October 11th, 2020

Ющук Евгений Леонидович

Касается всех "экоактивистов"

Как экопротесты в Башкирии тормозят развитие экономики

Протесты против строительства и работы промышленных предприятий в Башкирии тормозят развитие экономики и наносят удар по социальной сфере. Своим взглядом на социально-экономические процессы в республике и стране поделилась журналист Екатерина Телина. В своей статье в СМИ и соцсетях она высказала мнение, что эко-инциденты (Норникель, УГМК в Сибае и т.п.)» изменили сознание россиян и теперь любой промышленный проект вызывает опасения. «Их совокупность привела к тому, что промпроизводство в общественном сознании превратилось в некий синоним филиала ада на земле», — пишет она и в то же время пытается убедить читателей, что нужно внимательно изучить ситуацию — какие меры безопасности предпринимает инвестор, открывая новое производство или запуская новый проект.

Людей охватывает чуть ли не паника, когда они узнают, что какое-то предприятие планирует заниматься разработкой недр. И не успели местные жители понять, что к чему, как появляются экоактивисты с уже отработанной протестной формулой. Их заявления стандартны:

— требуем недопущения строительства карьеров, фабрик, заводов, ГОКов и другой промышленности на нашей территории;

— наша земля превращается в химическую помойку;

— от золотодобывающих карьеров идет радиация;

— они забирают наши жизни, наших детей.

Получается, что местным жителям не нужны ни производственные инвестиции, ни новые рабочие места.

— Тренд — всех под одну гребенку. Химическая, металлургическая, горнодобывающая промышленность — это плохо, защита природы — это хорошо. На очереди башкирская нефтянка, — пишет журналист и отмечает, что в результате экоактивисты пытаются сформировать определенную позицию у местного населения. Она сводится к тому, что в сельских районах, в частности, в Зауралье нужно развивать туризм и растениеводство.

Осложняет ситуацию и пренебрежительное отношение менеджмента предприятий к соблюдению экологической безопасности, в результате это подливает масла в огонь. Местных жителей возмущает такой подход, и они открыто высказывают свою позицию. Им вторят и ряд общественников, убеждая, что в современном мире необходимо сместить акцент от рентной экономики к креативной, то есть к развитию инноваций. Но какие технологические нововведения могут быть без добычи полезных ископаемых. Для новых открытий и наукоемких производств в разных сферах, например, таких как нано- и биотехнологии, наноэнергетика, молекулярная, клеточная и ядерная технологии, нанобиотехнологии, биомиметика, нанобионика, нанотроника. Их можно перечислять до бесконечности. Для них нужны чуть ли не все элементы таблицы Менделеева, в том числе никель, медь, железо, редкоземельные металлы и минералы. Поэтому вести добычу все равно придется, как в прочем не прекращают это делать США, Канада, имеющие значительно больший удельный вес креативной экономики, чем Россия.

Пандемия доказала, что без рентной экономики прожить невозможно. Креативная экономика сдулась почти в одночасье. На плаву остались только заводы, фабрики, строительные компании, а также предприятия, занимающиеся добычей полезных ископаемых, против которых выступают экоактивистов. Они платили зарплаты, налоги и продолжали тянуть за собой «остальную цепочку из весьма, кстати, дорогостоящей крафтовой креативной сферы».

— Я считаю развернутую травлю промышленности и добычи полезных ископаемых в Башкирии — шагом назад, а не вперед. Отнюдь не новые заводы приведут к опустыниванию республики, а их отсутствие. Регионы, где нет крупных предприятий, нет работы, нет запроса на местную продукцию от еды до одежды, нет социальных инвестиций — пустеют, — приходит к выводу в своей статье Екатерина Телина.

https://i-gazeta.com/news/region102/52230.html

Ющук Евгений Леонидович

Алгоритм восстановления законности в сельском муниципалитете Пермского края. На примере Юсьвы

*Как слабость Юсьвы (ввиду малочисленности населения и низкого экономического потенциала) превратить в её силу?*

Очень просто.

Collapse )