Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Государство открывает архивы.В том числе, с целью противодействия стратегической дезинформации.

Дмитрий Петряшов (petryashov ) написал, что "Министерство обороны Российской Федерации представляет уникальный информационный ресурс открытого доступа, наполняемый всеми имеющимися в военных архивах документами о ходе и итогах основных боевых операций, подвигах и наградах всех воинов Великой Отечественной".

В числе целей этого действия названы: "увековечение памяти всех героев Победы, независимо от звания, масштабов подвига, статуса награды, военно-патриотическое воспитание молодежи на примере военных подвигов отцов" и "создание фактографической основы для противодействия попыткам фальсификации истории Войны".

Меня лично в этом порадовали два обстоятельства.

1. Государство сделало значимый шаг вперед не только к большей информационной открытости, но и мотивировало это необходимостью борьбы с дезинформацией.

Это очень важно, т.к. дезинформация об обстоятельствах Второй Мировой войны носит стратегический характер. Она нацелена на моральное право страны занимать серьезное место на мировой арене.

Стране недостаточно иметь баллистические ракеты, ПВО и нефть, чтобы претендовать на право весомого голоса. Иранцы, я думаю, подтвердят. Важны еще и имидж, и историческая причастность к событиям.
Ведь кровью тоже платят - и не меньше, чем деньгами. А то и больше. "Вас тут не стояло", - аргумент серьезный и услышать его после платы миллионами жизней нельзя.
А кто попытается это вякнуть, должен немедленно узнать, "как трудно собирать выбитые зубы сломанными руками", - как говаривал наш преподаватель юриспруденции, добрейший Лев Кеткин. Для тех, кто уже побежал проверять меня на экстремизм, поясняю: это метафора, так что подождите следующего раза.

2. Мой дед, майор железнодорожных войск, сегодня звенел бы в металлодетекторах неизвлеченными из него мелкими осколками мины - так их было много. Некоторые нащупывались прямо под кожей.
Эти впечатления я помню  с детства.
Помню и его редкие рассказы о войне. Он очень неохотно рассказывал о ней - как и большинство побывавших там. Не любят те, кто ходил под смертью, эти воспоминания. И кино про войну не любят.
Остальные, кто был рядом с ним в момент взрыва, погибли на месте.

Моя бабушка с четырехлетним ребенком на руках работала в тыловом госпитале. Только, как часто бывает при перемещении фронта, тыловой госпиталь однажды оказался на несколько дней в трех километрах от передовой. И в него привозили раненых вообще без первичной обработки - прямо с землей.
Ей повезло. Наши сначала зацепились за какую-то деревню и прекратили отступление, а потом подтянули подкрепление и отодвинули фронт на Запад.
Но иногда его успевал передвинуть на Восток противник - и тогда госпиталя попадали в немецкий тыл. Ведь госпитали немобильны и физически не успевают убежать.
А в промежутках - в том самом нашем тылу - госпитальные поезда бомбили. Часто. Красный крест на крыше вагонов препятствием не был. Цигейковую шубу, на которой осколок авиабомбы срезал мех, я видел. Под шубой была моя будущая бабушка. Накрывшая собой ребенка. Немецкие летчики оставили тогда от всего поезда только автоклав.

Поэтому я имею все основания одобрять поступок российских властей в отношении открытия военных архивов. И с позиций памяти предков, и с позиций воспитания детей, и с позиций права наших потомков на равных разговаривать с теми, кто раскладывает глобальный пасьянс.

Именно разговаривать и быть услышанными - без необходимости подтверждать свои слова дубиной, висящей на поясе. Или тем более - занесенной над головой.
Лучше заниматься пиаром сейчас, чем "тактикой стрелковой роты" завтра.

За первоначальную ссылку благодарю Sleuth http://andrey1174.ya.ru
Tags: www.podvignaroda.ru
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments