April 4th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

В регионах власти по-разному подходят к мерам по борьбе с эпидемией коронавируса

В регионах власти по-разному подходят к мерам по борьбе с эпидемией коронавируса. Не обходится и без перегибов. В то же время мэр Москвы Сергей Собянин признал, что у властей города действительно были планы ввести жесткий пропускной режим, но ситуация изменилась.

По его словам, москвичи на этой неделе корректно выполняли предписания властей. Собянин отметил, что самые жесткие ограничительные меры в России приняты в Москве и области, однако власти делают все, чтобы не разрушить экономику. Как может ситуация развиваться дальше?

В России так уж повелось, что при всякой нестандартной и тем более чрезвычайной ситуации непременно начинается то, что товарищ Сталин в пору коллективизации назвал «перегибами на местах». Ожидая в начальном периоде общероссийских нерабочих дней четких и, главное, универсальных указаний из центра, региональные власти, не привыкшие действовать гибко в зависимости от ситуации, решили, что лучше перебдеть, чем недобдеть, также при этом исходя из опыта, согласно которому высокое начальство скорее накажет за излишнюю мягкость, чем за чрезмерную жестокость.

В этом смысле перегиб перегибу у нас рознь. За либерализм могут снять с работы, а за полицейщину разве что мягко пожурят. Никто на себя самостоятельность в плане проявления гибкого подхода в зависимости от конкретной ситуации в том или ином регионе брать по привычке при этом не хочет.

Власти Краснодарского края, например, ввели жесточайший карантин по всему краю, предполагающий полный запрет на передвижение по населенным пунктам, кроме походов в магазин и аптеку и даже на въезд в города и станицы транзитного транспорта, притом что отнюдь не вокруг всякого города в нашей стране и тем более станицы есть объездные дороги.

Попутно случился явный бардак по части выдачи спецпропусков для тех, кто задействован в посевной кампании. Такие работники часто живут отнюдь не там, где сеют и пашут. Им надо как-то передвигаться.

Даже из официальных сообщений властей видно, что порядка с выдачей таких пропусков нет, а их формы меняются чуть ли не ежедневно. Межрайонные пропуска, как оказалось, тоже все разные. Между тем срыв работ в крае, который кормит чуть не полстраны, будет пострашнее любой коронавирусной эпидемии.

Другой явный перегиб случился на уровне целой отрасли — табачной. Крупнейшие производители табачной продукции временно остановили работу фабрик в России. Вроде бы они сначала попали в список жизненно важной продукции, а потом их там не оказалось.

Видимо, люди, составлявшие окончательный список, просто плохо себе представляют, что может начаться в стране, где курит до 40% взрослого населения, ведь у этих людей может банально начаться ломка в условиях многодневного сидения в самоизоляции. Скорее всего, в ближайшее время это недоразумение будет исправлено.

На этом фоне даже самоблокада с запретом въезда всех иногородних в ряде областей кажется невинной оплошностью. Например, забаррикадировался Севастополь, ряд небольших городов в Ленинградской области. На региональном уровне запрет на въезд «чужих» ввела пока одна только Чечня. Федеральный центр сделал вид, что ничего не заметил.

В ряде регионов замахнулись буквально на святое, а именно ввели запрет или ограничения на продажу алкоголя. Так поступили, в частности, в Кемеровской области, Туве, Башкирии, Карелии, Якутии, Красноярском и Пермском краях, в Забайкалье. Судя по всему, тамошние чиновники просто плохо учили историю родной страны. В прошлом веке нечто вроде сухого закона в России вводилось лишь дважды — накануне краха Российской империи и свержения самодержавия, а также накануне распада СССР. И это говорит о том, что шутки с алкоголем — это совсем не тот случай, когда надо следовать лозунгу «Можем повторить!».

Есть и более прозаические вещи. Например, авторемонт и шиномонтаж. Конечно, люди, составлявшие списки жизненно важных предприятий и услуг, в основном пользуются услугами специальных ведомственных автопарков и гаражей, при которых действуют собственные ремонтные организации.

Однако в реальной жизни, или, как говорят, «на земле» такие ремонтные работы могут понадобиться многим простым смертным, которые заняты в выполнении неотложных работ, в том числе в транспортировке продуктов и лекарств, да и много чего еще, без чего экономика просто встанет. Некоторым чиновникам, хотя бы и в условиях чрезвычайной ситуации, хорошо было бы спуститься на землю и посмотреть повнимательнее, как это тут у нас все устроено на самом деле.

https://www.bfm.ru/news/440492
Ющук Евгений Леонидович

Когда бесполезный инспектор рассказывает, насколько бесполезны полицейские - это даже не смешно

Это, скорее, напоминает картину психического расстройства в буквальном, медицинском смысле.

Потому что, польза "бесполезного" полицейского народу более-менее понятна.

А вот "польза" от инспектора, который, сидя в лесу, "охраняет" заповедник так, что он превратился в проходной двор, но при этом пишущего указания Человечеству, как ему жить - понятна немногим. Если вообще.

Особенно раздражает людей, если этот бездельник получает оплачиваемый выходной длиной в месяц для прогулок по лесу, тогда как "бесполезный" полицейский ходит по квартирам тех, у кого подтвержденный Ковид и лично смотрит, не разносят ли "самоизолировавшиеся" инфекцию по городу.
Ющук Евгений Леонидович

МВФ впервые в истории зафиксировал остановку мировой экономики

В тоже время, ВОЗ призывает страны не спешить с отменой ограничений, иначе последствия могут быть еще более серьезными

Мировая экономика практически остановилась. Как пишут РИА Новости, об этом заявила директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристалина Георгиева. По ее словам, ситуация сейчас намного хуже, чем во время кризиса 2008-2009 годов.

«Мы никогда в истории МВФ не видели, чтобы мировая экономика остановилась. Мы в рецессии, она намного хуже, чем глобальный экономический кризис», — сказала, в частности, глава фонда.

Тем временем, директор Всемирной организации здравоохранения призвал страны не спешить с отменой ограничений, пишет ТАСС. По словам Тедроса Гебрейесуса, «если страны проявят спешку в быстром снятии ограничений, то коронавирус может усилиться и экономические последствия могут быть более серьезными и продолжительными».

Согласно обновленным данным ВОЗ, число заразившихся коронавирусом в мире за сутки выросло более чем на 76 тысяч, еще почти пять тысяч человек умерли. Количество заболевших во всем мире приблизилось к миллиону. А общее количество жертв вируса — более 50 тысяч человек.

https://www.bfm.ru/news/440548
Ющук Евгений Леонидович

Вы можете слушать любую радиостанцию ​​в мире

"Откройте следующую ссылку. Вы увидите карту земли. По этой карте земли множество зеленых точек. Эти зеленые точки - местные радиостанции. Прикоснитесь к любой зеленой точке и будет играть местная радиостанция. Это потрясающе. Вы можете слушать любую радиостанцию ​​в мире!..."



https://radio.garden/
Ющук Евгений Леонидович

Сооснователь «Кухни на районе»: «Предприниматель всегда несет риск, но не любой риск он может вынест

Алексей Колесников рассказал BFM.ru, как изменилась работа его сервиса во время карантина и что может ждать рынок доставки после того, как пандемия закончится

В связи с массовой самоизоляцией в России спрос на доставку продуктов вырос в разы. Доставка готовых блюд тоже пользуется спросом у населения, однако не таким высоким, как обычные продукты из супермаркета. Чтобы не допустить падения выручки, компании придумывают различные маркетинговые ходы для привлечения клиентов. Например, вводят новые, более бюджетные позиции в меню.

Так поступил сервис «Кухня на районе». Его сооснователь Алексей Колесников рассказал BFM.ru, как изменилось поведение покупателей за последние две недели, существенно ли увеличилась выручка компании и что, по его мнению, будет с рынком доставки после того, как закончится карантин.

- Для многих сервисов доставки сейчас настали золотые времена. Как вы себя ощущаете? Давайте сравним число заказов в день два месяца назад и сейчас. Какие это цифры?

Алексей Колесников: Мы делали специальный анализ, как менялась ситуация с карантином с момента, когда он был мягкий — носил рекомендательный характер. Мы видим снижение количества заказов в центре где-то на 20% и рост заказов на 15% в периферийных локациях. Периферией мы называем все, что за пределами Третьего транспортного кольца. Люди перестали ездить в офисы, перешли на удаленную работу. Соответственно, суммарно у нас снижение где-то 5% — это пока был мягкий карантин. Когда ввели более жесткий, количество людей, которые активно заказывают, в первые дни уменьшилось процентов на 10, но они стали заказывать больше еды за один раз. Такое ощущение, что люди минимизируют количество контактов.
Наша идея была в том, чтобы кормить тех, кто живет или работает в зоне доставки каждой из кухонь. Мы занимаемся локальной доставкой, то есть доставляем свежеприготовленную еду в радиусе, условно, километра от каждой точки. По количеству соотношения заказов в офисы и жилые адреса это всегда 35% на 65%. В центральных районах офисы перестали работать, поэтому мы и ощутили такое падение.

- Насколько высокий сейчас спрос на готовые блюда — может, люди, наоборот, оставшись дома, предпочитают заказывать еду из магазинов и готовить сами?

Алексей Колесников: У нас 30 кухонь и в одной из них есть магазин. Это маленькая часть бизнеса, которая в карантин выиграла в разы больше, чем свежеприготовленная еда. Однако на периферийных кухнях растет и свежеприготовленная еда, потому что люди сидят дома и продолжают смотреть сериалы, играть в компьютерные игры, то есть как-то себя развлекать по возможности. Поэтому доставка еды, особенно в тех местах, где много жилых массивов, подрастает.

- А нагрузка увеличилась? Сколько пришлось нанять дополнительного персонала — тех же курьеров?

Алексей Колесников: Кроме сети кухонь, где повара делают блюда из заготовленной еды, у нас есть центральное производство — это 50-60 кухонь, и нагрузка на него сильно возросла. Чтобы сделать нашу еду максимально доступной незащищенным слоям населения, мы разработали специальное меню — это набор на весь день по цене 492 рубля: завтрак, обед и ужин. Мы оперативно перестраивали производство — нужно было сделать закупки и поставить новую линию, обучить людей. Это достаточно сложно. Сейчас мы производим около 2 тысяч наборов в сутки, возможно, к концу недели сможем выйти на новые объемы, думаю, это будет 4-5 тысяч. И если затянется история с карантином, думаю, сможем дорасти до десятков тысяч наборов в сутки. У нас был цех, который предназначался для производства детской линейки, но сейчас он будет использоваться для производства этих социальных наборов.

- Насколько эти наборы увеличили вашу выручку?

Алексей Колесников: Совершенно незначительно, потому что мы продаем эти наборы без какой-либо коммерческой выгоды. Это наш вклад в тяжелую ситуацию. У нас всегда была и остается бесплатная доставка.

Мы в обычное время за последний период доставляли в сутки больше 15-16 тысяч заказов. Поэтому 1600 наборов — в штуках это всего лишь плюс 10%, а в деньгах там нет никакой наценки. По сути, наши сотрудники работают на энтузиазме для того, чтобы еда была доступна, особенно для тех, у кого есть проблемы с приготовлением пищи или выходом на улицу.

- А курьеры не боятся работать? Как вы их защищаете?

Алексей Колесников: Еще до того как ввели карантинные меры, мы изучили международный опыт — что происходило в Китае, Италии. Весь персонал оборудован необходимыми средствами защиты — масками, перчатками. Они инструктированы, как делать бесконтактную передачу заказа. В конце смены они сдают все боксы, в которых доставляют продукты, на обработку. Это не такая дорогая процедура, не нужно организовать отдельный процесс. При этом соль в том, что боксы должны хранится не дома у курьеров, а в помещениях, которые принадлежат компании (в нашем случае это так).

Все помещения обрабатываются несколько раз в день, проветриваются. На наш взгляд, мы готовы настолько максимально, насколько возможно. У нас большой плюс в том, что мы можем контролировать не только доставку, но и приготовление еды с точки зрения санитарных норм.

- А какие-то бонусы курьеры получают за риск?

Алексей Колесников: Бонусов сейчас нет. Они работают по стандартной системе оплат. Бонусы получают за внеурочную работу повара, особенно те, кто работает по социальной линейке — там нужна героическая активность.

- Как думаете, рынок онлайн-доставки оказался вообще готов к такой нагрузке? Продукты из магазина, например, через некоторые сервисы уже невозможно заказать, а у большинства ближайшая доставка только через неделю.

Алексей Колесников: Я думаю, что никто не был готов к такому развитию событий. Другой вопрос, что доставка — единственный способ, который сейчас остался, по сути, и там есть всплеск, поэтому сроки начинают снижать. И было бы странно, если бы у всех было такое количество курьеров и возможность доставлять, чтобы удовлетворить весь спрос. Так не бывает. Структурные изменения в экономике всегда происходят через шок. Этот шок случился, но мне кажется, что степень проникновения доставки и так была достаточно большая. В этом смысле Москве повезло больше, чем многим другим городам, потому что это прогрессивный город с развитой инфраструктурой. Что касается нашей компании, мы работаем только на доставке, поэтому в этом плане для нас не было какого-то шока.

- Не боитесь ли вы обратного эффекта, что после того как отменят карантин, люди радостно побегут в рестораны, бары, и рынок онлайн-доставки просядет?

Алексей Колесников: Конечно, когда все откроется, будет первое желание выйти из дома и свой лайфстайл разнообразить тем, по чему успели соскучиться. Но я не думаю, что это приведет к системному изменению. Я думаю, системные изменения могут произойти в другом. Если этот период продлится несколько недель или даже месяцев, люди привыкнут к дистанционной модели, поймут, насколько она эффективнее, удобнее с точки зрения доставки и продуктов, и готовой еды. В этом смысле больше шансов, что те, кто не пользовался доставкой до этого, поймут, что это для них весьма удобно и эффективно. Мы видим, что доставка сама по себе — это совершенно не дорогое удовольствие.
«Бизнес для общества — это, по сути, инфраструктура. Когда она работает эффективно, дает конечному потребителю покупать товары и услуги по лучшим ценам. Если эта инфраструктура начнет рушиться, то непонятно, сколько времени она потом будет отстраиваться и будут ли цены такими же привлекательными»

- Сейчас многие владельцы бизнеса ждут каких-то действий от властей. Чего вы ожидаете в своем сегменте и следите ли за инициативами?

Алексей Колесников: Мы следим очень активно. Но наш взгляд на это такой: помощи лучше не ждать. Если она случится, то это будет весьма и весьма полезно, потому что сейчас удар испытала вся индустрия. Поставщики, которые поставляют продукты в рестораны, сейчас на грани выживания.
Сейчас в мире многие государства принимают очень действенные меры, которые выражаются в миллиардах, триллионах долларов, выделенных на поддержание этой инфраструктуры. Потому что бизнес для общества — это, по сути, инфраструктура. Когда она работает эффективно, дает конечному потребителю покупать товары и услуги по лучшим ценам. Если эта инфраструктура начнет рушиться, то непонятно, сколько времени она потом будет отстраиваться, и будут ли цены такими же привлекательными. А у людей, вероятно, еще и доходы снизятся. Поэтому здесь в любом случае будет двойной удар для нас. Поэтому, конечно же, единственный правильный шаг — это помогать бизнесу. Что касается инициатив, которые происходят у нас в Думе, мы на это не надеемся. Пока что еще ресурсы и возможности существования есть. Мы никогда на государство не возлагали больших надежд. Ситуация развивается очень быстро, и все изменения измеряются днями. Конечно, интересно наблюдать, справится ли бюрократическая машина с этой очень динамической ситуацией.

- Есть такое мнение, что в бизнесе каждый сам за себя. И человек, который его начинает, должен понимать, на что он идет.

Алексей Колесников: Это немного лукавая позиция. Предприниматель всегда несет риск, но не любой риск он может вынести. Если он делает что-то хуже, чем другой, если у него не хватает компетенции, если его услуга может быть невостребованной — эти риски, конечно, он всегда несет. Но такая глобальная ситуация, как пандемия вируса, — такие риски не входят в обычный набор, они очень мощные по своей силе. И здесь государство должно быть страховым механизмом.

- Как думаете, стоит ли начинать бизнес в онлайн-сегменте после окончания пандемии? Не будет ли такого, что все резко пойдут в онлайн, и появится слишком много таких компаний?

Алексей Колесников: Конечно же, возможны какие-то перекосы. Но даже если все начнут активно бежать в одну сторону, там наступит насыщение и станет понятно, что столько онлайн-сервисов не нужно. Тем не менее равновесие, когда оно наступит, будет другим. Конечно, локальные перекосы произойдут, это нормальный процесс нахождения нового баланса. Но это будет баланс не такой, как мы его видели до этого, на мой взгляд.

https://www.bfm.ru/news/440441
Ющук Евгений Леонидович

Совсем кратко - о ковиде и карантинных мероприятиях. Для недавно очнувшихся.

Совсем кратко. Для недавно очнувшихся.

Если нет карантина - исчезают врачи, выстраиваются очереди, в морги и крематории (потому что, у моргов и крематориев есть свои ограничения по пропускной способности). Это политический и гуманитарный кризис.

Врачи не физически исчезают, а просто до пациентов не успевают дойти.

Если есть карантин - нет очередей в крематории, но есть вопросы: "А зачем"?

Вот и всё.

Летальность там 0.8% от инфицированных.

Без карантина населенный пункт за 3 месяца приходит к иммунизации, но эти три месяца - с очередями в крематории и без медицинской помощи.

Вот расчеты (левая колонка - без карантина, правая - то, что власти России делают сейчас):

Андрей Горбачёв ломало ковид.png

Вот причина, почему раньше не делали, а недавно все же сделали - пошел лавинообразный рост:

Геометрическая прогрессия Ковид апрель.png


А вот что рассказывает жительница Милана, из числа моих френдов, о том, почему в Италии столько людей погибает:






Ющук Евгений Леонидович

Любителям сказки "А в Италии в день людей умирает, как и раньше". "The Economist" от 04.04.2020 г.

Я не знаю, что там себе напридумывали программисты, экстренно записавшиеся в вирусологи и эпидемиологи, но вот материал из "The Economist" от сегодня, 04 апреля 2020 года.

Называется она "Covid-19’s death toll appears higher than official figures suggest".

Материал опубликован по этому адресу:
https://www.economist.com/graphic-detail/2020/04/03/covid-19s-death-toll-appears-higher-than-official-figures-suggest

Вот картинка с переводом Гугла, немного "подпиленным" мной (там местами совсем кривовато было переведено):





Вот эти же картинки без перевода - можете сами переводить или так читать:



Ну, тут или кто-то предоставит теперь аргументированные опровержения, или придется признать историю про "такое же количество умерших, как в 2019 году" немножко мифом.

Если всё же мифом окажется, то выйдет так, что карантинные меры были оправданными - потому что, в очаге совсем уж нехорошо полыхает. И, выйдет, что карантинные меры дают результат - потому что, за пределы локализованного очага выплеснулось не так сильно.

Пиковая нагрузка на здравоохранение просматривается наглядно. Система, рассчитанная на обслуживание в пределах черной линии внизу, не может эти пики обслужить.
Самая понятная аналогия - дефицит медицинских масок в аптеках - их количество тоже было рассчитано на спокойный период и оказалось неприемлемо малым во время вспышки инфекции.
Ющук Евгений Леонидович

В беседе с френдом выяснил, что он, благодаря борьбе с коронавирусом, выучил новое слово: "Интубация

Сегодня в беседе с френдом выяснил, что он, благодаря борьбе с коронавирусом, выучил новое слово: "Интубация".

Я предложил перейти на новый уровень осведомлённости: рассказал, что интубация делается девайсом по имени "Ларингоскоп". И показал одного из представителей почтенного семейства этих полезных устройств (фото прилагаю).






Сошлись на том, что фраза: "Сидите дома, если не хотите, чтобы вас интубировал гинеколог", - имеет под собой в период вспышек воздушно-капельных инфекций глубокие корни логики и гуманизма.
Ющук Евгений Леонидович

Covid-19: пять уроков итальянской трагедии (Harward Business Review, США)

Правительства всего мира борются с быстро развивающейся пандемией Covid-19, и для них это поле боя стало неизведанной территорией. О практиках и тактиках, используемых для подавления пандемии в Китае, Южной Корее, Сингапуре и на Тайване, написано уже много всего.

К сожалению, для большей части Европы и США уже слишком поздно пытаться сдержать Covid-19 на ранней стадии, и власти пытаются хотя бы не отставать в борьбе с распространяющейся пандемией. Они повторяют многие из тех ошибок, что были допущены в самом начале вспышки коронавируса в Италии, где пандемия обернулась катастрофой. Цель этой статьи — помочь американским и европейским властям всех уровней вынести урок из ошибок Италии, чтобы они смогли распознать и справиться с беспрецедентными проблемами, возникающими в связи с быстро разворачивающимся кризисом.

В течение нескольких недель (с 21 февраля по 22 марта) Италия прошла путь от обнаружения первого официального случая заражения Covid-19 к постановлению правительства, которое по сути запрещает любые передвижения людей по территории страны, и к прекращению любой коммерческой деятельности непервостепенной важности. За этот очень короткий промежуток времени стране был нанесен беспрецедентный по силе удар с непрекращающимся потоком смертей. Вне всякого сомнения, это самый большой кризис в Италии со времен Второй мировой войны.

Некоторые аспекты этого кризиса, начиная с его хронометража, безусловно, можно отнести к банальному фактору «sfortuna» (в переводе с итальянского «невезение»). Он явно не мог находиться под полным контролем властей. Тем не менее, другие аспекты указывают на серьезные проблемы, с которыми столкнулись власти Италии при признании масштабов угрозы Covid-19, при организации систематического ответа на нее и при попытках усвоить уроки из успехов своевременных мер и (что еще более важно) из ошибок и неудач.

Стоит подчеркнуть, что Италия столкнулась с этими проблемами уже после того, как вспышка Covid-19 в полной мере поразила Китай, и после того, как некоторые альтернативные модели сдерживания вируса (в Китае и других странах) уже были успешно реализованы. Это говорит о систематической неспособности быстро и эффективно обрабатывать существующую информацию и принимать соответствующие меры, а не о полном отсутствии знаний о том, что необходимо сделать.
Ниже представлены причины этого фиаско, связанного с трудностями принятия решений в реальном времени на фоне разворачивающегося кризиса, и способы их преодоления.

Collapse )