?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Декабрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

«Оборотни» с лицензией МВД: возможно ли это? Журналистское расследование Интермонитора

Готовятся изменения в Закон о Частной детективной и охранной деятельности. Профессиональное сообщество частных детективов воодушевлено этим событием, полагая, что депутаты Госдумы намерены чуть ли не разрешить частным детективам заниматься оперативно-розыскной деятельностью (сегодня эта деятельность – исключительная прерогатива государственных силовых структур).

В связи с вероятным расширением прав частных детективов, обществу уместно поставить вопрос о том, все ли частные детективы, что называется, «доросли» до расширения их прав? И существует ли у государства действенный механизм контроля за этими специалистами, обеспечивающий недопущение в профессию «оборотней», или же своевременное их удаление из профессии?

Поискам ответов на эти вопросы и было посвящено наше журналистское расследование.


Прошедшая реформа МВД улучшила полицию, но не детективов.

Вот, например, при реформе МВД была массовая аттестация сотрудников (в то же самое время, когда шло переименование милиции в полицию). Это было действительно масштабное явление, на которое возлагались большие надежды.

Достаточно вспомнить, что нынешний Министр Внутренних дел Владимир Колокольцев, тогда еще пребывавший в должности начальника ГУВД Москвы, говорил, что «в полиции не будет сотрудников, заставляющих за себя краснеть».

Одной из целей той реформы МВД было сокращение численности сотрудников на 20% до 1 января 2012 года.

Надо сказать, что на практике было крайне мало сотрудников милиции, которых бы «ушли» из милиции, как не прошедших аттестацию. Сотрудников при сокращении, обусловленном реформой МВД, в основном, увольняли мягко. Как правило таким, кто явно не пройдет аттестацию, заранее предлагали уйти самим.

Кроме того, сокращение состоялось, во многом, за счет тех, кто или уже выслужил пенсию, или только-только пришел органы внутренних дел.

Но, несмотря на такую мягкость, количество «оборотней» – пока еще непойманных (пойманных привлекали к ответственности) – в полиции ощутимо уменьшилось.
Это проявилось, в том числе, и в изменении отношения населения к полиции: уровень доверия к органам внутренних дел в вопросах обеспечения личной и имущественной безопасности, согласно опросам ВЦИОМ, повысился более, чем в полтора раза — с 33 % в 2009 году до 52 % в 2011 году.

Однако, в контексте нашего журналистского расследования, важно задаться вопросом, а куда же делись те, кто был «мягко» изгнан потому, что не устраивал по своим качествам формирующуюся полицию?

Логично предположить, что часть таких бывших милицейских кадров оказалась в частных детективах. А почему бы и нет – когда документы позволяют это сделать, а никаких «аттестаций в детективы» не существует?

Кто и куда уходил из милиции?

Само собой, далеко не все, кто уволился из милиции, не попав в полицию, стали детективами.

Наиболее квалифицированные экс-сотрудники милиции очень часто оказываются в Службах Безопасности крупных компаний. Служба Безопасности крупной компании привлекательна для бывшего силовика тем, что масштаб задач там достаточно велик, и при этом зарплата выплачивается регулярно, а ее сумма значима для семейного бюджета.

Все же, у частного детектива масштабы, как правило, более «приземленные», по сравнению с крупным и даже средним бизнесом.

Часть бывших сотрудников органов внутренних дел, стремившаяся к полной самостоятельности, и категорически не желающая работать «на дядю», сделала агентства, как правило, предоставляющие комплексные услуги. Это, хоть и не те масштабы, что у Служб Безопасности крупных компаний, но работа все же разнообразная. Частная детективная деятельность в агентствах такого рода обычно является лишь одним из направлений работы.

Примеров такого рода агентств довольно много, и одним из старейших является агентство Lions, созданное корифеем детективной работы Сергеем Степновым, и начавшее работать еще до появления законодательства о частных детективах. Перечень услуг такого агентства впечатляет, т.к., помимо сыскных услуг и консалтинга в области безопасности, оно предлагает чисто рыночные направления.
Примечательно, что подобные многопрофильные агентства стараются позиционировать себя, преимущественно, как структуры в сфере b2b – т.е. работающие с юридическими лицами, а не с физическими.

Сотрудники следственных органов часто являются хорошими юристами, поэтому, наряду с бывшими прокурорами, нередко оказываются в рядах адвокатов. Там они в полной мере могут использовать как свои юридические познания, так и практический опыт в уголовно-правовых вопросах. Хороший адвокат, как правило, человек обеспеченный, так что выбор многих квалифицированных следователей вполне логичен.

А вот, бывшие «опера» становятся адвокатами нечасто – вероятно, сказывается отсутствие системного юридического образования. Примером успешного адвоката из числа «оперов» может быть адвокат Сергей Колосовский из Екатеринбурга, который во многих резонансных делах защищал сотрудников милиции, а затем полиции.

Ну а часть тех, экс-милиционеров, кто в госструктурах не дорос до масштабной работы, и одновременно оказался не востребован в Службах Безопасности, и тем более в адвокатуре, подалась в «обыкновенные» детективы.

Возможно, поэтому опрошенные Интермонитором в нескольких регионах России руководители разных структурных подразделений полиции, находящихся на острие раскрытия преступлений, так и не смогли назвать примеров, когда детективы помогли бы полиции в раскрытии преступлений.
Из общения с руководителями этих «боевых» подразделений полиции мы сделали вывод, что, по большей части, к детективам в полиции относятся скептически, полагая, что они или выступают «решалами», или способны разве что эффективно проследить за неверными супругами.

Однако население все же оценивает детективов более лояльно, чем полиция – видимо, детективы действительно полезны людям.

Если проанализировать, за что граждане благодарят детективов – видно, что это, как правило, мелкие дела, которыми полиция заниматься не желает, но которые представляются важными отдельным людям.

Это, как дела, связанные, например, с вовлечением детей в дурные компании, так и экзотика вроде поиска ответа на вопрос клиента: «Почему я вчера был в трусах, а сегодня утром проснулся без трусов»? Кстати, история про трусы рассказывается одним из самарских детективов с таким воодушевлением, что вполне позволяет объективно оценить масштаб работы подобного рода. Детектив восстановил по минутам прошедший день заказчика и выяснил, что ничего плохого не сотворил ни сам заказчик, ни в отношении заказчика.
Наверное, все это важно и нужно людям, только вот работы такого плана носят, как правило, характер эпизодический, а платежеспособность граждан в целом намного ниже платежеспособности компаний.

Отношение к Закону у частных детективов.

При подготовке этого материала мы обнаружили также, что успешно работающие детективы, как правило, не стремятся к публичности.
В неформальных беседах они мотивируют это тем, что их деятельность находится, в лучшем случае, на грани закона. А часто и за гранью.
Часть детективов «сбивается в стаи» на Интернет-форумах. Наименее дальновидные из них там публично говорят о том, что закон не позволяет им нормально работать, поэтому они его нарушают, когда сочтут нужным, руководствуясь при этом различными формами чувства внутреннего убеждения.

Примером такого рода может служить частный детектив Александр Шатунов из Уфы, заявивший публично: «В нашем государстве нынешней властью мы, частные детективы, поставлены в такие условия, когда вынуждены ходить по лезвию ножа, балансировать на грани закона, но у нас есть чувство меры, мы знаем границы, которые … будем преступать в исключительных случаях (во имя справедливости…)… Нам невозможно работать абсолютно в правовых рамках, т.к. власть боится дать нам возможности для работы… А преступником [частный детектив – прим. ред.] становится только после решения суда, если попадется…». Реакция МВД Республики Башкортостан на эти заявления нам неизвестна.

Вряд ли предложение отдельных частных детективов положиться на их внутреннее чувство справедливости, вместо следования Закону, встретит понимание у большинства граждан России.

Этот случай вовсе не единичный. Так, господину Шатунову вторит детектив Виталий Архимандритов из Самары: «Что есть закон о ЧД? Пустая формальность не более…». Реакция ГУ МВД России по Самарской области, выдавшего лицензию детективу Архимандритову, на такую позицию их подопечного нам также неизвестна.

Детектив Андрей Захаров из Саранска (Республика Мордовия), по сути, поддержал предыдущих ораторов, заявив одному из новичков, пытающихся найти себя в профессии и работающему, по-видимому, без лицензии частного детектива: «Если Вы работаете без лицензии-ничего страшного конечно».

В редакции находятся копии процитированных высказываний этих детективов.

Отметим, что есть примеры деятельности частных детективов, которая явно полезна и общественно значима, причем далеко не каждому детективу по силам. Например, детектив Виктор Межерицкий из Ростова ищет людей, которые пропали в ДНР и ЛНР. Судя по информации, находящейся в открытом доступе, детектив Межерицкий пользуется уважением в этих республиках, хотя авторитета для влияния на профессиональное сообщество детективов внутри России ему порой явно не хватает.

Попытка передела федерального рынка бизнес-аналитики.

Экономический кризис, разразившийся в настоящее время в России, внес коррективы в бизнес. Естественно, частные детективы, как индивидуальные предприниматели, также попали под удар. Отпадывают, в первую очередь, те, кто не имеет постоянных клиентов, желательно корпоративных – потому что уровень платежеспособности населения упал, а одни и те же частные лица вряд ли могут обеспечивать детектива постоянной хорошо оплачиваемой работой (если, конечно, они не представители криминального мира).

Вероятно, обнищание клиентов привело к тому, что наименее удачливые из детективов пытаются выйти на новые рынки. Сама по себе идея правильная, но при попытке ее реализации, похоже, сказывается отсутствие у некоторых экс-милиционеров системного мышления и привычки к масштабной работе.

Так, например, мы зафиксировали попытку передела федерального рынка бизнес-аналитики отдельными частными детективами.

Наше журналистское расследование показало, что инициатором этого события, по-видимому, является детектив Андрей Захаров из Республики Мордовия, о котором мы упоминали ранее.

Господин Захаров, по сути, сформулировал и стал распространять идею, что, якобы, именно детективы имеют право проводить изучение рынка, потому что у них есть лицензия и Закон, позволяющий им проводить «изучение рынка». Из тезисов господина Захарова и его полемики в соцсетях и интернет-форумах можно сделать вывод, что он начал рассматривать право детективов на «изучение рынка» именно как единственно законное, а все остальные, кто изучает рынок – соответственно, оказываются, по его мнению, вне закона.

Господина Захарова не смутило, что в предлагаемой им картине мира получается, будто бы Министерство Внутренних дел (как минимум, МВД Республики Мордовия) теперь занимается не только ловлей преступников и охраной общественного порядка, но и обеспечением страны бизнес-аналитикой через выдачу лицензии и контроль за ее исполнением.

Несмотря на то, что все опрошенные нами эксперты единодушно охарактеризовали такой подход словом «Бред», детектив, по сути, настаивает на исключительном праве частных детективов изучать рынок, потому что у детективов есть лицензия и Закон о частной детективной деятельности.

Поскольку даже на уровне бытовой логики понятно, что ВЦИОМ, Росбизнесконсалтинг, Интегрум, маркетинговые агентства, специалисты конкурентной разведки, бизнес-аналитики явно понимают в своей работе больше, чем среднестатистический отставной милиционер, мы стали разбираться – с чем же имеем дело, и как детектив умудрился опереться на закон с такой экзотической целью.

Активность скандально известного детектива Захарова в этом плане оказалась в итоге настолько необычной, что мы расскажем о его попытке передела федерального рынка бизнес-аналитики в отдельном материале, а пока ограничимся комментариями специалистов, которые расставляют все точки над «i», и перечеркивают планы нарождавшейся среди детективов «захаровщины».

МВД Республики Мордовия (это орган, который как раз лицензировал детектива Захарова) дало Интермонитору четкий, профессиональный комментарий, опирающийся на Закон, и полностью дезавуирующий фантазии отставного милиционера Захарова, в отношении якобы монопольных, на основании лицензии, прав детективов в области изучения рынка:

«Захаров А.В. действительно имеет лицензию на частную детективную деятельность, выданную МВД Республики Мордовия сроком действия до 2017 года.

Пределы действия лицензии Частного детектива установлены статьей 3 Закона РФ от 11 марта 1992 года №2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Согласно этой статье, частный детектив в пределах своей лицензии осуществляет деятельность «в целях охраны и сыска», и его действия, проводимые в этих целях, в обязательном порядке контролируются МВД как лицензирующим органом.

В иных целях частный детектив, как индивидуальный предприниматель, также имеет право действовать, но не в рамках лицензии частного детектива, а на общих основаниях, установленных для индивидуальных предпринимателей и граждан Российской Федерации».

Полностью согласен с МВД Республики Мордовия и бывший прокурор отдела Генеральной Прокуратуры в Уральском Федеральном округе Роман Мылицын:

«Действительно, формально, законом О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации предусмотрено, что, например, выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров может осуществляться только лицами, имеющими лицензию на детективную деятельность.

Очевидно, что такое широкое толкование нормы закона привело бы к необоснованным ограничениям огромного числа участников рыночных отношений. Так, заказчики не могли бы запрашивать и анализировать такую информацию в ходе тендеров и аукционов.

Такое ошибочное толкование возможно в случае выборочного чтения текста закона, без учета его целей и задач.

Во избежание такой ситуации, рассматриваемая нами статья закона предусматривает, что данная деятельность подлежит лицензированию, только в случае, если она осуществляется в целях сыска.

Именно данное требование не позволяет прибегнуть к необоснованно широкому толкованию закона.

Поскольку в законе понятие «в целях сыска» не раскрывается, для его толкования уместно применить аналогию закона.

Так, в ст. 1 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что оперативно-розыскные мероприятия проводятся в целях защиты от преступных посягательств.

Исходя из данного определения, можно сказать, что сыск начинается при наличии преступного посягательства и в целях защиты от него.

Полагаю, что только такое понимание нормы закона о детективной деятельности полностью соответствует его целям и задачам».

Непонятно одно: зачем детектив Захаров, фактически, пытался вводить в заблуждение и клиентов и тех, кого он считает своими конкурентами – по сути, выхватывая из контекста Закона куски и пытаясь их трактовать вне логики всего Федерального закона?
Мы в отдельном материале рассмотрим возможные варианты этого странного для дипломированного юриста поступка, и постараемся обосновать наши догадки с помощью фактов, выявленных в ходе журналистского расследования.

След СБУ и российские частные детективы.

Изучая ситуацию с частными детективами, мы обнаружили в ходе расследования и еще одно тревожное обстоятельство.

Похоже, что к наиболее проблемным (во всяком случае, к наиболее скандальным в публичном поле) детективам проявляет большой интерес майор СБУ в отставке Игорь Цминский из Украины.

Обычно господин Цминский пишет в открытых источниках довольно абстрактно — что он «работал в спецслужбах». Однако в общении с детективами, которых он рассматривает как потенциальных партнеров, господин Цминский позволяет себе несколько большую откровенность – и сообщает, что он майор СБУ в отставке. Редакция располагает подтверждением этой информации.

Только вот, бывают ли по-настоящему бывшими офицеры госбезопасности любой страны? И насколько безвредны для России действия экс-офицера госбезопасности страны, официально объявившей Российскую Федерацию «страной-агрессором» — когда этот офицер активно налаживает неформальные отношения с людьми, обладающими навыками оперативно-розыскной деятельности? А если добавить, что эти люди нередко вхожи в кабинеты руководства МВД в своих регионах, и разбросаны по всей России?
Не является ли это способом обретения Службой Безопасности Украины оперативных позиций в российских регионах?

При просмотре Интернет-форумов, создается впечатление, что профессиональные объединения детективов в публичном поле существуют не столько для обмена опытом, сколько для налаживания личных контактов, с целью дальнейшей совместной работы.

Дело это, безусловно, хорошее и полезное, если, конечно, на его основе не формируется сеть, местами сильно напоминающая агентурную. В этой связи, вероятно, МВД и ФСБ России есть смысл пристально присмотреться к кругу общения майора СБУ Цминского – благо, Интернет позволяет это сделать довольно легко.

Обмен опытом у детективов, тем не менее есть – он, как правило, происходит на очных конференциях. Такого плана конференции действительно насыщены информацией, которая, в ходе мероприятия, становится достоянием всего сообщества, организовавшего мероприятие. Это разительно отличает конференции от разговоров в Интернете.
И, что примечательно — люди, которые в таких конференциях участвуют, нечасто встречаются в числе активистов интернет-форумов.

«Оборотней» мало, но разве их кто-нибудь выявляет?

В ходе нашего журналистского расследования мы пришли к выводу, что подавляющее большинство частных детективов в России – грамотные профессионалы своего дела, умеющие выполнять поставленные задачи, не вступая в противоречия с законом (а не объявляя Закон никчемной формальностью).

Именно таких нанимают Службы Безопасности предприятий при необходимости.

Дмитрий Купцов, независимый эксперт в области экономической безопасности и конкурентной разведки, рассказал, что сотрудничество Служб Безопасности компаний с частными детективами, пусть и нечасто, но бывает: «Из реальной практики припоминается давний случай по привлечению детективного агентства. Задачи им ставились следующие: последить за объектом, куда ездит, с кем встречается, короче «наружка» (фото и видео фиксация для суда). Своими силами было накладно этим заниматься, в этом случае из решения оперативных задач выпадало бы несколько человек, плюс результат был бы менее предсказуемый (опять же определённые ограничения по использованию доказательств в суде). Ну и ещё кое какую информацию собрать для внутреннего пользования».

Однако есть, по-видимому, среди частных детективов и «оборотни». Мы показали выше, что это следует, по нашему мнению, как из реалий проведения минувшей реформы МВД, так и из заявлений ряда детективов, которые при этом даже в публичном поле находятся в довольно тесном контакте с бывшим(?) старшим офицером СБУ.

Выводы.

Готовится Закон, расширяющий права детективов. Сами детективы полагают, что им могут даже разрешить заниматься оперативно-розыскной деятельностью, что может существенно расширить их права, но одновременно может и создать угрозу злоупотребления этими правами в ущерб гражданам, а то и национальной безопасности России.

Нам сложно судить, в каком диапазоне целесообразно расширять права детективов, но мы считаем, что прежде, чем это делать, надо провести тщательную сортировку этих специалистов. России еще не хватало расширения прав «оборотней», тем более – близких к старшим офицерам СБУ.

А работающей системы выявления «оборотней» и оперативного реагирования на них мы, к сожалению, пока не увидели – ни на уровне саморегулирования профессиональных сообществ, ни на государственном уровне.

Иллюстрация: dko-mvd.ru

Текст: Евгений Ющук

Источник - Интермонитор
Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments