May 11th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Швеция. Интервью с советником Правительства и ВОЗ Юханом Гизеке

Всё верно. Но главное там (и главная проблема для нас) - это:

///— Способность системы здравоохранения справляться с потоком заболевших — очень важный фактор. Мы не должны перегружать нашу систему. Кроме того, шведы и так сами себя дисциплинируют. Конечно, если бы они этого не делали, то темпы распространения инфекции в стране были бы заметно выше. Поэтому в некотором смысле можно сказать, что у нас в стране тоже действует какое-то подобие карантина///

У нас пока население только-только начинает привыкать к дистанцированию и маскам, и то не особо успешно.

А остальное я уже писал в материале про маски и экономику: https://eanews.ru/news/ili-vse-nadenem-maski-ili-lapu-budem-sosat-ot-goloda-kogda-yekaterinburg-vyydet-s-karantina_03-05-2020

Ну и настораживает, что в Швеции остался резерв лишь 10% коек. Может сорваться в штопор, как ранее Голландия. А может и не сорваться.
В любом случае, за Швецией наблюдают как за моделью по выходу из карантина - особенно жесткого в Европе, столкнувшейся с коллапсом здравоохранения.

Итак, цитата:

Советник правительства Швеции — РБК: «Нельзя сидеть в карантине вечно»

Швеция — одна из немногих стран, отказавшаяся от жестких мер изоляции в ответ на пандемию коронавируса. Об особенностях выбранного подхода РБК рассказал научный советник шведского правительства и ВОЗ Юхан Гизеке

«Люди не глупы»

— В отличие от подавляющего числа стран Швеция не стала вводить жесткий режим карантина. Если я не ошибаюсь, чуть ли не единственный действующий в стране запрет касается собраний в одном месте 50 и более человек. Почему было принято решение не вводить более жесткие меры?

— Уже на начальном этапе эпидемии мы решили ограничиться реализацией только тех мер, польза которых имеет научное обоснование. И, на наш взгляд, таких мер всего две. Во-первых, нужно мыть руки, о чем мы знали уже 150 лет. Во-вторых, следует соблюдать социальную дистанцию, то есть не подходить слишком близко к другим людям. Это два основных правила.

Что касается остальных ограничений, то закрытие границ — это бесполезное занятие. Закрытие школ, вероятно, вообще не влечет за собой никаких последствий. Запретить людям выходить на улицу? Это глупость, у таких запретов не существует научных обоснований.

///В Швеции на 4 мая было 22 317 диагностированных случаев заболевания новым коронавирусом и 2679 смертей (по данным Европейского центра профилактики и контроля заболеваний). Число летальных исходов от коронавируса на 1 млн человек в Швеции составляет более 260 — больше, чем в соседних Финляндии (42), Дании (83) или Норвегии (38), но меньше, чем в Италии (477), Франции (381) или Британии (419).

Население Швеции — 10,2 млн человек.///

— То, что такие меры бесполезны, — это ваши выводы? Выводы научных советников правительства Швеции?

— Да, это наше решение. Но я считаю, что приводить какие-то доказательства в пользу своей позиции должны те, кто вводит жесткие ограничения. Именно им нужно обосновывать, почему это (ограничения) эффективно. Нас спрашивают: где доказательства, что ваши действия верны? Но мы-то никаких жестких ограничений не принимаем. Пусть обоснования дают те, кто такие ограничения вводил, но они пока этого не сделали.

— Какие факторы вы принимали в расчет, определяя стратегию страны по борьбе с вирусом? На что вы смотрели: способность системы здравоохранения справляться с текущей загрузкой, темпы распространения вируса, процент заболевших?

— Способность системы здравоохранения справляться с потоком заболевших — очень важный фактор. Мы не должны перегружать нашу систему. Кроме того, шведы и так сами себя дисциплинируют. Конечно, если бы они этого не делали, то темпы распространения инфекции в стране были бы заметно выше. Поэтому в некотором смысле можно сказать, что у нас в стране тоже действует какое-то подобие карантина. Но нам не требуется законов, обязывающих людей оставаться дома. В этом заключается важный принцип шведской стратегии — люди не глупы. Если вы объясните им, что какие-то правила пойдут им на пользу, помогут другим, они вас послушают. Они понимают. Тут не нужна полиция, вам не нужны штрафы. Я думаю, что такой принцип действовал бы в любой стране, не только в Швеции.

— То есть вы не рассматриваете возможность введения дополнительных мер в ближайшем будущем?

— Нет, скорее наоборот. Интересно наблюдать за тем, как страны ищут способы выйти из их карантина. Никто, ни один политик в Европе не говорил о том, как следует смягчать карантин. Они его ввели, но я не слышал никаких дискуссий о том, как его снимать. Вот они закрыли школы. А когда их следует открывать? Какими критериями следует руководствоваться? Все твердили: карантин, карантин, карантин, но никто не говорил, как из него выходить.

— В какой степени вы беспокоитесь о том, чтобы не завезти больных из других стран? Собираетесь ли вводить более тщательные меры проверки тех, кто приезжает в страну из-за рубежа?

— Нет, зачем нам это делать? Все в Европе, включая Россию, подверглись заражению. Каждая страна имеет растущие очаги вируса внутри своих границ, поэтому беспокоиться об импорте болезни из-за рубежа особого смысла уже нет.

— Как справляется с кризисом система здравоохранения Швеции?

— Мы переживаем непростой период, и система здравоохранения подвергается серьезной нагрузке, тем не менее у нас все еще есть свободные койки в отделениях интенсивной терапии.

— Какой процент коек остается незанятым?

— Примерно 10%.

— Насколько важную роль играет тестирование? Швеция находится позади многих других европейских стран по этому показателю.

— Тестирование и выявление контактов заболевшего человека представляет особую важность или на самой начальной стадии эпидемии, или когда ее пик уже миновал. Другими словами, когда темпы заражений не очень высокие и у вас появляется возможность взять эпидемию под контроль. Но сейчас, когда вирус распространяется как огонь, тестирование не играет особой роли.

///Шведский подход и его критики

Швеция продемонстрировала нестандартный подход к борьбе с коронавирусом, отказавшись вводить жесткие ограничения. В стране открыты общественные места, кафе, начальные школы, детские сады, работает общественный транспорт. Мораторий введен только на собрание более 50 людей в одном месте, а ученики старших классов и высших учебных заведений переведены на онлайн-обучение. Правительство рекомендует гражданам соблюдать социальную дистанцию, по возможности работать из дома и избегать контакта с пожилыми гражданами. «Это важное правило: если вы проснулись с утра и у вас появились какие-то симптомы болезни, то вам нужно оставаться дома», — сказал РБК Гизеке, подчеркнув, что данным властями советам следуют как простые граждане, так и работодатели. В ВОЗ отметили способность шведов соблюдать социальную дистанцию без жестких запретов, назвав это примером для других стран.

Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл полагает, что нынешние ограничения достаточны. Сильной стороной шведского подхода Тегнелл считает упор на личную ответственность граждан и их готовность соблюдать социальную дистанцию. Тегнелл признает, что смертность от коронавируса в Швеции более высокая, чем у соседей, но объясняет это заражением в домах престарелых, что негативно повлияло на общую статистику смертности.

Более половины шведов (51%) поддерживают действия властей, следует из опроса общественного мнения, проведенного в апреле шведскими учеными. 31% считают, что власти должны ужесточить правила карантина, 18% относятся к ситуации нейтрально. Согласно опросу газеты Svenska Dagbladet, политику властей поддерживают 52% респондентов, за ужесточение мер выступают 14%.

Впрочем, у подхода Тегнелла есть критики. Более 2 тыс. шведских врачей, ученых и профессоров, включая председателя правления Нобелевского фонда Карла-Хенрика Хелдина, в марте подписали петицию с призывом ужесточить карантин в стране.///

«Нельзя сидеть в карантине вечно»

— Чем объяснить то, что в соседних Финляндии и Норвегии, где приняты более жесткие карантинные меры, показатели заболеваемости и смертности заметно ниже, чем в Швеции?

— Проблема с Данией, Норвегией и Финляндией в том, что принятые там ограничения когда-нибудь придется снимать. Нельзя сидеть в карантине вечно. Когда это случится, темпы заражений подскочат. Все, что делает жесткий карантин, — это откладывает решение проблемы, которая перед вами стоит. Но эта проблема по-прежнему остается актуальной через пару месяцев.

— То есть, на ваш взгляд, поскольку задавить болезнь в зародыше не получилось, единственный способ ее побороть — выработать коллективный иммунитет, то есть дать более 60% населения переболеть вирусом?

— Верно.

— По такой логике, может быть, вообще стоит ускорить распространение болезни, если система здравоохранения справляется с потоком больных.

— Вероятно, можно было бы ускорить распространение болезни среди молодых людей, которые не испытают серьезных симптомов и не умрут от COVID-19, разве что походят пару дней с кашлем.

— Сколько шведов уже переболели вирусом?

— У нас есть информация только по Стокгольму, где проживают порядка 2,5 млн человек (из 10 млн по всей стране). И по нашим подсчетам, около полумиллиона уже переболели вирусом. Дискуссии о том, сколько действует иммунитет, продолжаются. Вы не будете иммунны к болезни всю жизнь, а только где-то год, но этого будет достаточно (для борьбы с эпидемией).

— Шведские эпидемиологи говорили, что население страны может выработать коллективный иммунитет в течение нескольких недель. Это реалистично?

— Если говорить про Стокгольм, то да, но, может быть, для всей страны это займет немного больше времени. Вероятно, несколько месяцев.

— То есть реальное число заражений кратно превосходит официальную статистику, согласно которой в Швеции заболели около 20 тыс. человек?

— Конечно. Это очень легко разносимая болезнь, и распространяется она очень быстро. При этом большинство носителей этой болезни — люди, у которых не наблюдается серьезных симптомов, таковых порядка 98,5%. Они не станут обращаться к врачу за помощью, и у них наблюдаются легкие симптомы: температура, больное горло, головная боль, жар, может быть, диарея. Конечно, есть и те, кто столкнется с серьезными симптомами, а также те, для кого болезнь обернется летальным исходом, но это 0,1% населения.

— Насколько скоро, на ваш взгляд, может быть разработана вакцина?

— Думаю, как минимум в следующем году.

— Поставит ли она точку в борьбе с пандемией?

— Будем надеяться. Вместе с тем есть мнение, что иммунитет действует ограниченное время, а не в течение всей жизни. В этом случае мы, вероятно, столкнемся с необходимостью вакцинировать людей по всему миру каждый год, а это крайне непросто. Так что я не до конца уверен, что даже вакцина решит все проблемы. Лучший вариант — каждая страна должна выработать коллективный иммунитет.

— Вы являетесь советником Всемирной организации здравоохранения, которая подверглась критике со стороны США за недостаток прозрачности и медлительность. Вы согласны с такой критикой?

— Я не думаю, что они медлили с объявлением тревоги, все было сделано достаточно быстро. Они могли бы объявить тревогу неделей-двумя ранее, но это ничего бы не изменило.

— США также выступают за то, чтобы реформировать ВОЗ. Такая необходимость назрела?

— Я считаю, что ВОЗ — полезная организация. Там работают много хороших людей, но порой они сталкиваются с трудностями. Их критиковали во время эпидемии Эболы в западной Африке пять лет назад. Тогда тоже говорили о том, что нужно заняться перестройкой ВОЗ. Да, организация не работает полностью оптимально, но она работает неплохо. Большая проблема ВОЗ состоит в том, что многие страны-доноры, например США, дают ей деньги — ну или давали деньги, пока президент Трамп еще не запрещал этого делать, но говорили, что вы должны использовать эти деньги для исследований какого-то конкретного заболевания. Поэтому планировать что-то было очень сложно, учитывая, что те деньги, которые выделяются организации, уже зарезервированы под конкретные задачи.


///Юхан Гизеке родился в 1949 году в Швеции, выпускник Каролинского университета. Занимался лечением инфекционных заболеваний. В 1992 году получил степень магистра эпидемиологии в Лондонской школе гигиены и тропической медицины. С 1995 по 2005 год был главным эпидемиологом Швеции. Гизеке принимал на работу нынешнего главного вирусолога страны Андерса Тегнелла.

В 1999–2000 годах Гизеке возглавлял рабочую группу по пересмотру международных норм здравоохранения ВОЗ. С 2005 по 2014 год возглавлял офис руководителя исследовательских работ Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (структура Евросоюза). Является советником правительства Швеции и советником генерального директора ВОЗ.///

https://www.rbc.ru/politics/05/05/2020/5eaae4ab9a7947e77b0b9772
Ющук Евгений Леонидович

Мой ЖЖ с перепечаткой из Ура.ру возбудил экоактивистов сильнее, чем публикация Ура.ру. Горжусь!

Это удивительно, но это правда: мой Живой журнал с перепечаткой из Ура.ру возбудил экоактивистов сильнее, чем публикация в самом Ура.ру.

Вот перепечатка из Ура.ру: https://yushchuk.livejournal.com/1390370.html

А вот статья в Ура.ру, которую я перепечатал - в ней приводятся доводы об эпизодах, когда официальный аккаунт чиновницы, как показали на ряде примеров журналисты, противоречил реальным событиям: https://ura.news/articles/1036280191

Например, так противоречил - согласно материалам Ура.ру:

///Если сравнить данные заявления федерального чиновника с данными административного протокола и материалами суда, то найти 20 нарушений, о которых писала Радионова, не удалось. Их было девять, из которых сам РПН одно признал ошибочным и отозвал предписание. Еще по одному нарушению ведомство отказалось от привлечения СЦЗ к административной ответственности, а еще по трем постановлениям дела прекращены судами. То есть на сегодня фактически речь идет о четырех нарушениях вместо заявленных ведомством 20, которые находятся на рассмотрении в судах. Утверждение, что проверка СЦЗ проводилась «прошлым летом на основании многочисленных жалоб» не корректно, поскольку она шла по представлению другого госоргана в период массовых проверок соблюдения хозяйствующими субъектами обращения с отходами на «волне» «мусорной реформы».

Можно отметить, что никаких «встречных исков», о которых сообщается в посте Радионовой, не существует. Росприроднадзор в суд не обращался. «При этом в вину „Форэсу“ и СЦЗ ставится обращение в компетентные органы за защитой своих законных прав. С каких пор право на честное и компетентное разбирательство объявляется злом? Прискорбно, что руководитель федерального РПН не разобравшись в фактах и игнорируя решения судов, позволяет себе делать громкие публичные заявления, порочащие деловую репутацию крупных промышленных предприятий», — отметили в «Форэсе».///

А вот что пишет любимый экоактивистами (и, возможно, связанный с рядом чиновников Минприроды - судя по периодическим сливам туда документов) Телеграм-канал "Зелёный змий":



На мой взгляд, у меня и правда есть повод для гордости: похоже, я для экоактивистов оказался более значимым чем крупное СМИ, читаемое и цитируемое на федеральном уровне.

Что касается якобы "самоповтора" - ну а что делать, если вещи приходится называть своими именами? Вот - называю. И буду называть, да.


P.S. Отмечу, что идея пиарщиков Телеграм-канала сравнивать федеральную чиновницу госпожу Радионову с завравшейся директором заповедника "Денежкин камень" - не лучшая из возможных в принципе.

Анна Квашнина, совершившая такое количество нарушений, что получила Представление и Предостережение прокуратуры, а также Выговор от Минприроды, вряд ли порадует какого-либо чиновника как объект для сравнения с ним.

И счастье для страны, что чиновников, с которыми можно сравнить Квашнину, немного (если вообще еще остались на госслужбе).

Госпожа Радионова, скорее всего, поменяет пиарщиков, которые её подставляют, на более вдумчивых - и проблема несоответствия того, что изложено в её аккаунте тому, что могут обнаружить при перепроверке журналисты, решится.

А вот Квашнина натуральна и персональна в своих безобразиях. Поэтому, ей смена пиарщика не поможет, её саму, наверное, менять нужно.


Кстати, любопытно, что Телеграм-канал "Зеленый змий" попытался, говоря о правде и лжи, ввести своих читателей в заблуждение.
Минприроды как раз официально написало, что будет рассматривать вопрос о переводе заповедника "Денежкин камень" в статус Национального парка - при условии увеличения его территории. Увеличить территорию, напомню, пообещал Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Ведь увеличение территории ООПТ, с превращением в особо охраняемую и заповедную зоны нынешней территории "Денежкиного камня" ну никак не может понизить статус этого ООПТ. А вот охрану улучшить - может. И экологический (познавательный) туризм развивать - может.



Учитывая, что Минприроды и без увеличения территории переводит порой заповедники в статус Национальных парков - вот, например, как Крымский заповедник - экоактивисты серьёзно отрываются от действительности.

Впрочем, повод расстраиваться у Квашниной и подобных ей бездельников действительно есть: синекура заканчивается, сосание бюджетных средств не в тренде.
Руководство России настаивает на том, что нужно развивать экологический туризм, а значит - реально начинать работать. А это не все умеют. Придется, я думаю, или научиться (благо, примеры есть), или уступить место молодым кадрам.