?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Октябрь 2019

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com

Октябрь, 10, 2019

Ющук Евгений Леонидович

Онкоцентр им. Блохина: Информация из первых рук. Интервью Ивана Стилиди "Известиям"

Об этом «Известиям» рассказал директор центра, член-корреспондент РАН, профессор Иван Стилиди. По его мнению, конфликт назревал с момента, как он принял руководство учреждением — то есть в течение полутора лет. Сейчас руководитель НМИЦ признает, что допустил ошибку в управлении, которая и привела к серьезным экономическим проблемам.

— Сколько врачей и медсестер уже уволились, и сколько подали заявление об увольнении?


— Я получил заявления от восьми сотрудников — это научные работники и врачи. Четыре заявления я подписал сразу, потому что там была корректная формулировка «по собственному желанию». Еще четыре оказались «по собственному желанию в связи с оказываемым давлением со стороны администрации института». Я инициировал внутреннее расследование, чтобы выяснить, в чем выражается давление. Сейчас этим вопросом занимается комиссия. По заявлению Максима Рыкова она пришла к выводу, что оснований для утверждений о давлении нет. Получив это заключение, я подписал пятое заявление. Еще три остаются в работе — Георгия Менткевича, Александра Попа и Василия Бояршинова. Я подпишу их.

Но ни врачей, ни замдиректора Георгия Менткевича, ни завотделением Александра Попа я не собирался увольнять. У нас очень много дел — в следующем году детский институт переезжает в новые корпуса, которые сейчас готовятся к сдаче. Штат необходимо увеличивать, и я всех вижу в новой структуре центра. Я встречался с врачами, и они дали понять, что намерены продолжать работать. А через день–два — новый виток скандала. Видимо, усиленно ведется работа по обработке сознания моих коллег.

— А медсестры подавали заявления?

— В отделе кадров нет ни одного. Но учтите, у господина Менткевича супруга — медсестра. Может быть, она собирается уходить. Но я хотел бы продолжать с ней работать. Это очень грамотный и квалифицированный сотрудник.

Читать дальше...Свернуть )

— Ваши сотрудники говорят, что онкоцентр испытывает глубокий финансовый кризис. Это так?

— Я бы не назвал это кризисом, но есть существенные проблемы. Чтобы содержать научных сотрудников, врачей, мы увеличили число операций на две с половиной тысячи в год, число больных, получивших лекарственное лечение, — на три тысячи человек. Но чтобы выдерживать показатели на должном уровне, необходимо сокращать штат. Это очень сложная задача,

Читать дальше...Свернуть )

Никого я не увольнял за полтора года своей работы на посту директора, кроме, наверное, двух десятков человек, которые портили лицо онкологического центра, заложенного Николаем Николаевичем Блохиным.

Эти люди занимались поборами, продавали больным лекарства, и я попросил их покинуть учреждение. Это открытое хамство по отношению к пациентам и их родственникам, что неприемлемо для нас. Для сотрудника онкоцентра духовная составляющая должна быть не ниже профессиональной.

Читать дальше...Свернуть )

— Вы уже потеряли пять врачей. Есть риск, что уйдут еще несколько. Как вы планируете закрыть вакансии?

— Из детского института уходят достаточно опытные врачи. Но не уникальные, как они рассказывают, надев на себя «корону». Технологии, по которым они работали, устарели.

Плохо, что они ушли, и практически разом — с этого понедельника. Мы были вынуждены обеспечивать отделение всеми новыми специалистами. Я обратился за помощью к главному детскому онкологу-гематологу Александру Румянцеву, другим коллегам. Есть график, по которому все вакансии будут прикрыты. У нас дежурит врач из РДКБ, трех врачей мы перевели из института детской онкологии в отделение трансплантации.

Читать дальше...Свернуть )

— В чем будет ваше конкурентное преимущество?

— Я считаю, что лидерами в детской онкогематологии, безусловно, является центр Дмитрия Рогачева, а мы сильны в хирургическом лечении больных с солидных образований — это мягкотканные, костные саркомы, опухоли брюшной, а также грудной локализации. Здесь мы лидируем на всем федеральном пространстве.

Читать дальше...Свернуть )

Ющук Евгений Леонидович

Онкоцентр им. Блохина увеличил количество операций на 2500 в год. Как? И при чем тут коррупция?

В интервью "Известиям" директор Онкоцентра им. Блохина сказал: "Мы увеличили число операций на две с половиной тысячи в год".

Я заинтересовался вопросом, за счет чего он это сделал. Когда выяснил - дописал в заголовок: "И при чем тут коррупция?".

Итак.

Мои источники, которые, в силу доступа к информации внутри Онкоцентра им. Блохина, рассматриваются мною как достоверные и информированные, сообщают следующее.

В ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина была организована искусственная очередь на госпитализацию. С вполне конкретными целями: брать поборы за ускорение прохождения очереди. Понятно же, что в онкологии все хотят попасть на операцию как можно быстрее.

Когда Стилиди стал разбираться в причинах очередей - оказалось, что пациентов обследуют уже после госпитализации, а затем стараются притормозить выписку: например, со среды переносят на пятницу, а в пятницу говорят: "Ой, уже поздно - давайте, в понедельник выпишем".

Но при уменьшении "оборота койки" (это показатель такой) у Центр становится меньше денег, потому что пролечено меньше больных.

Стилиди, будучи опытным хирургом, оценил ситуацию и перенес обследование на догоспитальный этап - в поликлинику. И стал внимательно относиться к тому, чтобы пациента выписывали, как только ему позволяет состояние здоровья, а не "когда наступит следующий понедельник".

В результате очереди просто исчезли и даже появились свободные койки. А количество операций увеличилось на 2500 в год.

Пострадали, разумеется, те, кто пытался зарабатывать на продаже ускорения прохождения очередей. А выиграли Центр и пациенты.
И, кстати, сотрудники тоже выиграли: рассказывая о провале с зарплатами в июле (это правда, провал был), "активисты" умалчивают, что зарплаты существенно выросли в прошлом году. Так вот, выросли они, в том числе, и за счет этого самого ускорения оборота койки, воплотившегося в 2500 операций, т.к. в ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина стали поступать дополнительные деньги.

По той же причине - что деньги, вместо кассы ФГБУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина частично поступали в Фонд Менткевича, и возникли претензии к этому Фонду. Часть пациентов действительно может быть профинансирована только из Фондов - к примеру, при пересадке донорского костного мозга зарубежным материалом, или пациенты из-за рубежа. Но часть - российские пациенты, с патологией, которую Минздрав финансирует.
И, когда такие пациенты оплачены Фондом, Центр онкологии средств, которые можно было бы тратить на ремонты и оборудование (а не только на зарплаты врачей) недополучает.
Ну, а упорное желание финансировать таких пациентов из Фонда, вместо того, чтобы получать на них квоты - закономерно вызывает предположения какой-то личной заинтересованности учредителя Фонда Менткевича.
Особенно, принимая во внимание, что именно Менткевич, как говорят в руководстве Центра, должен подавать заявки на квоты (потому что он зам. директора) - но при этом Рыков в своих интервью заявляет, что, якобы, Менткевич не влиял на получение квот.

Читать дальше...Свернуть )
Ющук Евгений Леонидович

Опубликованы зарплаты четверых "страдальцев от низких зарплат" в Центре Блохина. И их схематоз тоже

Это 2019 год. Зарплаты тех самых "активистов", которые с навальнятами из "Альянса врачей" видеообращения записывали и интервью раздавали - о том, как у них всё плохо и безденежно в Центре.
Фамилий и должностей нет (из-за Закона о персональных данных), но и без этого понятно, что у нас полстраны с радостью согласилось бы так "страдать":




- А что с зарплатами-то?

- Мы понять не можем, где Рыков и Менткевич взяли те квиточки, что теперь показывают миру. Обратите внимания, в них нет ни фамилий, ни табельных номеров. Но это наши ведомости, да. И в них указаны либо зарплаты сотрудников сразу после отпуска, или специалистов хозблока, работающих на полставки. Те цифры в 500 000 лояльным, как они говорили сотрудникам, на самом деле были стимулирующими выплатами на целый отдел из 5 человек. Ведомости же врачей из отделений химиотерапии гемобластозов и трансплантации костного мозга, зарплата которых доходила в некоторые месяцы до 600 000 рублей, ни Рыков, ни Менткевич не показывали никому.. На днях в СМИ показали медсестру с квиточком о зарплате 5 000 рублей. Нам самим стало интересно, мы подняли ведомости. Эта женщина (ФИО разглашать нам нельзя, так как это персональные данные) только вышла из отпуска, пять дней проработала. Ее оклад 66 000 рублей. - говорит Кукушкина.


Понятно, почему эти "исстрадавшиеся" активисты сами свои квитки не выкладывали, правда?

А о том, почему в Интернете есть квитки на 13 тысяч, якобы, много месяцев выплачиваемые, из-за чего скоро все зубы на полку положат, я уже рассказал тут.



КРОМЕ ТОГО - ИЗ ТОГО ЖЕ МАТЕРИАЛА "КОМСОМОЛКИ":


В бунте врачей оказались замешаны большие деньги и серые схемы

Один из специалистов, устроивших скандал в НИИ им. Блохина, возглавлял фонд, оплачивающий операции больных детей, хотя квоты позволяли их делать за государственный счет [эксклюзив kp.ru]


- Признаюсь вам честно, я работаю в онкоцентре с 1981 года, и когда заступил на должность директора в ноябре 2017, то мне казалось, что я знаю о своем учреждении абсолютно все, - рассказал руководитель центра Иван Стилиди. - Но сейчас, спустя 1,5 года понимаю, что многого не знал. А кое о чем даже не догадывался. Менткевич, например, был моим, не скажу, что другом, но товарищем. Самое для меня удивительное, что он с самого начала этого конфликта ни разу ко мне не пришел и не рассказал о противоречиях с новым директором. Сразу написал президенту! Это не коллегиально, не этично и просто-напросто не по-мужски. Сейчас он и Рыков распускают слухи, что я мешаю им устроиться на работу, якобы обзванивая руководителей других медучреждений. Это ложь! Это абсолютно неприемлемо для меня!

- Сколько на сегодняшний день подано заявлений об увольнении?

- Всего 8, среди них Менткевич, Попа, Рыков, Субботина и другие. Я подпишу их все. Больше никаких других заявлений не поступало. Чтобы вы понимали, НИИ «Блохина» - это пять институтов, три из которых клинические (где лечат больных — ред.). Это 3500 сотрудников. В детском Институте работает 135 человек.


.............

Фонд раздора

- А что там с фондами не так?

- Да, это самая главная причина, которая и спровоцировала этот взрыв, - говорит Стилиди. - Расскажите, Светлана Рафаэльевна.

- Отделение трансплантации костного мозга в год может выполнять до 70 операций по пересадке. Но почему-то заявок на квоту в Минздрав поступало всего 20.

- А остальные операции проводились за счет благотворительного фонда, - снова вступает в разговор Стилиди. - Хотя мы могли справиться сами, просто вовремя подавая заявки на квоты и получая деньги на операции от государства. Вместо этого создавалась истерия, что вот лечить не на что, давайте соберем всем миром. Отмечу, что в благотворительных фондах нет ничего плохого. Все с ними работают и это большое подспорье. И я за, и все за то, чтобы они работали там, где это необходимо. Но здесь оказалась скрытая часть айсберга. Как только Варфоломеева объявила о том, что со следующего года мы переходим на лечение пациентов по квотам государственного задания и точно получим финансирование, вот тут и началась информационная атака на Варфоломееву, а затем и на весь Онкоцентр, ото всюду полилась ложь.

- В чем выгода врачей от операций, оплаченных фондом, не понимаю?

- Дело все в том, что фонды сами в своей смете закладывают оплату работы врачей, - вступает в разговор начальник отдела организации оплаты труда Анастасия Кукушкина. - Зарплаты заложены в их смете. И они в несколько раз выше тех, которые предусмотрены стандартами Минздрава.

- Получается 20 проводили за счет Минздрава, а 50 за счет фондов?

- Именно! То есть 65 %!

- При этом благотворительный фонд «Настенька», который активно сотрудничал с детским Институтом, им руководил сам Менткевич. То есть фактически он привлекал средства граждан, из которых сам платил себе и своим товарищам. Вот так.


Лекарства, зарплаты, бюрократия и все-все

- Еще одна непонятная деталь. Выяснилось, что для исследования функции сердца всех детей почему-то отправляли в другое учреждение. Это для семей стоило 5 800 рублей (не маленькая сумма для региональных пациентов).

- Видимо, в этом тоже была определенная выгода, - добавляет Стилиди. - И теперь, с приходом Варфоломеевой, такое же исследование делают у нас в НИИ «Блохина» бесплатно.

- Разные детали всплывают теперь. Из прессы (родители давали интервью) выяснилось, что лекарства, которых нет в РФ, но которые необходимы для лечения лейкозов у детей, родители закупали сами. Я впервые такое вижу, потому что во всех других клиниках их предоставляет бесплатно фонд «Подари жизнь». Только у него есть лицензия на закупку и ввоз в РФ этих препаратов. Как и где родители их покупали сами? Как хранили? И, главное, каким образом купленные непонятно где лекарства вводились в отделение - вообще загадка, - говорит Варфоломеева. - Будем выяснять.



Читать дальше...Свернуть )
Ющук Евгений Леонидович

В общем, Минздрав сказал Стилиди слать врунов нах и продолжать вытаскивать Центр Блохина из ямы

Это был смысловой перевод. А в вежливом исполнении это выглядит так:

Минздрав не нашел оснований увольнять нового директора НИИ детской онкологии
При этом комиссия министерства рекомендовала директору НМИЦ онкологии им. Блохина Ивану Стилиди поддержать деятельность Светланы Варфоломеевой

МОСКВА, 10 октября. /ТАСС/. Комиссия Минздрава России не нашла оснований для увольнения Светланы Варфоломеевой - действующего директора Научно-исследовательского института (НИИ) детской онкологии и гематологии, входящего в состав Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Блохина. Об этом сообщила в четверг на пресс-конференции в ТАСС глава комиссии, директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения министерства Елена Байбарина.




"Комиссия Минздрава не нашла для этого [увольнения Светланы Варфоломеевой] ни малейшего основная, наоборот, мы рекомендуем директору [НМИЦ онкологии им. Блохина Ивану Стилиди] поддержать ее деятельность", - сказала Байбарина.

По ее словам, только пять медицинских работников института из 52 опрошенных комиссией заявили о неблагоприятной обстановке на работе после прихода нового директора, но не представили никаких доказательств этого.

"В письме [пяти онкологов] было написано, что Варфоломеева создала якобы атмосферу страха в институте, что оказывается давление на людей с требованием увольняться. Во-первых, никто не уволился тогда в тот момент, но мы, естественно, встречались с коллективом. Мы встретились с 52 детскими медработниками из этого учреждения. Из них пять человек - именно те, которые подписывали это письмо, писали его президенту и обращались в СМИ с жалобами, - они сказали об атмосфере страха. Больше они говорили о своем человеческом непонимании и нежелании работать с Варфоломеевой, но никаких примеров нам приведено не было", - сказал она.

Байбарина добавила, что остальные сотрудники НИИ сообщили, что не ощущают "атмосферы страха" и запугивания. По словам врачей, Варфоломеева требовательный и строгий директор, однако она не нарушает этических норм при общении с коллективом. "Сотрудники говорили, что воспринимают указания нового руководства как справедливые и направленные на интересы больных. Создания вот такой атмосферы [страха] не увидели", - отметила глава комиссии Минздрава.

Об открытии нового корпуса

Комиссия также порекомендовала ввести электронную историю болезни и ускорить введение в эксплуатацию нового корпуса детского учреждения.

"Мы будем рекомендовать Ивану Сократовичу Стилиди усилить работу и ввести электронную историю болезни и вообще электронную информационную медицинскую систему - это очень важно. Принять исчерпывающие меры для скорейшего введения в эксплуатацию нового корпуса [НИИ детской онкологии и гематологии]", - сказала Байбарина.

Она добавила, что члены комиссии из Ростова и Санкт-Петербурга обошли все палаты НИИ детской онкологии и гематологии, но "каких-то совершенно катастрофических условий" не выявили. "Условия должны быть лучше в современном мире. Часть помещений, где выявлены проблемы с санитарно-эпидемическим благополучием, закрыты на ремонт", - отметила она.

Байбарина рассказала, что строительство нового корпуса обошлось примерно в 16 млрд рублей, его планируют ввести в эксплуатацию в декабре 2019 года.

"Будет перераспределение [в штатном расписании] с учетом нового корпуса. Он [площадью в] 100 тыс. кв. м, он стоил 16 млрд рублей, и здесь, конечно, понадобятся новые сотрудники <…> В конце декабря здание должно быть введено в эксплуатацию", - сказала она.

https://tass.ru/obschestvo/6983156

Россия24



Читать дальше...Свернуть )
Ющук Евгений Леонидович

"Уникальные" методики Менткевича оказались скорее "раритетными"? Мир ушел вперед, а он остался?

По сути, Минздрав подтвердил мнение эксперта, которое мы публиковали.

Минздрав выявил нарушения в работе НИИ детской онкологии

В лечебном учреждении до середины 2019 года использовали неэффективные протоколы лечения, отметили в комиссии министерства


МОСКВА, 10 октября. /ТАСС/. Комиссия Минздрава России провела внеплановую проверку работы Научно-исследовательского института (НИИ) детской онкологии и гематологии, входящего в состав Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Блохина, и выявила нарушения в оказании детям с онкологическими заболеваниями медицинской помощи. Об этом сообщила на пресс-конференции в ТАСС глава комиссии, директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России Елена Байбарина.

"Все врачи детальнейшим образом провели обходы, изучили истории болезней как больных, которые лежали до прихода нового директора, так и после. К сожалению, они выявили очень серьезные нарушения, которые требуют скорейшего искоренения", - сказала она.

Как пояснила Байбарина, комиссия Минздрава была создана после того, как восемь сотрудников НИИ детской онкологии и гематологии обратились с письмом к президенту РФ Владимиру Путину. Основным тезисом, изложенным в обращении, было недоверие к новому руководителю института Светлане Варфоломеевой. "В письме было сказано, что в отделении сложившаяся лечебная практика высокого уровня, которую хочет нарушить, разрушить или как-то испортить директор новый Светлана Варфоломеева. Это очень серьезные обвинения", - рассказала председатель комиссии.

Неэффективное лечение

Комиссия выявила, что детей в НИИ до середины 2019 года лечили по инновационным протоколам, в отношении которых при этом доказана неэффективность, сообщил член комиссии, главный внештатный гематолог Минздрава Александр Румянцев.

"Люди, которые работали там, они использовали инновационные протоколы, но по которым доказано, что они неэффективны, что мир ушел далеко вперед, что каждый протокол, который вводится, новый, он должен пройти этический комитет", - сказал он.

По его словам, ряд нарушений также был выявлен в части оформления медицинской документации. По результатам работы комиссии было также у