February 14th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Сотрудник "Денежкиного камня" вновь подтвердил: спрос на туризм есть! Хотя и опять случайно

В свете необычной реакции замдиректора заповедника "Денежкин камень" Романа Ерпалова на вопросы, связанные с его предполагаемой туристической деятельностью в местном туристическом бизнесе), пост Екатерины Казанцевой выглядит ещё более актуальным.
Цитата:

Екатерина Казанцева

Брейкинг ньюс. Сотрудник заповедника Роман Ерпалов признался, что из 30 лет существования заповедника "Денежкин камень" первые 10 лет на его территории процветала рыбалка (поговаривают, охота тоже).

Также Роман Ерпалов рассказал, что еще 20 лет назад был высокий спрос на посещение заповедника, "туристы для прохода приплачивали семье".

Напомним, что другой инспектор на видео 2019 года признался, что в заповеднике "туристы ходили и будут ходить".

Такая вот "нетронутая природа" в заповеднике "Денежкин камень". Такое вот "да какие туристы сюда поедут, да кто за это будет платить, да зачем нам онлайн-касса".

Ющук Евгений Леонидович

Сегодня принимал защиту в УрГЭУ у бакалавров. Есть новости для Чибилёва и "Денежкиного камня"

Итак, сегодня я принимал защиту дипломов в УрГЭУ у бакалавров. Одна из работ была посвящена мировому рынку меди.

Вот фото стран-экспортёров, из раздаточного материала к дипломной работе. Обратите внимание на Чили:

Раздаточный материал из дипломной работы по Мировой экномике бакалавра в УрГЭУ

Чили - один из ведущих продавцов, прежде всего, медной руды (медного концентрата).

"Чили богата полезными ископаемыми, её называют «королевством меди», поскольку она занимает 1-е место в мире по добыче и экспорту этого металла. Чилийская медь занимает около 34 % мирового рынка. Три важнейших месторождения — Чукикамата и Эль-Сальвадор на севере страны и Эль-Теньенте близ Сантьяго — содержат около 20 % мировых запасов медной руды", - пишет Википедия.

Так вот задали бакалавру вопрос: "Что правильнее для России: купить медную руду в Чили, или добывать свою, к примеру, в Североуральске"?

Ответ, на мой взгляд, должен был бы устыдить таких бюджетососов, как академик Чибилёв и тем более, бездельники из "Денежкиного камня", во главе с Квашниной.

Обычная девочка-бакалавр по Мировой экономике считает, что, несмотря на более низкую цену чилийского сырья (по сравнению с российским), надо, тем не менее, разрабатывать отечественные месторождения.

Потому что, во-первых, это рабочие места для горняков. Бюджетососы Чибилёв и Квашнина ведь не отдадут свои деньги семьям горняков, верно?

А, во-вторых, даже молодой девочке-бакалавру понятно, что завтра могут ввести санкции - и что тогда будет делать Россия? Лапу сосать?


Особенно стыдно, я считаю, должно быть академику Чибилёву, который уже начал выходить за рамки границ заповедников и Национальных парков и полез в вопросы развития промышленности на обычных территориях.

Причем, Чибилёву, я считаю, должно быть стыдно, как минимум, трижды.

Во-первых, потому что Чибилёв пытается представлять себя как патриота (хорош патриот, занимающий антигосударственную позицию)!

Во-вторых, потому что Чибилёв сидит на федеральном бюджете (а деньги туда поступают, в немалой степени, как раз от металлургов)!

И, в третьих, потому что Чибилёв не стал гордо отказываться от миллиона рублей премии, учрежденной металлургом Демидовым, который в жизни своей, по-моему, никаких экологических экспертиз не провел (не было их в XIX веке). Нет, Чибилёв тот миллион взял. И даже толкнул благодарственную речь.

О бюджетососах Квашниной и её муже в таких обстоятельствах даже говорить не приходится: муж Квашниной и не скрывает, что заинтересован в деиндустриализации России, желает этой деиндустриализации всей душой - как часто бывает у любителей Ходорковского.



Фото с сайта заповедника "Денежкин камень", текст - из Живого Журнала Константина Возьмителя, подчинённого-мужа директора "Денежкиного камня" Анны Квашниной
Ющук Евгений Леонидович

Не туда сел: как советский истребитель сбежал с аэродрома НАТО

53 года назад история боевой авиации Советского Союза пополнилась курьезом - истребитель МиГ-21 новейшей модификации приземлился в аэропорту Тегель в Западном Берлине. Летчик перепутал аэродромы. Увидев солдат НАТО, пилот осознал свою ошибку, развернулся на рулежке - ВПП уже перекрыли, - и улетел к своим.


13 февраля 1967 года - памятная дата в хрониках Группы советских войск в Германии. В этот день случилось ЧП, последствия которого могли быть весьма серьезными. На аэродроме Тегель во французской зоне оккупации Западного Берлина приземлился секретнейший на тот момент советский истребитель. Самолет был новенький - прямо с подмосковного завода "Знамя Труда". Пилотировал его капитан Федор Зиновьев.

ГДР была западным форпостом Восточного блока. Здесь размещалась мощная группировка советских войск, ГСВГ, руководство СССР щедро снабжало армию Восточной Германии новейшей техникой - в том числе самолетами. Немецкие истребители вместе с советскими летчиками дежурили на границе, отгоняя от нее самолеты НАТО.

В начале 1967 года на заводе КБ Микояна в Луховицах, где годом раньше запустили сборку МиГ-21 на экспорт, была готова к отправке в ГДР четверка новеньких истребителей последней модификации, МиГ-21ПФМ. На самолете установили новое катапультное кресло, усовершенствовали прицел и систему управления оружием, истребитель получил возможность применять ракеты с радиолокационным наведением. Наконец, МиГу вернули пушку - несколькими годами раньше ее почему-то объявили устаревшим оружием, не нужным для воздушного боя. Убедившись, что это не так, конструкторы предусмотрели возможность подвески под фюзеляж контейнера с 23-миллиметровой пушкой и боекомплектом. В общем, самолет получился серьезный.

Перегнать истребители в ГДР поручили летчикам из 16-й гвардейской истребительной авиадивизии, входившей в состав ГСВГ. Командиром звена назначили капитана Зиновьева. Из Луховиц до Минска долетели без приключений, там приземлились, заправились и заночевали. На следующее утро полетели дальше. Почему-то четверку истребителей направили не на аэродром Темплин под Бранденбургом, как обычно, а на Коттбус, находившийся намного южнее и Зиновьеву незнакомый.

Ошибившись с курсом, МиГи оказались рядом с Берлином - как вскоре выяснилось, Западным. Увидев под собой аэродром, капитан Зиновьев попытался выйти на связь с диспетчером, но тот не отвечал. Летчик решил, что отказала радиостанция и пошел на посадку. Звено он на всякий случай распустил - его ведомые, почуяв неладное, добрались да Коттбуса самостоятельно. А головной МиГ-21 с красными звездами на крыльях совершил мягкую посадку в аэропорту Тегель, находившемся во французской зоне Западного Берлина и отданном авиации НАТО. Приземлившись, капитан Зиновьев понял, что прилетел не туда: на стоянках стояли самолеты чужих типов с опознавательными знаками ВВС Франции и США. МиГ сбросил тормозной парашют и стал разворачиваться, чтобы взлететь по той же полосе, на которую приземлился. Но ВПП уже перегородили джипами и пожарными машинами - на аэродроме не верили своей удаче.

Делать было нечего: истребитель вновь развернулся, включил форсаж и, разогнавшись по узкой и короткой рулежной дорожке, свечой ушел в небо. Помимо прочих достоинств, модификация МиГ-21ПФМ предназначалась для работы с грунтовых аэродромов. Благодаря системе обдува закрылков взлетно-посадочные характеристики истребителя были значительно улучшены.

Вскоре капитан Зиновьев приземлился в Коттбусе. Рассказывают, что командир дивизии сказал ему: "Что сел в Тегеле - дурак, а что удрал - молодец", - и распорядился не наказывать летчика. Возможно, сыграло роль и то, что тремя годами ранее Зиновьев на МиГ-19 сбил в районе Магдебурга американский самолет-разведчик Douglas RB-66.

https://rg.ru/2020/02/13/ne-tuda-sel-kak-sovetskij-istrebitel-sbezhal-iz-nato.html