперт по Конкурентной разведке и Кризисному PR

https://vk.com/@iznanka_polevskogo-gosudarstvo-pokazalo-kak-stz-portit-vozduh-i-vodu-neprodazhn

Ющук Евгений Леонидович

Журналистам. Что было на самом деле (дабы, не развели на ровном месте "фейковые новости")

Вышли два материала.

Этот: "На Урале врач дважды взял деньги с умирающего за бесплатный протез. ВИДЕО"
https://ura.news/news/1052382523

И этот: "В екатеринбургской больнице с онкобольного взяли 50 тысяч за бесплатный протез и не установили его. Счет за этот же протез больница выставила страховой компании"
https://www.e1.ru/news/spool/news_id-66071095.html

Материалы написаны в версии родственников пациента и содержат, очень мягко говоря, ряд неточностей (надеюсь, связанных с непониманием сути медицинских манипуляций родственниками пациента, а не с преднамеренной клеветой).

Так вот, я помог доктору Алексею Ковалевскому превратить его сугубо врачебное описание ситуации в текст комментария, понятный даже неспециалисту. На основании этого комментария Ура.ру, к чести коллег скажу, сделали свою краткую версию, передающую суть, но упускающую, ввиду сокращений, ряд подробностей.

Дабы всем заинтересованным лицам было проще разобраться в ситуации, я даю сюда полный текст комментария, согласованный с доктором. Ну а дальше, я думаю, пресс-службы Горздрава и/или Облздрава включатся в полном объеме и помогут журналистам разобрать эту историю.

P.S. А вообще, хочу сказать, что, если истерики такого рода будут продолжаться - врачи предпочтут просто ковырять всем трубку посреди живота и всё. Кому интересно делать максимум возможного, а потом еще и огребать за это?
Доистерится наша общественность такими темпами до нехорошего. Обрыдается потом, но будет уже поздно: советской закалки врачи, ориентированные на помощь больному, уйдут, а врачи новой формациии будут показывать пальцем в пункт правил и вежливо-вежливо посылать вас очень далеко. В полном соответствии с циркуляром.

Итак, коммент целиком - он же подробное описание истории, по сути:


*************

Я не должен давать комментариев СМИ, однако, в связи с тем, что ситуация имеет большое общественное значение, я прокомментирую инцидент. Кстати, он произошел более года назад.

Действительно пациенту, о котором говорится в Вашем материале, требовалось поставить либо трубку в желудок, выведенную на живот снаружи (это называется «стома»), либо так называемый стент (эндопротез пищевода). Стент – это трубка, которая проходит через участок, суженный опухолью до степени непроходимости, и обеспечивает прохождение пищи по ее естественному пути – через пищевод. В таком случае трубок на животе нет, пациент питается нормальным способом – через рот.

Выбор в пользу или трубки, или стента был необходим - в противном случае, пациент бы был обречен на гибель от голода.

Я предложил родственникам выбор из этих двух вариантов.

И действительно, этот стент ставится за счет средств страховых компаний, бесплатно для пациента.
Однако для того, чтобы поставить его за счет страховой компании, надо, чтобы он был на медицинском складе. К сожалению, в том конкретном случае на складе в моменте не было стента нужной протяженности. То, что было в наличии, не могло обеспечить прохождения всей длины закрытого опухолью промежутка. А пациент не мог ждать.

Я сообщил родственникам пациента, что либо надо делать трубку, выведенную на живот снаружи, либо приобретать стент нужного размера.

Причем подчеркну: я не брал и не мог брать никаких денег, это был вообще не вопрос о деньгах, это был вопрос о физическом наличии стента, который я как хирург, мог поставить этому конкретному пациенту, с учетом его конкретной протяженности пораженного участка пищевода.

Родственники купили стент и принесли его. И я его поставил. Утверждение, что он поставлен не был, не соответствует действительности. Это было предметом проверки (история произошла более года назад, как я сказал) и поэтому легко проверяемо. Наличие стента подтверждается не голословно, а документально и неопровержимо.
Если будут утверждения где-либо, что стент я якобы не поставил – я обращусь в суд и с документами в руках докажу, что это неправда.

В результате моих действий пациент прожил еще год. Я врач советской закалки и считаю, что интересы пациента – это главное.

Отмечу особо, что стенты находится в живом организме и окружен живыми тканями. Он может мигрировать. Поэтому, была ситуация, что он, во время нахождения пациента в стационаре, проваливался в желудок – но это штатная ситуация, и конструкция стента позволяет из нее штатно выходить, вернув стент на место. С этим мы пациента и выписали, восстановив ему возможность питаться. Спустя примерно пять месяцев он поступил еще раз – уже без стента, который, видимо, снова вышел.

При этом повторном поступлении мы уже не предлагали приобрести стент и даже не предлагали его повторно установить, потому что если стент дважды так мигрировал – ему на месте не удержаться. Мы уже без вариантов предложили делать стому – ту самую трубку на живот. Но родственники отказались.

Пациент в тот момент мог принимать жидкую пищу, хотя и не мог принимать твердую – вероятно, опухоль, в которой несколько месяцев располагался стент, временно «подвинула» свои края и оставался просвет, проходимый для жидкости, так бывает.

Мы не вправе настаивать на операции, мы можем только объяснить родственникам спектр наших возможностей и честно предложить выбор, когда он есть.

Я как врач считаю, что поступил правильно, с точки зрения интересов пациента, и с учетом выбора родственников которые предпочли именно стент бесплатной трубке на животе. Лично для меня жизнь пациента важнее формальностей.

Что касается возврата денег родственникам впоследствии – насколько я слышал, обычно деньги возвращают в подобных ситуациях (они нечасто, но возникают). Но это не та сфера, к которой я имею отношение, и я не знаю точно, что происходило в этой части в данном случае. Я врач, моя работа – помогать людям, и эту работу я умею делать и стараюсь делать хорошо.