January 23rd, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Академик РАН Александр Чибилёв уклоняется от ответов на общественно значимые вопросы. Интермонитор:

Академик РАН Александр Чибилёв уклоняется от ответов на общественно значимые вопросы. Интермонитор: «Это, на наш взгляд, безответственная и абсолютно не государственная позиция»


Интермонитор ранее публиковал материал Открытое письмо главного редактора Интермонитора Евгения Ющука академику РАН Чибилёву Александру Александровичу, по проблеме Национальных парков и экономики регионов России, на примере «Денежкиного камня».

Мы рассказали уважаемому Академику специалисту по степям – как на самом деле выглядит ситуация с заповедником «Денежкин камень», где директором трудится его хорошая знакомая Анна Квашнина, по сути,  саботирующая решения руководства страны о развитии экологического туризма в особо охраняемых природных территориях.



Напомним читателям, что даже простое сравнение сайтов «Денежкиного камня» и заповедников, а также национальных парков России, которые развивают экологический туризм, показывает: Квашнина развитием этого направления не занимается. Она разместила у себя на сайте два маршрута, а сверху, на каждой странице сайта прикрепила заявление о том, что ВСЯ территория заповедника закрыта для туристов.



Collapse )



Добрый день, уважаемая Постоянная Природоохранительная комиссия



Поскольку Вы просили сообщить о получении письма - сообщаю: Вашу отписку получил, однако мнения академика Чибилёва по заданным ему совершенно конкретном вопросам в ней нет.



Список литературы ответами на конкретные опросы однозначно не является. Этот список литературы неуместен также потому, что допускает вольные интерпретации по аналогии – вместо конкретных ответов на конкретные вопросы в предельно конкретной ситуации.



Это история не только про ботанику с зоологией или географию, а еще и про социально-политическую, экономическую и демографическую ситуацию. Мы искренне надеемся, что уважаемый академик помнит: в стране, помимо животных, растений и ландшафтов, есть еще и люди.
И, если устанавливать какие-либо ограничения там, где люди живут (а не на необитаемых островах Северного Ледовитого океана) – то судьбы людей необходимо принимать во внимание. А не отмахиваться от них.



Убедительно просим уважаемого академика Александра Александровича Чибилёва все же выкроить время и ответить на те вопросы, которые мы ему задали - не в общем и целом, а совершенно конкретно.



Потому что, на данный момент его позиция, к сожалению, прямо влияет на город Североуральск, который, по сути, вымирает и имеет крайне неприятные перспективы, если в нем не создать новых драйверов роста.



Если всё это так, как нам в данный момент видится – то это, на наш взгляд, безответственная и абсолютно не государственная позиция - но, возможно, конкретные объяснения академика могли бы пояснить, в чем мы неправы (если неправы).



Однако их нет и, поэтому, создаётся впечатление, что ему просто нечего сказать. Создаётся, к сожалению, и второе впечатление: что уважаемый академик, возможно, попросту вступился за свою знакомую, не вникая в суть проблемы. Возможно, положившись на её версию событий.



До момента получения конкретных ответов на конкретные вопросы мы будем говорить нашем читателям правду, как мы всегда и поступаем.



А правда такова: ответов на заданные уважаемому академику общественно важные вопросы мы не получили.



С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел. +7-950-641-06-09



Отметим, что в своём письме против преобразования заповедника "Денежкин камень" в Национальный парк Академик РАН Александр Александрович Чибилёв говорил о необходимости сохранения уникальных ландшафтов на "Денежкином камне".



Однако практика оказывается, на наш взгляд, несколько иной, нежели оптимистичные заявления Академика.
Дело в том, что в "Денежкином камне" "заповедник" был попросту "нарисован" не только вблизи обжитых мест, но и поверх туристическо тропы всесоюзного значения.



Collapse )



И совсем одиозно, по нашему мнению, выглядят слова академика Александра Чибилёва о том, то необходимо сохранять прекрасные, уникальные ландшафты - если посмотреть на видеосюжет, появившийся на сайте издания Ura.ru (в "Денежкином камне" его журналисту издания не прокомментировали):





Если оценивать активность сотрудников "Денежкиного камня" в социальных сетях, то складывается впечатление, что они признали территорию, показанную в сюжете территорией заповедника. Но тогда возникают всё новые вопросы к академику Чибилёву: КТО же так проинформировал его о якобы "нетронутый природе", что он, по сути, на наш взгляд, выступил за сохранение этого безобразия?



Не за сохранение же спиленных деревьев и бочек от технических жидкостей ратует академик. Безусловно, ландшафт с бочками можно считать в чём-то уникальным, но вряд ли академик именно это имел в виду, когда, по-видимому, не проверяя информацию и не задумываясь о конкретике, решил поддержать свою знакомую Анну Квашнину.



Причем есть важный момент: статус Национального парка прямо предусматривает две зоны, в которых природа остаётся нетронутой - Заповедную, в которую вообще никому входить нельзя и Особо охраняемую - куда могут заходит экологические туристы со строжайшими ограничениями и с рассчитанной допустимой нагрузкой - дабы сохранить природу неприкосновенной.



И академик Чибилёв не знать этого не мог. Но - поступил, как поступил. А теперь ещё и уклоняется от конкретных ответов на вопросы по ситуации с "Денежкиным камнем".



А ещё, статус Национального парка, по сути, не оставляет лазеек для саботажа экологического туризма. Возможно, академик Чибилёв, погружённый в ботанику и зоологию, над этим и не задумывался, но это, тем не менее, так.



Вот и получается, что Национальный парк позволяет одновременно сохранить природу неприкосновенной и заработать внебюджетное финансирование, за счет которого можно создать профессиональную, а не "самодеятельную охрану".



А рекреационная зона за пределами нынешней территории позволяет еще и буферную зону создать, которая затрудняет нелегальный вход на особо охраняемые территории. Причем общеизвестно уже из практики, что количество нарушителей резко снижается, когда в принципе появляется возможность посмотреть на природу легально.



Вот только академик Чибилёв при этом занимает весьма неоднозначную позицию. Да еще и отказывается (или, возможно, стесняется) её честно и открыто объяснить. С учетом интересов людей, которые живут на Севере Свердловской области в медленно вымирающем городе и окружающих его населенных пунктах, а не "общеабстрактно".



На фото вверху: Слева — академик РАН Александр Чибилёв (Фото Русского географического общества). Справа — главный редактор издания Интермонитор Евгений Ющук (Фото ТАСС)



Интермонитор будет следить за развитием событий.



Автор: Евгений Ющук

http://www.intermonitor.ru/akademik-ran-aleksandr-chibilyov-uklonyaetsya-ot-otvetov-na-obshhestvenno-znachimye-voprosy-intermonitor-eto-na-nash-vzglyad-bezotvetstvennaya-i-absolyutno-ne-gosudarstvennaya-poziciya/

Ющук Евгений Леонидович

Приехал с совещания у Губернатора Свердловской области по Нацпарку «Денежкин камень»

Рассказываю (именно про Национальный парк рассказываю, а про реки отдельным постом - здесь).

Вчера вечером мне поступило предложение принять участие в совещании – встрече Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева с общественником Сергеем Стуковым.
Совещание готовило Минприроды, совместно со Службой протокола Резиденции Губернатора.
Меня позвали как носителя информации с другой стороны баррикад – дабы знать мнения всех сторон.

В совещании также приняли участие директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина, директор по производству УГМК Григорий Рудой, представители Минприроды и Росприроднадзора.

Евгений Куйвашев предоставил слово Стукову - как автору обращения к Губернатору про реки и Нацпарк.

Первое, с чего начал Стуков – был вопрос не про нацпарк и речки, а: «Что здесь делает главный редактор издания Интермонитор Ющук, который нас, культурных общественников полтора года поливает помоями?», - цитата неточная, по памяти, но близко к тексту.

Я высказал предположение, что мне дадут возможность рассказать и показать, что именно они называют помоями, которыми я их поливаю.
Мне это подтвердил Губернатор, а также пояснил господину Стукову очевидное – что, собственно, надо выслушать все позиции.

Господин Стуков кратко изложил то, что, собственно, написано в его письме – что речки загажены УГМК, активисты борются с этим, а Ющук вот гнобит активистов. А также, что не надо нам никакого Нацпарка, идея это неправильная и заповедник – наше всё.
Думаю, что Стуков с Квашниной свою историю расскажут подробно, поэтому останавливаться на этом не стану.

Я попросил слово – рассказать альтернативную версию происходящего. Мне слово представили.

Я напомнил, что Стуков – настолько «культурный общественник», что ругается матом в соцсетях и мне пришлось общаться по этому поводу с его начальником – мэром города Берёзовского.

Затем я рассказал, что мы – редакция издания Интермонитор – вошли в ситуацию в октябре 2018 года, когда Анна Квашнина, сидевшая на пресс-конференции рядом с Рудым (почти как и сегодня) и соглашавшаяся с ним, вдруг через несколько часов резко изменила свою точку зрения на противоположную.
А я всегда «делаю стойку» на такие превращения – и начинаю искать причины. Так мы и стали смотреть, что же движет Квашниной.

Я рассказал, что история с реками началась, как нам удалось установить, в 2017 году – когда после самого крупного за последние 63 года паводка смыло в реки содержимое нескольких тысяч заброшенных отвалов и карьеров.
Я напомнил также, что наличие этих нескольких тысяч карьеров и отвалов (а также рудопроявлений) Квашниной подтверждали в официальном документе Минприроды.

Я сказал также о том, что главная позиция Квашниной, Стукова и их команды: «Вот, если бы УГМК признала свою вину – то всё было бы хорошо», - и высказал вопрос, оставшийся неотвеченным: «УГМК тратит на реконструкцию очистных сооружений 1 млрд. 200 млн. рублей – как ещё она должна что-либо признать, если она это уже тем самым сделала»?

Я сказал о том, что Квашнина последовательно, много лет, вместе со своим мужем – старшим государственным инспектором «Денежкиного камня» Возьмителем отрицает экологический туризм и вообще заявляла, что будет ему всеми силами препятствовать.

Я сказал о том, что заповедники и национальные парки России, по данным Минприроды, еще два года назад заработали 1 миллиард рублей внебюджетного финансирования (а затраты бюджета на них 6.5 млрд. руб. в год) и при этом Квашнина заработала в 2019 году 0 (ноль) рублей.
Более того, Квашнина обязана брать с экотуристов деньги – и при этом она продекларировала нулевой заработок и 13 (тринадцать) экотуристов. И не прояснила, где деньги с этих 13-ти человек.


Я рассказал о том, что «Денежкин камень» представляет собой, по сути, проходной двор, потому что видео из него ужасно. И спросил у Квашниной, сколько у неё инспекторов? Она ответила что 12 человек. И подтвердила что на 80 тыс. гектар территории.

Я спросил, какова зарплата инспектора? Она ответила, что по-разному. Наконец назвала максимальную: 20 тыс. руб.

Я сказал, что на 20 тыс. рублей нормального начальника Службы безопасности найти нереально абсолютно. А без него эффективной охраны быть не может в принципе.


Был также также затронут ещё один вопрос, непосредственно связанный с темой неспособности мизерного штата непрофессиональных (по сравнению с профессиональными безопасниками) инспекторов Анны Квашниной эффективно охранять заповедник.

Анна Евгеньевна заявила, что есть заповедники и нацпарки, где фиксируется больше нарушений, чем в "Денежкином камне". Она это говорила в контексте - что, мол, значит у неё всё хорошо.

Я возразил на это, что так бывает не только когда всё хорошо, но и когда просто не ловят нарушителей. Нет поимки - нет фиксации в документах - статистика хорошая. А двор при этом - проходной.
Возражений на мои доводы не последовало



Collapse )
Ющук Евгений Леонидович

Что было на совещании у Губернатора Свердловской области по Северным рекам

О том, что было на совещании по теме Национального парка, я ранее написал здесь.

Напомню, что вчера вечером мне поступило предложение принять участие в совещании – встрече Губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева с общественником Сергеем Стуковым.
Совещание готовило Минприроды, совместно со Службой протокола Резиденции Губернатора.
Меня позвали как носителя информации с другой стороны баррикад – дабы знать мнения всех сторон.

В совещании также приняли участие директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина, директор по производству УГМК Григорий Рудой, представители Минприроды и Росприроднадзора.

По рекам сначала высказался Стуков, передав Губернатору большие по формату фото погибшего леса.

Затем Анна Квашнина прокомментировала их в таком плане, что вот, лес погиб и это связано с деятельностью УГМК.

Я, со своей стороны, подтвердил, что согласен с тем, что УГМК речки загадила, и это надо исправлять. Григорий Рудой – директор УГМК по производству – этого не отрицал.

Однако Рудой обратил внимание Квашниной, что лес, по ее словам, стал чахнуть несколько лет назад. А учёные говорят, что для такой гибели лесу надо 18 лет.
Анна Квашнина не смогла прокомментировать этот диссонанс никак.


Затем я отметил, что в части ситуации в публичном поле есть проблема: по данным Минприроды, на Севере Свердловской области есть несколько тысяч заброшенных карьеров и отвалов – и они также создают нагрузку на реки, там повышена концентрация металлов.

Это совершенно не значит, что вины Святогора нет. Причинно-следственная связь между работой карьера Святогора и загрязнением рек безусловна. Но дело в другом: когда Святогор поправит очистные – загрязнения отчасти останутся.
А до сих пор Квашнина и Стуков, насколько я понимаю, вообще отрицали этот фактор.

Кроме того, Рудой сообщил, что ещё ДО начала работы УГМК часть рек имела серьёзные загрязнения (конечно, меньше, чем сейчас, но имела – и, видимо, будет иметь, когда очистные станут справляться с работой).

Минприроды это не опровергало. Квашнина и Стуков, как мне показалось, отнеслись к данной информации скептически – и это настораживает, т.к. история может стать бесконечной: у нас реально полно проблем, не связанных с действующими карьерами, и Квашнина это знает. Но, возможно, не верит. А может быть, всё же поняла, что это так. Посмотрим.

Теперь, что касается очистных УГМК. Многие задаются вопросом: почему они оказались неэффективными? Некоторые говорят, что их вообще нет.
Григорий Рудой пояснил, что проект делал НИИ в 2005 году. Проект прошел все согласования.
Однако с 2016 года у нас аномально тёплые зимы. Это, по его словам, радикально изменило ситуацию как с грунтами, так и с количеством воды, разносящей кислые воды и металлы.

Поэтому, проводится реконструкция очистных.

ВАЖНО! Григорий Рудой сказал, что для ускорения работы и скорейшего прекращения проблем, УГМК пошла на формальное нарушение правил – стала реконструировать очистные до формального завершения процедуры согласования их проекта – т.е., убедившись, что они корректные, но не дожидаясь длинного цикла оформления бумаг.
Как сказал Рудой, УГМК сознательно пошла под штраф за это формальное нарушение – чтобы максимально быстро прекратить проблемы.

Я уточнил у Рудого, когда закончат реконструкцию очистных? Он сказал, что в мае.

Губернатор отметил, что его шокировал масштаб бедствия и ужасы на картинках. И сказал, что в мае он точно поедет сам посмотреть на всё это, а также на очистные, которые должны быть реконструированы.


ВАЖНО! Как сказал Рудой, специалисты МГУ вскоре подготовят заключение о причинах и последствиях загрязнения рек. И Губернатор, и Минприроды отметили важность этого заключения и сошлись во мнении, что его нужно будет внимательно изучить.
Сторона Квашниной, ранее высказывавшая недовольство МГУ в этом плане, не возразили.


Кроме того, я показал Губернатору заявление, сделанное мужем Квашниной Константином Возьмителем в Живом Журнале в марте 2018 года - за несколько месяцев до начала публичной активности Квашниной, и вслух прочитал, что там написано: «Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть».



Честно сказал, что, на мой взгляд, тут есть признаки вероятного вымогательства, потому что УГМК явно все обязательные платежи сделала и что мог хотеть Возьмитель, чтобы зажиреть, и при чём тут вообще Возьмитель – непонятно.
Мне не возразил никто – включая Квашнину и Стукова.

Напомнил я также фразу Квашниной: «Мы ничего не потеряли», - сказанную ею по поводу сгоревших 3 500 000 га леса на сумму 17 миллиардов рублей.
Напомнил, в связи с тем, что, по её версии, погибшего леса – 450 га. Я отметил, что несколько странно слышать, что 3500 га – ерунда, а вот 450 га – ужас ужасный. Даже если не вспоминать, что лес гибнет за 18 лет, а не за два года.

Квашнина, кстати, дала крайне необычное пояснение своей фразе: по её версии, если ущерб взыскать не с кого, то его и нет. Вот так.
Я с такой трактовкой ущерба ещё, честно говоря, не сталкивался.

Ещё Анна Квашнина сказала, что сгоревший лес - это восстановится потом, а вот отрпавленный- нет. Но не спорила с тем, что лес, в конце концов можно высадить снова - это возобновляемый ресурс. Тем более, что этот лес, который она полагает отравленным  - не в заповеднике.

В итоге Минприроды с Рудым проговорили дополнительные меры по контролю ситуации – в частности, по скважинам, которые позволяют вести этот контроль.
Ну и к маю поедем смотреть, что там на местности, и как с этим быть дальше.