?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Апрель 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

Оффтоп. Украинский майдан глазами крымчанки. Рассказ очевидца


Считается, что начало украинского майдана — 21 ноября, когда президент Янукович приостановил подписание соглашения между Украиной и ЕС.

На самом деле несколько сотен молодых людей, от «большого ума» решивших, что их лишают безвизового посещения Европы, ничего сделать не могли. Как ничего не решила предыдущая весенняя акция «Вставай, Украина», с которой трио Кличко-Яценюк – Тягнибок безуспешно гастролировали по Западной Украине. Без «Виагры» ( и денежных вливаний) Украина упорно не вставала.

Майдан начался в ночь с 29 на 30 ноября, когда была организована провокация с избиением студентов. Кто ее организовал – пока история умалчивает. Но именно с этого времени начинается история майдана и Антимайдана. И вся эта история – история многих предательств.

Мем «онижедети» всколыхнули социальные сети. Реальное событие никого уже не интересовало. Кстати, мой муж был на той передаче Савика Шустера, где представитель МВД просто умолял показать кадры оперативной съемке, где «детки» лупили милицию железными прутами. Экс-президент Леонид Кравчук закатил истерику, беспокоясь вроде бы о стабилизации ситуации (как был продажной тварью, так и остался).

Потом эти кадры все же попали в сети. Но ничего не изменилось. Как и повис в воздухе вопрос, почему никого не пускают на верхние этажи Дома профсоюзов, где, по сведениям журналистов, базировались иностранные инструкторы.

Маховик был запущен, миллионы долларов потрачены на подготовку. С Западной Украины пошли нескончаемые поезда и автобусы с «добровольцами». Шло оружие, ехали инструкторы по подготовке уличных боев, передавались чемоданы денег для оплаты участникам майдана. Галичане, вернувшиеся к зиме с заработков из Европы, ехали с удовольствием. Все же копейка в мертвый сезон.

Ситуация вышла из-под контроля государства. Но государство этого не поняло. Решив, что на одно общественное движение нужно ответить другим, на митинги – другими митингами. Представляю, как смеялись западные инструкторы, которые точно знали, что будет дальше. 14 декабря в Киеве прошел первый митинг Антимайдана, на котором были и крымчане. В декабре-январе на митинги Антимайдана отправлялись добровольцы из Крыма. Добровольцев было не просто много – очень много. Причем, в отличие от майдановцев, платы они не получали, только бесплатный проезд и небольшая сумма на еду. Перед отъездом их инструктировали – ни в коем случае не поддаваться на провокации, никакой агрессии, никакого алкоголя. Галичане же ехали с железными прутами, арматурой, ножами. Наши ребята – с плакатами.

Потом привозили отобранное у нападавших отморозков оружие. Оно было разложено на полу в штабе и действительно пахло смертью: дубинки с ножами, цепи с металлическими шарами, утыканными гвоздями, металлические пруты.


Несмотря на предупреждения, конечно же, наши ребята ходили на майдан. И хорошо, что ходили. Приезжали в шоке – просто настоящая секта, невменяемые люди бродят, постоянно поют гимны, скачут под музыку.

К Новому году все ждали, что майдан успокоится, галичане разъедутся праздновать. Но это было уже просчитано и организаторами майдана, который вошел в активную фазу.
Майдан превратился в военизированное формирование. Я даже писала статью о майданных боевых подразделениях (Многие существуют до сих пор, такие как «Правый сектор» (запрещен в России по решению Верховного суда). Но куда-то исчезли совершенно отмороженные «Воины Нарнии», также запрещенные в России по решению Верховного суда).

В подвалах Дома профсоюзов располагались пыточные. Как рассказывали «беркутовцы», они боялись одного – попасть в плен. По моему мнению, сгоревший Дом профсоюзов просто обязан был сгореть. Всю кровь смыть невозможно.

Это были очень нерадостные новогодние праздники. Было уже всем ясно, что идет большой слив. Если честнее – предательство. Не могут мирные безоружные демонстранты противостоять вооруженным отморозкам. А Янукович по-прежнему считал, что, если закрыть глаза, само рассосется.

Те же, кто приезжал из Киева, понимали – начинается гражданская война, а мы наивно призываем к примирению в «единой Украине».

Хотя в тот момент у Антимайдана были силы и энтузиазм. Не было организации и оружия. То, что было у майдана.


Люди, видевшие киевский беспредел, понимали: государству необходимо применять силу для наведения порядка, иначе Украина ввергнется в гражданскую войну. И еще – росло предчувствие, что «Янукович сольется, как 2004 году».

Конечно, местные евромайдановцы в духе всей Украины пытались постоять на центральной площади Симферополя. Но очень неубедительно, человек 10-20. Журналистов украинских каналов около них собиралось гораздо больше.
В отдалении наблюдали инструкторы. У одного, в огромной шапке — ушанке, пытались взять интервью. Бесполезно, убегал, чего-то огрызаясь по-английски.

Крымскотатарские митинги были более многочисленными. На них мы научились определять инструкторов. Строго геометрически распределялись, в красных куртках. Потом мы их так же определяли, когда крымские татары, мобилизованные их радикально настроенным руководством и «Правый сектор» 26 февраля пытались штурмовать Верховный Совет.

Поэтому совершенно точно – заезжие организаторы майдана были в Крыму. И ждали своего часа.

Именно в Крыму было создано общественное движение «Стоп, майдан». Началось с молодежи, затем подхватили и другие. Красные многоугольники с белыми логотипами были везде – на машинах, в транспорте, даже на дамских сумках. Вот такой чисто крымский тренд.


Объявленный Януковичем разворот на сотрудничество с Россией был в Крыму воспринят как долгожданное событие. Люди искренне радовались возобладавшей справедливости. Ведь в самой Партии регионов предыдущий немотивированный разворот на Евросоюз вызвал непонимание и глухое (и не только глухое) недовольство.

А потом вялотекущее предательство перешло в активную фазу. Как теперь понимаешь, первым показателем того, что все плохо и будет еще хуже, стала отставка премьера Николая Азарова, имевшего смелость неоднократно и от души пинать МВФ. Вместо него пришел Арбузов, приближенный к «Семье».
Дальше трудно сказать, кто больше внес вклад в бездарное руководство: Левочкин, Захарченко, Арбузов? Это уже неважно.

Майдан пошел в атаку на правительственный квартал. Стал захватывать здания министерств и госучреждений. Против толп вооруженных бандитов – только «Беркут» и молодые милиционеры. Без права применять оружие. Но с правом быть сожженными, застреленными, заколотыми железными штырями.

Главное обсуждение зарубежных СМИ: если будут на морозе использоваться водометы – это негуманно и вызовет осуждение. От коктейлей Молотова сгорают живьем беркутовцы. Вероятно, на морозе это считается гуманным. Как-то неубедительно вводится АТО, через несколько часов отменяется. Надежды все меньше.

В Крым приходят первые гробы беркутовцев. Всю ночь на центральной площади горят свечи. Люди идут потоком. Это ведь наши ребята.


20 февраля. Майдан побеждает, это уже ясно. Армия не задействована, правосеки захватывают облсоветы. Власть молчит.

Потом уже стало ясно, что Янукович и свита сбежали. Курим с одним из народных депутатов, который приехал из Киева. Он в ярости – ни один человек, служивший в армии, не поверит, что майдан можно было атаковать ТАК бездарно, а в решающий момент приказать отступать.

Крым начинает жить по своим законам, отступать уже некуда. Украина захвачена хунтой. Дальше перехожу на телеграфный стиль. Больно и страшно вспоминать. Забиваются окна, жгутся во дворе документы. Запах гари. Война на пороге. Около штаба дежурит машина, всех входящих-выходящих фотографируют. Лица такие добрые. Специфические. Некоторые причем знакомые – с крымскотатарского телевидения.

Страшный митинг радикальных крымских татар 23 февраля. Лейтмотив – вы проиграли, мы у власти, теперь все будет по-нашему, вы еще будете каяться на площади.
Тревожные разговоры из окружения премьера и одновременно председателя крымской организации Партии регионов Анатолия Могилева о том, что надо переходить в конструктивную оппозицию.

В это время правосеки «конструктивно» возят по городу чуть ли не в клетке губернатора Волыни. Угрожая семье, заставляют стоять на коленях на площади. Вот с этими нелюдями договариваться?!

Автобус, везущий домой последних антимайдановцев из Киева, попадает в засаду в Корсуни-Шевченковском районе. Били и издевались, как могли. Некоторым помогли местные жители. Не все. Ребята несколько суток провели у телефонов. Без сна. Вдруг в каких-то сельсоветах имеется информация о пропавших. У дверей рыдающие матери и жены тех, кого еще не смогли найти. В больнице можно взять интервью, снимать страшные раны – не получится. По этическим причинам. Били садистски – в нижнюю часть тела.

Пробились домой наши крымские беркутовцы.


База «Беркута» укреплена, вокруг – стеной люди. Прилетал Аваков, уговаривал сдаться. Послали далеко. Прилетал Порошенко – по тому же адресу.

Говорят, даже Могилев к ним приезжал. Ребята стояли стойко, оружие не сдавали. Помогали жители продуктами и теплыми вещами. Ночами дежурили ветераны МВД, десантники. Звонили десантники Кубани, Ставрополья – только скажите, мы приедем на помощь. Как же нам потом помогли беркутовцы, выйдя в первых рядах на защиту Крыма!

В Симферополь приехали Сергей Куницын и Андрей Сенченко. Каждый дает бравурное интервью, каждый считает себя наместником Крыма. Мы видели, как на майдане они орали, призывая убивать беркутовцев

26 февраля – попытка штурма Верховного Совета крымскими татарами и заезжими правосеками. Не получилось. Их были тысячи, но и со стороны пророссийских организаций вышли тысячи. Могло случиться страшное. Погибло двое. Ночью в зданиях Верховного Совета и Совета министров появляются вежливые люди.

Премьер Анатолий Могилев уходит в отставку. Со словами «честь имею». И он ее действительно поимел, так как по информации СМИ, он активно сейчас сотрудничает с украинской прокуратурой. Делится впечатлениями, видимо. Киев оказался ближе.

Новый Председатель Совета министров Крыма Сергей Аксёнов заявил, что временно себе переподчиняет силовые структуры автономной республики и обращается за помощью к России. Государственные здания под защитой вежливых людей.

Отдельно хочу сказать о работниках Совета министров, которые не пропустили ни дня работы. Несмотря на угрозу терактов и большое количество вооруженных людей. Им не положены ни медали, ни грамоты. Их имена только в одном списке – у украинских пограничников на Перекопе. Для немедленного задержания.

Последний день моей работы в штабе -7 марта. Тяжелый день. Постоянные совещания у Могилева. Происходит что-то, что мне не нравится. Судя по тому, что один из прокуроров курит и жестко, по-мужски, методично бьет стену кулаком, не нравится не только мне.

А дальше было мирное разоружение украинских воинских частей и подготовка к референдуму. Но это уже другая история. Новая история российского Крыма.

Иллюстрации – из личного архива Татьяны Костенко

Текст: Татьяна Костенко, соб. корр. Интермонитора в Крыму

Источник - Интермонитор
Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments