February 5th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Соглашусь! Молодёжь растёт в стране, где иждивенчество и сосание из бюджета - не единственная реалия

Поэтому, молодёжь надо ставить на посты, где засиделись замшелые, паразитически настроенные руководители.

Не все люди в возрасте - замшелые паразиты по своему менталитету, к счастью.
Но там, где они есть, и где они блокируют возможность зарабатывать и себе, и своим сотрудникам, и муниципалитету, и региону, и всей стране - их надо менять на молодых.

К тому, же, абсолютно верным я считаю тезис, что "возрастные" руководители с наклонностями паразитов и иждивенцев не заинтересованы что-либо менять. Они заинтересованы досидеть тихо до пенсии и продолжать сидеть в кресле с неплохой зарплатой после неё.
Это прямой ущерб интересам людей и всей страны.
Гнать их надо. Понижать в должности, приставлять к ним молодых, активных руководителей - и пусть паразиты измеряют толщину сосны и фиксируют температуру в сугробе. Но не мешают развитию страны.

Цитата:


Екатерина Казанцева

За любой организацией стоят люди. Без людей любой заповедник, любой нацпарк, любое ООО - лишь строчка в реестре налоговой. Именно от людей зависит, будет ли развиваться организация. От людей зависит, есть туризм в заповеднике/нацпарке, или нет. Потому что люди или хотят и могут делать хорошо народу и своей команде сотрудников, или не хотят и(или) не могут.

Теперь посмотрите на лица людей ниже и найдите "устаревшее звено". Отличите ли вы молодого и способного директора от старого и выдохшегося? Кто из них похож на заржавевшего бюрократа, который тянет до пенсии? Кто не способен ни охранять территорию от туристов, ни даже взимать плату с легальных туристов? Кого из них вам хочется поменять на молодого и работоспособного? Ответ в слух называть не надо, сделайте вывод молча, про себя.

На фото по порядку: директор нацпарка "Русская Арктика", директор нацпарка "Таганай", директор нацпарка "Столбы", директор заповедника "Денежкин камень".







Ющук Евгений Леонидович

Они правы, кстати. Ирбитская Ацетилсалициловая кислота и растворимый "Аспирин" от Байер отличаются

Они правы, кстати. Ирбитская Ацетилсалициловая кислота и растворимый "Аспирин" от Байер отличаются так же, как "BMW 5" от "дженерика" "ВАЗ-2101" - хотя оба номинально "автомобиль с кузовом седан, о четырёх колёсах"
Цитата:


Специалисты обратились в Минздрав с коллективным письмом. Они недовольны качеством российских дженериков, которые дешевы, но могут дать тяжелые побочные эффекты

Детские онкологи и гематологи просят российские власти не экономить на закупке оригинальных препаратов и контролировать дженерики. Как сообщает издание «Фармацевтический вестник», после совещания в Центре имени Рогачева около полутора сотен профильных специалистов из Москвы и регионов обратились в Минздрав с коллективным письмом. В нем врачи изложили ряд рекомендаций относительно стандартов лечения детской онкологии и гематологии.

Среди подписавших письмо — главы национальных, федеральных центров, завотделениями и главный детский онколог-гематолог и президент Центра имени Рогачева академик РАН Александр Румянцев. Врачи недовольны качеством российских дженериков. Больница по закону должна, заключая контракт на поставку препаратов, выбирать самые дешевые предложения. Преимущество тут у российского производителя.

По наблюдениям медиков, нередко после курса таких лекарств случаются рецидивы, сообщают и о тяжелых побочных эффектах. Ситуацию комментирует руководитель отдела междисциплинарной онкологии Федерального научно-клинического центра имени Рогачева Николай Жуков.

Николай Жуков
руководитель отдела междисциплинарной онкологии Федерального научно-клинического центра имени Рогачева
«В любой таблетке или инъекции действующее вещество измеряется миллиграммами, все остальное — это растворитель или какой-то наполнитель, который тоже может влиять на эффект основного вещества. С этим и связаны обращения детских онкологов с просьбой использовать оригинальные препараты. Идеальной ситуацией, конечно, был бы хороший контроль за дженериками. Облегчение возможности влиять на эти закупки, то есть если препарат, по мнению врача, вызывает какие-то необычные или тяжелые побочные явления, чтобы можно было легко и безболезненно для доктора инициировать проверки».

Серьезных исследований качества дженериков в России не проводится. Росздравнадзор, ответственный за фармнадзор, не справляется с этой функцией. Во-первых, обязательные исследования лекарств происходят на образцах, произведенных, так сказать, в идеальных лабораторных условиях, далеких от последующего конвейера массового производства. Во-вторых, в Росздравнадзоре банально мало специалистов по такому контролю, а новых лекарств много.

И если производитель не крупный концерн, строго следящий за качеством продукции, то получившийся дженерик может быть далек от оригинала, хотя заявленный химический состав по документам вроде бы совпадает. Ситуацию с дженериками комментирует главный редактор объединенной редакции газет «Фармацевтический вестник» и «Медицинский вестник» Полина Звездина.

Полина Звездина
главный редактор объединенной редакции газеты «Фармацевтический вестник» и «Медицинский вестник»
«Мы, когда писали этот текст, столкнулись с абсолютно уникальной ситуацией. Конечно, это анонимный источник, но все же это реальный производитель, который честно признал, что вот тот образец, который мы несем предварительно, — это совсем одна история. А потом, когда мы начинаем масштабировать производство, его цитата, «происходит всякая фигня». Может такое случиться, что, грубо говоря, вообще там таблетка не прессуется, рассыпается и они там пытаются сделать так, чтобы таблетка таки спрессовалась, и за счет этого могут поменяться ее какие-то химические свойства. Очень важный момент. Все-таки у большинства производителей достаточно серьезный фармаконадзор внутри. Говорить, что все дженерики некачественные, крайне некорректно. С другой стороны, все-таки усиливать как-то контроль за всем этим надо».

Врачи говорят: с непредвиденной реакцией на дженерики сталкивались все их пациенты. Но невозможно судить о безопасности конкретных лекарств без данных открытого авторитетного и независимого клинического исследования. Пока такового нет даже в планах.

Вдобавок у ряда дженериков отсутствуют в ассортименте целые линейки. Например, детские дозировки или формы выпуска. Да и с регистрацией фармпрепаратов для тяжелобольных законодательных подвижек особо нет. А все вместе это значит, что родители будут продолжать правдами и неправдами добывать зарубежные оригиналы для своих детей, даже рискуя попасть под уголовную статью.

https://www.bfm.ru/news/435772
Ющук Евгений Леонидович

Гору людям вернуть реально. Это подтвердила экс-замдиректора «Денежкиного» (хоть и открещивалась)

Абсолютно реально вернуть тропу на гору Денежкин камень. По сути, это подтвердила в беседе экс-замдиректора Денежкиного камня Надежда Владимирова (хоть и пыталась открещиваться всеми силами).

Основной тезис Владимировой: Есть, мол, малонарушенные лесные территории, которые должны быть не менее 50 тыс. га – тогда они могут сколь угодно долго существовать, самовосстанавливаясь и самоподдерживаясь (если, конечно, не случится какого-то катаклизма, вроде пожара или ковровой бомбардировки).

Что важно: даже наличие старых дорог внутри, если по ним не ездят, не считается фрагментацией на более мелкие участки.



И что еще важно: если территория где-то соприкасается, она все равно единое целое – т.е., необязательно иметь монолитный прямоугольник, условно говоря. Про единое целое, если соприкасается где-то, сказала сама Надежда Владимирова.

Учитывая, что эта дама была замдиректора по науке в «Денежкном камне», а до того освоила госзаказ на сумму коло 3 млн. руб. на изучение леса в «Денежкином камне», я склонен верить сказанному ею (что, конечно, необходимости проверки не отменяет, но тем не менее).

Не может же быть такого, чтобы Квашнина заплатила под 3 млн. из бюджета некомпетентному человеку, а потом еще его в замдиректора по науке взяла.
Я понимаю – Юлия Епишина замдиректора по общим вопросам. Там можно вообще ни в чем особо не разбираться, но соответствовать должности (Епишина, к примеру, хорошо подписи собирает – почти, как Шурочка из «Служебного романа»). Но зам. по науке – все же нет.


Так вот, выложила госпожа Владимирова карту, на которой хорошо видно, что гора «Денежкин камень» находится не так уж далеко от края заповедника.




Учитывая, что в книгах, написанных именитыми туристами, сказано, что есть множество маршрутов на гору, «снизу» и «справа» можно проложить тропу к вершине.

Проложить исключительно до вершины – не перерезая территорию заповедника. Дошли до вершины (или до части маршрута к вершине) – и вернулись обратно.
А с остальных сторон массив пусть себе дальше в единое целое соприкасается.

Я поинтересовался у Надежды Алексеевны Владимировой, какой же ширины тропа будет? Ну, сколько она «вырежет» из территории?
Она сказала, что сама тропа – «линейный объект», но надо по 200 м в каждую сторону брать.

ОК, будем считать, то 450 метров ширины тропа съест, вместе с запасом по сторонам.

Умножим 450 м на длину маршрута – получим площадь участка, изымаемого, в случае реализации этого плана, из территории заповедника.

Примерно так:




Закон, правда, говорит, что территорию заповедной зоны нельзя уменьшать. Но мы её даже увеличим – добавив участок (или участки) несколько большей суммарной площади на других границах заповедника (Губернатор Свердловской области на встрече согласился добавить площади, под развитие туризма – аж на целую рекреационную зону).

Вот и всё. Бери и делай, как говорится.

Если бы Квашнина умела и хотела работать – уже бы сделала всё это лет 5-7 как. И была бы при деньгах сама, обеспечила нормальной зарплатой подчинённых, профинансировала нормальную, эффективную профессиональную охрану и развивала бы, как экологический туризм, так и обыкновенный.
Но, увы, ей не дано это. Не умеет, не хочет и не будет.

Однако нам важно, что это решение технически исполнимо в рамках межведомственного взаимодействия и соответствует Закону.

Примечательно, что, когда я вывел беседу с Надеждой Владимировой в эту точку – она, по сути, просто удрала. Можете сами убедиться:




А значит, всё верно я вычислил, по-видимому.
Ну а если нет – поправьте меня, и давайте вместе подумаем, как более правильно вернуть людям гору, не нарушив при этом природу, а наоборот, улучшив её охрану.

Концептуально, на мой взгляд, я всё правильно сказал – ну а детали надо «подпиливать по месту».
Ющук Евгений Леонидович

Поймать и наказать! Как в России ловят и наказывают за незаконную торговлю персональными данными

Почти год назад я делал подборку сообщений из СМИ про то, как в России ловят и наказывают за незаконную торговлю персональными данными.

Пришло время обновить этот дайджест. Кстати, в моем авторском Telegram-канале «Утечки информации» оперативно появляются подобные сообщения практически сразу после их публикации в СМИ.


Сколько ловят

Количество публикаций и новостей на тему «задержали и наказали» за последний год резко выросло. Наибольшее число правонарушений было выявлено и доведено до общественности после известных событий с утечками данных в Сбербанке – т.е. сразу после октября 2019 года.

При этом даже с учетом задержки, необходимой для розыска виновных и ведения следствия, количество дел никак не соответствует количеству предложений о продаже данных на черном рынке.


Кого ловят

Львиная доля пойманных – сотрудники сотовых операторов и салонов мобильной связи, а также представители банков, включая тот же Сбербанк.

Как видно, к концу года выросла доля пойманных «пробивщиков», предоставляющих услуги в банковской сфере и особенно операторах связи, на которых в начале года силовые органы практически не обращали внимания, концентрируя внимание на правонарушителях, продающих данные из государственных баз.

За что ловят




Как видно из графика выше, пойманные инсайдеры из разных сфер по-разному монетизируют свои возможности.

Сотрудники государственных организаций, среди которых велика доля IT-специалистов, создают и продают собственные базы данных, содержащие данные, доступ к которым они имеют.

Сотрудники сотовых компаний и салонов сотовой связи продают, в основном, услуги пробива, передавая заинтересованным лицам детализацию звонков и смс-сообщений.

Сотрудники банков все чаще создают «замкнутые» мошеннические схемы, похищая со счетов клиентов деньги или «подключая» людей, данные которых они же и украли, к различным финансовым продуктам, например, выпуская на них кредитные карты или беря кредит наличными.

Кто и как ловит инсайдеров

К сожалению, только в 10% дел есть следы работы службы безопасности компаний – в 90% ловят инсайдеров правоохранительные органы, что говорит об отсутствии принципиальных изменений в корпоративных подходах к охране персональных данных. При этом при работе корпоративной СБ большая часть цепочки остается нераскрытой. Фигурантом становится сам инсайдер, а посредники и, тем более, покупатели остаются за кадром.

Практически во всех делах, связанных с пробивом мобильных операторов, фигурируют сотрудники офисов продаж и салонов сотовой связи, которые продолжают иметь неконтролируемый доступ к информации об абонентах.

Практически во всех случаях следствие ведет ФСБ. В случае банковских мошенничеств, дело практически всегда возбуждается по заявлению потерпевшего, обнаружившего пропажу средств или долг самостоятельно.

Выводы

Несмотря на повышение активности правоохранительных органов, ситуация с утечками данных не улучшается и не улучшится в 2020 году. Банки так и не могут выявить источники крупных утечек, операторы связи не задумываются даже об ограничении доступа к персональным данным абонентов, а правоохранительные органы ловят мелких торговцев, попадающихся на пренебрежении собственной информационной безопасности. На ситуацию в банковской сфере также отрицательно влияет появление группы профессиональных вербовщиков, не только ведущих поиск сотрудников банков и затем склоняющих к совершению преступлений, но и обучающих их первичным методам противодействия системам контроля.

Прошлый обзор я закончил на начале марта 2019 года, поэтому начнем с середины того же месяца. Поехали…

Collapse )