May 4th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Из комментов. "В таком случае, и мы государству ничего не должны! Зачем нам такое государство?"

Из комментов.

- В таком случае, и мы государству ничего не должны! Зачем нам такое государство?

- Да и ради бога. Откажитесь от медицины, общественного транспорта, денег.
Лучше всего уйти в тайгу. Там будет полная свобода. От всего. Ну, кроме медведей.
Но Вы как сильная, независимая женщина, я уверен, с медведями справитесь - тем более, что Вы медведю ничего не должны, как и он Вам.
Ющук Евгений Леонидович

В чем секрет успеха Вьетнама в борьбе с коронавирусом

Почему в густонаселенном Вьетнаме, имеющем протяженную границу с Китаем и не очень эффективную систему здравоохранения, на удивление мало случаев заражения вирусом SARS-CoV-2?

В богатой Европе за 10 тысяч километров от Китая - страны, где впервые был обнаружен новый коронавирус, - бушует пандемия. В одной только Германии число заразившихся превысило 153 тысячи. А вот во Вьетнаме, имеющем границу с Китаем протяженностью в 1100 километров, вирус SARS-CoV-2 подхватили пока менее 300 человек, и нет ни одного умершего от COVID-19. По крайней мере, по официальным данным. Даже если эти данные занижены, ясно, что Вьетнаму до сих пор удается успешно противостоять всемирной пандемии.

Это - заслуга вьетнамского правительства, проявившего незаурядную решимость в принятии мер против коронавируса. Войну ему премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук объявил уже в конце января, когда вспышка коронавируса была еще только в Китае. "Борьба с эпидемией, - заявил он тогда, - это та же борьба, что и с врагом".

Мобилизация на борьбу с вирусом по всему фронту

При этом возможности у Вьетнама достаточно скромные - и финансовые, и в системе здравоохранения, и в том, что касается проведения тестов. По словам градоначальника Хошимина - восьмимиллионного мегаполиса на юге страны - на весь город в его больницах есть только 900 коек в отделениях интенсивной терапии. Как в таких условиях совладать с эпидемией?


Агитационные плакаты - часть информационной политики властей в борьбе с пандемией коронавируса


Вьетнамские власти сделали ставку на жесткий карантин и выявление всех звеньев инфекционных цепочек, причем, значительно раньше, чем в Китае, где к режиму домашней изоляции прибегли только в качестве последней крайней меры. Во Вьетнаме уже 13 февраля перевели на трехнедельный жесткий карантин целый десятитысячный поселок вблизи Ханоя. В то время на всю страну было только 10 выявленных случаев заражения коронавирусом.

Кроме того, во Вьетнаме стали с самого начала регистрировать лиц не только из ближайшего, но и из дальнего окружения инфицированного человека. В отличие, например, от Германии, где берут под наблюдение только того, кто вступал в непосредственный контакт с зараженными, во Вьетнаме учитывают возможные связи до четвертого колена. В той или иной степени всем тем, кто потенциально мог заразиться, ограничивают возможности передвижения и социальных контактов. Уже на самом начальном этапе людей, приезжавших из стран, пораженных пандемией коронавируса, сажали на двухнедельный карантин. Университеты и школы во Вьетнаме закрыли еще в начале февраля.

Государство тотального контроля

Большая роль в подавлении эпидемии коронавируса была отведена во Вьетнаме хорошо оснащенным органам безопасности - пользующейся доверием вьетнамцев армии и вездесущему аппарату контроля за населением. Практически в каждом квартале, в каждом переулке и в каждом селе есть либо представители спецслужб, либо добровольные осведомители компартии. Армия сразу выделила на борьбу с вирусом и солдат, и материальные резервы, и мобильные медсанчасти. Тотальный контроль никому во Вьетнаме не позволяет избежать мер, предписанных правительством.

Но есть и обратная сторона: заразившиеся становятся изгоями для соседей и объектами травли в социальных сетях. Такая участь постигла, в частности, вьетнамку Н., которая, вернувшись из поездки в Европу, в том числе Италию и Великобританию, завезла таким образом вирус в столицу страны. Н. была пациентом № 17, но и особым случаем, поскольку первые 16 к моменту ее возвращения уже выздоровели. Таким образом Н. оказалась как бы во второй раз "нулевым" пациентом во Вьетнаме. В социальных сетях ее подвергли остракизму и оскорблениям еще и за то, что она попыталась избежать карантина.

Вьетнамцам созвучна военная риторика в борьбе с коронавирусом

Государственная пропаганда во Вьетнаме оперирует терминами военного времени. Премьер-министр заявил, что "каждое предприятие, каждый гражданин, каждый квартал обязан стать бастионом на пути распространения эпидемии".

И вьетнамцам такая риторика созвучна. Люди гордятся своей способностью объединяться в беде и выносить лишения. "Вьетнам - это общество всегда готовых к мобилизации", - сказал в интервью газете Financial Times знаток этой страны, профессор университета Нового Южного Уэльса в Австралии Карл Тайер. 

Находящиеся под контролем государства СМИ проводят массированную информационную кампанию, а министерство здравоохранения выпустило песню, призывающую часто мыть руки. Песня быстро разошлась по Сети.



Не менее популярны во Вьетнаме и плакаты, стилизованные под военные. А еще все жители страны регулярно получают от Минздрава на свои смартфоны СМС-сообщения, предупреждающие об угрозе заражения и напоминающие о необходимости соблюдать меры предосторожности, ограничить контакты и соблюдать правила личной гигиены.

Народ поддерживает меры правящей компартии

Хотя никаких социологических исследований на этот счет и не проводится, но из разговоров с вьетнамцами и постов в социальных сетях напрашивается вывод, что большинство населения страны одобряют действия властей. Люди испытывают чувство гордости за то, что Вьетнам столь успешно справляется с кризисом, вызванным коронавирусом. Главного ответственного за борьбу с эпидемией, заместителя премьер-министра Ву Дык Дама в Facebook называют национальным героем.

Мало кого волнует, что успех в борьбе с пандемией достигается за счет дальнейшего урезания гражданских прав и свобод в стране с безраздельно правящей коммунистической партией. Мирятся вьетнамцы и с еще более жестким, чем обычно, контролем государства над средствами массовой информации. И даже экономические лишения, которые неизбежно будут, несмотря на пока невысокое число инфицированных, вьетнамцы готовы беспрекословно сносить. По данным правительства, только в первые два месяца этого года в стране закрылись три тысячи предприятий и - из-за отсутствующих туристов - десятки отелей и гостиничных комплексов, сотрудники которых остались без работы.

Правительство выделило в помощь отечественному народному хозяйству 1,1 миллиарда долларов и одновременно настроилось на радикальное сокращение налоговых поступлений вследствие экономического кризиса. В СМИ и СМС-сообщениях власти призывают граждан делать в казну добровольные пожертвования. И люди делают - веря в правильность курса правительства в борьбе с коронавирусом.


https://p.dw.com/p/3bMc4
Ющук Евгений Леонидович

"Я что швея мотористка? Тогда не чего позиционировать себя как супердержава!" (с)

Из комментов:

- [Бородатый мальчик на аватаре] Я что швея мотористка? Тогда не чего позиционировать себя как супердержава! В Китае на масках никто не заработал ни юаня....

- Вы можете купить себе многоразовую маску. Или сшить ее сами. Или найти соседку которая Вам сошьет маску.

Трусы Вы себе сами покупаете? А то без одежды в магазин тоже не пускают - Вас это не смущает?
Или Вы, тряся мудями, за хлебом ходите, с воплем: "Я не швея-мотористка и у нас не сверхдержава"?

- ///Тогда не чего позиционировать себя как супердержава! В Китае на масках никто не заработал ни юаня///

США это расскажите

********


И коммент от Руслана Карманова:

Ющук Евгений Леонидович

Несколько слов - и Нобелевка почти у вас в кармане :)

Из комментов

- Вы почитайте, что пишет ВОЗ! Маску надо надевать на больного! Здоровым маска не нужна!

- Совершенно верно. А Вы ведь нам расскажете, как отличить здорового от больного при 14-дневном инкубационном периоде и 50%-ном бессимптомном течении?
Человечеству очень нужно это умение.
Ющук Евгений Леонидович

Миллиардер Баффет продал все акции авиакомпаний

Холдинговая компания американского миллиардера Уоррена Баффета Berkshire Hathaway в апреле распродала акции авиакомпаний, сказал во время телеконференции Баффет.

Миллиардер сообщил, что в апреле его компания продала акции на сумму около 6,5 млрд долларов, большая часть из них — акции авиакомпаний. Berkshire Hathaway принадлежали акции таких компаний, как United Airlines Holdings, American Airlines Goup, Delta Air Lines и Southwest Airlines. Владелец холдинговой компании заявил, что эпидемия коронавируса значительно изменила бизнес.

«Для авиалиний мир изменился», — приводит слова Баффета газета Wall Street Journal.

https://www.banki.ru/news/lenta/?id=10923753
Ющук Евгений Леонидович

А в это время бездельники из "Денежкиного камня" ноют и постят в соцсетях алкоголь

Кавказский заповедник рассказал о подготовке к летнему сезону

Кавказский заповедник рассказал о подготовке к приёму туристов в летнем сезоне.


Об этом сообщает интернет-издание argumenti.ru.

После снятия ограничений будет доступно 16 маршрутов общей протяжённостью 635 км.

«Работы ведутся силами госинспекторов и оперативной группы заповедника. Первый этап подготовки к летнему сезону должен быть завершён до 1 мая», — заявили в заповеднике.

Как рассказал директор Сергей Шевелёв, практически завершена подготовка рекреационных объектов. На кордоне Лаура и в вольерном комплексе проведена инвентаризация.

Ранее RIA56 сообщало, что заповедники Оренбуржья и Хакасии подписали соглашение о сотрудничестве.

https://russian.rt.com/nopolitics/news/741288-region-turizm-zapovednik

Конец цитаты.

Всё более очевидным становится, что только превращение заповедника "Денежкин камень" в Национальный парк способно сдвинуть зажиревших, обнаглевших и обленившихся бездельников с места и заставить их развивать экологический туризм, а не заниматься имитацией этого развития.

Особенно востребовано это будет после окончания пандемии Коронавируса. Чтобы заработать денег для Североуральска Свердловской области и России в целом на экотуризме, уже сегодня необходимо принимать меры по превращению плохо охраняемого заповедника, не имеющего нормального экотуризма, в Национальный парк с адекватной охраной и экологическим туризмом.

Ющук Евгений Леонидович

Эльдар Муртазин: Цифровой концлагерь? За вами уже следят, вы просто этого не знаете

Очень полезный материал для тех, кто по уши сам себя давно сдал - и вдруг решил расстроиться из-за этого

...Дискуссия о том, что в Москве пытаются запустить под прикрытием мер по борьбе с вирусом систему слежки и QR-коды – это часть такой системы, вызывает улыбку. Невозможно серьезно рассматривать это утверждение, так как система контроля за перемещениями граждан существует давно, эффективно работает и никакие QR-коды для нее не нужны! История вокруг QR-кодов – это создание мифа, чтобы люди ограничили свои перемещения, оставались на карантине в своих домах. Более того, все мифы, созданные в последний месяц, не выдерживают даже минимальной проверки реальностью.

Например, в первый же день привязки транспортных карт к пропускам выяснилось, что система не работает, в транспорте можно использовать карты, которые нигде не указаны. Первоначально можно было выписывать себе QR-коды с любой информацией, она де-факто не проверялась. Уже задним числом ввели простейшие проверки, чтобы вычистить откровенно липовые пропуска. Но подделать пропуск при наличии головы на плечах не составит труда, другое дело, зачем это делать, если его можно получить в обычном режиме?

Давайте посмотрим на городскую инфраструктуру и на то, как она выстраивается, что она позволяет узнать про человека, насколько он остается анонимным. Для передвижения по городу вы можете использовать личный транспорт или общественный. С личным транспортом все достаточно просто, машина имеет номера, что отслеживаются на камерах дорожного движения. Необязательно машина должна быть зарегистрирована на вас, это может быть муж, жена, дедушка, дядя из Мелитополя, это не играет большой роли. Машина как объект – не иголка в стоге сена, местоположение всегда известно, вне города известны зоны, где машина может находиться (какие камеры проезжала). Где-то сетка камер плотная, где-то она пореже.

В общественном транспорте все выглядит иначе. Транспортные карты анонимны (за исключением именных городских карт), на первый взгляд их нельзя привязать к конкретным людям. Увы, это заблуждение. Каждая карта имеет уникальный номер, который фиксируется на турникетах в метро, в валидаторах на транспорте. Отследить перемещения каждой карты не составляет никакого труда. Но ведь человек неизвестен?

Программа лояльности для карты «Тройка» – это первое что приходит на ум, там нужно вводить сведения о себе, чтобы воспользоваться бонусами. Но это полнейшая ерунда, на уровне государства никто не будет полагаться на случай и то, что человек сам раскроет свою личность.

В дело вступает система видеонаблюдения, причем нужно разделить разные элементы этой системы. Еще в СССР метрополитен стал площадкой для обкатки новых технологий, в частности, систем видеонаблюдения. В Москве, несмотря на гигантский пассажиропоток, видеокамеры позволяли проследить путь отдельных пассажиров, обнаружить их точки входа, переходы и выходы. Тридцать лет назад число камер в метро было ничтожным, это входы и выходы, вестибюли, но не подвижной состав. Сегодня число камер на порядки больше, они покрывают практически все пространства и обеспечивают непрерывный контроль.

А теперь давайте добавим такой элемент, как распознавание лиц. Например, на станции Шаболовка некий анонимный гражданин входит через турникет. Его карта регистрируется в 8 часов 16 минут 24 секунды. В системе видеоанализа нужно получить картинку турникета (часть общей картинки), выделить лицо и запомнить его. Получив точку входа, система может отслеживать этого «анонимного» человека, в том числе увидеть, на какой станции он вышел. Это все автоматизированные операции, что не требуют никакого ручного труда.

В наземном транспорте также есть камеры, но они пока не подключены к той же базе, что и в метро, пока эти базы разрозненные. Вопрос времени, когда возникает общее пространство, в которое также добавят камеры на светофорах и во дворах. Более того, локальные камеры обзаведутся собственными мозгами, они смогут сверять лица с базой разыскиваемых граждан и тут же отправлять в управляющий центр сигнал, что найдено соответствие. В Китае подобные системы не просто работают, они уже применяются на практике, и очень широко. Фактически каждая камера становится в чем-то умной, города покрываются широкой сеткой из таких камер. Почитайте материал о том, как эти технологии применяют во благо.

Вернемся к наземному транспорту. После выгрузки видео с разных транспортных средств можно проследить путь человека в городе (имени мы пока не знаем). Можно отмотать историю назад и посмотреть перемещения в прошлом, рассчитать стандартные маршруты. Привязка транспортной карты к лицу человека не нарушает чьи-то свободы, это нигде не оговорено, и в принципе невозможно куда-то пожаловаться, если только не написать письмо в «Спортлото».

Как узнать, кем является наш аноним? Тут существует десяток разных способов, не сработает один, тогда отлично подойдет другой. Самый банальный способ – это идентификация транспортной карты по базе платежей, многие покупают и оплачивают карты с помощью своих банковских карт. Вы можете этого не сделать в самом начале, когда покупаете карту. Но в какой-то момент вы засветите свою карту в автомате, где нужно пополнить баланс, или в кассе, когда под рукой не окажется наличных. Не ручаюсь за точность информации, но ребята из сферы безопасности говорят, что так лишаются анонимности (так и тянет написать «цифровой невинности») порядка 90% всех транспортных карт.

Является ли ваше лицо вашей собственностью? Формально да. Давайте я задам вопрос иначе – является ли изображение вашего лица, тела, возможно, оцифрованное представление походки вашим? Ответ – нет. Все это могут использовать как частные компании, так и государство, для создания любых систем, что отслеживают перемещения. Понятно, что государство воспринимает это исключительно как свою прерогативу, но частный бизнес строит и свои системы. Правового поля в этой области нет практически нигде в мире, она слишком свежа.


У государства есть преимущество, рано или поздно вы попадаете в ту или иную базу. Водительские права, паспорт, регистрация на сайте «Госуслуги», в конечном итоге некое ваше изображение попадет в одну из баз. Нет никакой единой базы с этой информацией, она остается разрозненной, и поиск человека везде осуществляется отдельно. В том же метро индексация человека происходит впервые, но дальнейший поиск совпадений идет по всем базам. Я оставлю за скобками вопрос точности распознавания лиц, ошибочные срабатывания, так как при большом объеме информации точность с течением времени постоянно возрастает, и она не просто приемлема, а однозначно позволяет идентифицировать объект (в нашем случае человека).

Добавим камеры, что стоят на каждом подъезде в Москве, они также собирают информацию нон-стоп, распознают лица ночью и даже на удалении в десять метров от подъезда! В некоторых домах дворовое пространство простреливается камерами насквозь, обеспечивая полное покрытие площади.

Оруэлл и Большой Брат произвели неизгладимое впечатление на целое поколение, стали отражением страхов многих людей, что государство научится следить за каждым шагом любого человека. У меня есть плохая новость – государства уже научились это делать, и такие системы достаточно эффективны. С каждым годом их эффективность и объем данных/знаний будет только возрастать.

И вот тут мы приходим еще к одному мифу, который важен для понимания современной концепции безопасности. Это поиск иголки в стоге сена. То есть заказчик в лице государства хочет иметь возможность найти и вычислить анонима, узнать, кто он, и сделать это в разумные сроки. Для этого приходится собирать информацию обо всех без исключения, иначе реализовать эту возможность нельзя. Можно ли это назвать системой массовой слежки? С некоторой натяжкой и рядом оговорок.

Возможности государств поражают, но с точки зрения идеологии не изменилось ровным счетом ничего. В прошлом, когда кто-то совершал преступление, его искали с помощью опроса свидетелей, восстанавливали социальные связи, искали зацепки и так далее. Сегодня в этом нет большой необходимости, так как в конечном итоге будет создано сплошное информационное поле, в котором будут учитываться все передвижения граждан, и они будут анонимны до момента, пока не произошла какая-то ситуация, например, то же преступление.

Государства не хотят создавать универсальный инструмент, который позволяет в одних руках сосредоточить полный объем информации. Поэтому в большинстве стран все базы данных разрозненны, доступ к ним жестко регламентирован. И в России ровно такая же ситуация. Чем выше уровень чиновника, спецслужб, тем к большей части информации они имеют доступ. Но это не единая база, это возможность в короткие сроки сопоставить данные из разных баз.

Государство не следит за всеми своими гражданами одновременно в режиме реального времени, такой задачи нет, и она слишком сложна для технической реализации сегодня. В недалеком будущем это станет возможным, но сегодня этого просто не существует. До момента, пока вы не становитесь объектом внимания, ваша жизнь, ваши передвижения никого не волнуют и никак не отслеживаются. Концепция этого хорошо описана в фильме «Враг государства», который вышел в 1998 году. Отбросьте всю шпионскую мишуру, посмотрите на идею, она передана очень точно.

Приватная жизнь возможна только в рамках вашего жилья, вне квартиры или дома вы попадаете в общественные пространства, где вас постоянно снимают тысячи камер и отслеживают каждый ваш шаг. Чуть позже к этому добавится контроль разговоров, их распознавание. Одна компания уже запустила распознавание голосовых сообщений в мессенджерах, выпустила B2C-продукт, который первоначально создавала для государства и контроля телефонных разговоров. Оцифровка наших жизней идет полным ходом, хотим мы того или нет.

Я в этом не вижу для себя какой-либо опасности. Это инструмент, и он может быть как полезным, так и вредным. Как лопата, ей можно копать, а можно приложить кого-то так, что человек умрет. И тут все зависит от общества, от того, как выглядит государство, какие формы взаимодействия существуют. Из моего рассказа следует, что мы движемся к утопии в стилистике «Черного зеркала», но, наверное, жизнь все-таки будет скучнее и привычнее. Мы уже видим, что система тотального контроля никак не сказывается на повседневной жизни. И поверьте, что QR-коды как попытка вас контролировать на фоне перечисленного – это какой-то детский сад, уж простите за такое сравнение.

Телефон как идеальный инструмент слежки за человеком

Люди не могут выйти из дома без своего телефона, они готовы забыть что угодно, но не телефон. Без этого помощника мы чувствуем себя зачастую неполноценными, нас лишают большого куска жизни. И то, что телефоны настолько вошли в повседневность, хорошо, они дают нам многое. Но это также идеальный предмет, который служит соглядатаем и показывает все, что вы делали. Нет никакой необходимости слушать ваши разговоры, читать вашу переписку, телефон расскажет про вас намного больше, чем вы даже можете предположить.

Мне нравится пример, которым поделился сотрудник информационной безопасности одного из банков. Мошенники пытаются обмануть людей, разводят на деньги, используют левые SIM-карты или маскируют свой номер с помощью GSM-шлюза, когда не видно, кто звонит. Но это не играет никакой роли, так как жертва может сообщить время звонка, а также его продолжительность. Вся эта информация содержится в любом телефоне без исключения.

Можно ли найти по времени звонка и его продолжительности того, кто звонил? Однозначно. Нужно, чтобы операторы проверили такие звонки, это большой объем работы для поиска по базе (он автоматический, руками и глазами никто его не делает), но дальше будет обнаружено несколько записей. Дело техники, как обнаружить локацию мошенника.

Почему эти возможности не используются массово? Ответ очевиден, подобными средствами обладает не МВД, а ряд спецслужб, которые не занимаются мошенничествами, у них другой спектр задач. В принципе, МВД может использовать такой поиск, что они иногда и делают, когда речь идет о громких преступлениях. И это еще один важный момент – это недешевый инструмент для оператора, его нельзя применять массово, он избирателен.

Массовая слежка должна предполагать, что некий большой круг лиц может видеть все, что делают другие люди. Ни в одной стране мира этого нет, так как слежка в конечном итоге сводится к конкретным людям, группам лиц, а не ко всем гражданам без разбора.

Можно ли натренировать AI-алгоритмы, чтобы они искали нестандартное поведение в использовании телефонов – перемещения, звонки и так далее? Да! Что для этого нужно? Набор первоначальных данных. Например, у нас есть человек, что пойман на размещении закладок с запрещенными веществами. И таких людей не один десяток. В полиции знают, с каких номеров телефонов они осуществляли свою деятельность, большего не нужно для тренировки алгоритма. Даже не нужен доступ к самому телефону и его содержимому, это лишнее. Оператор знает все звонки, перемещения, интернет-сессии (не нужно видеть, что внутри, пусть они даже защищены VPN-соединением), в конечном итоге алгоритм сможет найти другие подобные аппараты на сети. Они подпадают в некое множество, которое имеет сходный паттерн использования. И подобным образом можно искать кого угодно и где угодно. Люди не осознают, как много информации доступно оператору из технических данных. Никому не нужен доступ к вашей переписке, звонкам, это лишнее. Узнать про вас все, чем вы дышите и чем живете, намного проще без беллетристики (вспоминаю доктора Хауса – «все люди врут»). И такая информация точно показывает, кто может стать объектом для изучения.

У меня часто спрашивают, как оградить себя от этого. Ответ звучит банально – быть обыкновенным человеком, вести обыденную жизнь. Другого способа пройти сквозь эти сети не существует. Нигде в мире, ни в США, ни в России, ни в Китае. Отказ от телефона вас не убережет и не спасет, так как это только часть истории, пусть и достаточно значительная.

Ваш телефон знает о вас все, что только возможно. Да и ваш оператор знает об этом. Добавьте сюда полную прозрачность банковской сферы, то, что ваш личный кабинет, так или иначе, привязан к номеру телефона, и вы получите понимание, что никаких тайн не существует. Концепция приватности мертва, другое дело, что есть иллюзия, что такие системы еще не созданы, а значит, кто-то и что-то может скрывать от государств. Это заблуждение.

То, насколько государство видит расходы и доходы компаний, конкретных лиц, приводит к постепенному усилению контроля за налогами, что правильно. Это еще одно следствие цифровых технологий, от всевидящего ока практически невозможно скрыться. Но также как и в контроле, тут нет массового применения инструмента, вначале начинают контролировать большой бизнес, потом идут вниз – обычные люди в самом конце цепочки. И эти инструменты не автоматизированы, они всегда применяются в ручном режиме. Почему? Чтобы не наломать дров и не вызвать социальную напряженность.

Когда отдельные люди, занимающиеся политикой, начинают играть в шпионов, пытаются менять SIM-карты, телефоны и изображают бурную деятельность по защите информации, это забавно. Такой подход работает у их конкурентов, что находятся на их уровне. От государства нет никакой защиты, оно обладает инструментами для полного контроля (конечно, не все государства в мире, их сегодня от силы пять-шесть с подобными возможностями).

В качестве заключения хочу сказать следующее. Системы массового контроля появились больше десяти лет назад, они сильно эволюционировали и продолжают развиваться. Остановить прогресс в этой области невозможно, да и не нужно, так как блага для общества перевешивают потенциальные минусы. Это отличный способ борьбы с преступностью, любыми видами криминала. Государство не использует такие системы для массовой слежки, объект – это всегда человек. И таких людей не очень много, в процентном соотношении это доли процента от числа живущих.

У меня нет желания занимать какую-то позицию, утверждать, насколько это плохо или хорошо. Это уже есть, и это данность, которая не изменится. Мое желание – рассказать об этом так, чтобы не было иллюзий, что существует приватность, вне дома есть возможность быть анонимом. Мы давно прошли этап, когда в городе человек мог остаться неузнанным.

Понятно, что не везде описанные системы есть в полном объеме, Москва лидирует по их числу и ассортименту. В маленькие города такие системы придут позднее, но там в силу меньшего числа жителей они будут намного более эффективны. И прежде чем возмущаться, что за вами следят, подумайте, что именно вас смущает в этом вопросе. Сам факт того, что железки записывают ваши действия? Так весь наш мир устроен теперь таким образом. Что-то волнует из того, что вы делаете, и вы считаете, что об этом лучше не знать другим людям? В чем причина вашего беспокойства?

Эльдар Муртазин

https://mobile-review.com/articles/2020/enemy-of-state.shtml