?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Май 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

«Екатеринбург майданный» - уже давно не синоним «Екатеринбургу белоленточному»

После мирного «стояния на Майдане в Киеве», которое переросло в массовые беспорядки, а затем и в вооруженный государственный переворот, актуальность противодействия «Российскому Майдану», ранее понятная специалистам, стала очевидна и населению.

Киев оказался примером, на котором стала очевидна и понятна этапность цветной революции, представляющая собой цепочку последовательных действий:

- вывод населения на улицу под любыми лозунгами, в целях формирования живого щита, парализующего волю властей к силовому подавлению выступлений и аресту их публичных лидеров;

- консолидация и удержание митингующих в месте проведения массового митинга (за счет ритмики речевок и синхронных движений толпы, бесплатной раздачи еду, развлечений);

- смена лозунгов, с переводом их, в конечном счете, в политические;

- выдвижение требования отставки властей;

- убийство некоторых активистов и силовиков, делающее невозможным дальнейшее пребывание «кровавых властей» у руля страны;

- вступление в дело вооруженных и подготовленных боевиков, атакующих, под прикрытием толпы, арсеналы (управления и отделы полиции и спецслужб, воинские части) и вооружение активной части протестующих, готовой выступать вместе с боевиками;

- штурм правительственных зданий, с попыткой ликвидации политического руководства страны, делающей смену власти неизбежной, и нарушающей управляемость силовиков, пытающихся восстановить законность в стране.

Поэтому одинаковые фазы цветной революции в разных странах и похожи визуально, как близнецы. Отличия разве что в ландшафте, в котором происходит спектакль. Вот, например, как выглядят начальная, мирная фаза Майдана в Киеве и митинг на проспекте Сахарова в Москве:



В России на бытовом уровне принято считать, что силы, которые поддержали киевский Майдан извне, политически близки именно к российским «белоленточным».

Это во многом так, но, как ни удивительно, это маскирует истинные движущие силы киевского Майдана и важнейшие моменты его развития в государственный переворот.
Как в медицине неправильно поставленный диагноз ведет к неправильному лечению и вреден для пациента, так и в вопросе противодействия цветной революции в России подобная упрощенная трактовка играет на руку нашим геополитическим оппонентам.


Я постараюсь подробно рассказать об этом на примерах как российских, так и украинских.

«Российский Майдан» - первый звонок


Самыми массовыми выступлениями людей, требования которых близки к праволиберальным идеям, были митинг на проспекте Сахарова и на Болотной. Причем, если на Сахарова митинговали полностью мирно, то на Болотной была предпринята попытка нападений на полицию.

Причем в нападениях отметились, как подготовленные и организованные боевики, действовавшие согласованно и по единой тактике, так и спровоцированные ими «городские сумасшедшие» - люди с неустойчивой психикой, которые, на фоне безнаказанной «в моменте» агрессии, присоединились к боевикам. До применения боевиками автоматического оружия в тот момент дело не дошло, а впоследствии властям удалось купировать беспорядки.


Праволиберальная активность на этом не закончилась, и как в тлеющем виде она продолжается по сей день (в ожидании нового выборного цикла), проще всего увидеть по заголовкам статьи в Википедии «Протестное движение в России (2011—2013)».




Однако «белоленточные» праволиберальные выступления продемонстрировали не только свою массовость, но и импотенцию большинства участников этих выступлений, в плане их способности к силовым акциям. Прекрасно справляясь с ролью массовки и будущих сакральных жертв, кровь которых в перспективе может стать рубежом, делающим, невозможным сохранение власти в стране «как раньше», белоленточная массовка, в плане реальной угрозы властям, сама по себе довольно безвредна.

Это, по сути, те же люди, которые, померзнув пару месяцев на Майдане в Киеве, стали разбредаться по домам. Что и привело режиссеров киевского государственного переворота к необходимости задействовать боевиков из отнюдь не праволиберальной части политического спектра.

Так вот, в этом плане нужно не забывать три момента, имеющих критически важное значение.

1.  Первым «майданным звонком» в России стали не аморфные и вялые «белоленточные», которые, получив в условный глаз, проявят ровно одну активность: побегут плакать в Фейсбуке и «Жан-Жаке».

Первым майданным звонком в России стало выступление футбольных фанатов на Манежке в 2010 году. Именно эта группа людей организованно и внезапно появилась в нескольких сотнях метров от Кремля. А пейзаж на месте ее появления поразительно похож на самое начало действий людей Яроша на улице Грушевского в Киеве:



Так близко к Кремлю в новейшей истории, пожалуй, ничьи боевики пока не подходили.

2.  Перевод мирной фазы цветной революции в Киеве (начального «Майдана») в вооруженный государственный переворот, наличие которого уже признано и самими его активистами, осуществили не праволиберальные украинские граждане, а националисты.

Боевики «Правого сектора» (террористической организации, запрещенной Верховным судом в России) никогда правыми либералами не были и не стали ими сегодня. Но именно они взяли на себя функционал по свержению законной власти на Украине.

И даже сейчас, когда переворот стал частью Истории, вооруженные украинские националисты продолжают держать в страхе власти.

Именно их батальоны, а не ВСУ, в основном, устраивают беспредел в Донбассе, от мародерства до обстрелов территории ЛДНР из орудий, в нарушение Минских договоренностей. Именно с их активностью связаны практически все крупные криминальные и околополитические вооруженные столкновения на Украине сегодня.


3.  Начало Майдана было результатом передела власти в киевских элитах, причем даже не верховной власти, а власти более низкого уровня.

Представители украинского истеблишмента, изнутри знакомые с ситуацией накануне киевского Майдана, рассказывали зарубежным журналистам, что избиение студентов «Беркутом», с которого и началось собрание на Майдане, было провокацией, направленной всего лишь на смещение министра Внутренних дел Украины.


Другое дело, что американцы грамотно оседлали тему (а может быть, и спровоцировали это, использовав втёмную провокаторов, из числа оппонентов тогдашнего министра).

Вот это третье обстоятельство, по моему мнению, не в полной мере оценено в России. Но именно оно, а не сама по себе активность американских дипломатов может сыграть фатальную роль, при попытке взорвать Россию изнутри.

Местечковые интересы, подкрепленные деньгами и административным ресурсом – главная угроза «российского Майдана»

Рассмотрим ситуацию на примере Екатеринбурга.

Город Екатеринбург стал прибежищем «белоленточных» не случайно. В материале «Почему Екатеринбург такой «белоленточный» город? Смотреть надо «в тень» я подробно раскрывал причины такого явления и показывал их движущие силы. Если кратко – суть в том, что в Екатеринбурге активно эксплуатируется системная уязвимость российского законодательства, по сути, исключающего муниципалитеты из системы государственной власти.

Властная вертикаль заканчивается на уровне субъекта Федерации.

Муниципалитеты, по закону, самостоятельны, при этом в крупных городах они имеют достаточный приток денег (как легальных, так и не вполне легальных), чтобы заниматься политикой.

При этом важно понимать, что занятие политикой основано у крупных муниципалитетов не на идеологии, а – что намного хуже – на финансовых интересах.

Власть без денег невозможна, поэтому «властная вертикаль» постоянно и повсеместно пытается взять под контроль финансовые потоки муниципалитетов, оставив на тех лишь функции прораба. Ну а муниципалитеты, вполне логично, пытаются не дать властной вертикали достичь поставленной цели.

Таким образом, вне зависимости от персоналий, муниципалитеты богатых городов (как правило, это города-миллионники) объективно оказываются центрами политической активности, оппозиционными к властной вертикали.
Когда обнаружилось, что «наши западные партнеры» перебросили финансирование с националистических движений в России на «развитие местного самоуправления», стало понятно, что идет проработка раскола страны по городам-миллионникам.

Поскольку Путин, как показала практика, склонен не к «маханию шашкой», а к системным решениям, опирающимся на Закон, он затеял реформу местного самоуправления. Суть путинской реформы МСУ, если смотреть «в сухой остаток» - в лишении муниципалитетов финансовой возможности заниматься политикой, и сосредоточение их исключительно на местных хозяйственных вопросах (для чего, собственно, мэрии и нужны).
Я подробно показал это в материале
«Зачем Путин затеял реформу местного самоуправления, и почему США её не хотят».
Добавлю к этому, что Россия ввела попытки проведения цветных революций в Военную Доктрину, в качестве «внутренней военной опасности», как «деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь, на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества; смещение военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу РФ».

Военная Доктрина – это уже очень серьезно, потому что она предполагает возможность использования армии. У армии, в отличие от полиции, нелетальных средств воздействия на противника нет, они как раз летальные и эффективные.
Для мэрии Екатеринбурга такое изменение обстановки стало очень серьезным испытанием.

Если раньше мэрия свободно прикармливала «белоленточных», а те, в ее интересах, сносили очередного губернатора (и, бонусом, не трогали саму мэрию), то теперь это может быть воспринято как прямое противодействие президентским инициативам.

В мэрии Екатеринбурга власть принадлежит людям весьма и весьма умным, они это прекрасно понимают (только не надо путать тех, кому власть принадлежит реально, и тех ничего не решающих, по большому счету, граждан, которые избираются на выборах мэра).

Кстати, «белоленточных» в Екатеринбурге доподдерживались до того, что их идеолог Константин Киселев однажды даже ввел в обиход термин «Малахитовая революция». Как говорят в таких случаях в Интернете: «Совсем не палятся ребята».

Если раньше мэрия Екатеринбурга могла объявить посягательство на свои финансовые потоки попыткой порушить местную уральскую самобытность, или обыкновенным хапужничеством нехорошего губернатора (фамилия опять же не имеет значения, т.к. вопрос это системный), то теперь «местная уральская самобытность» становится сильно похожей на попытку идеологической подготовки сепаратизма.

А противодействие законодательному отнятию властной вертикалью полномочий в таких денежных сферах, как строительство, рынок рекламы, похоронный рынок, бюджеты здравоохранения и образования – легко может быть воспринято как попытка противодействия духу и смыслу путинской реформы МСУ.

Поле для маневра мэрии резко сузилось. Но не до нуля.

Как американским кураторам безразлично, кто именно будет выступать тараном в государственном вооруженном перевороте, так и мэриям безразлично, кто именно станет торпедой, которую можно пускать в противника. И если «белоленточные» нынче не в тренде, значит нужно использовать их оппонентов – пусть даже и мнимых.

Так в истории с атаками на государственную власть и появились очень разные персонажи.

По вопросам, которые смотрятся внешне респектабельно – свердловское отделение КПРФ и мэр Екатеринбурга Ройзман (в зависимости от окраски инициативы, призванной сохранить контроль мэрии над финансовыми потоками и продолжать занятия оппозиционной власти политикой).


По вопросам, за которые респектабельным системным оппозиционерам браться себе дороже – самоназвавшиеся патриотами граждане.

Наиболее яркими представителями этой публики оказались «Патриоты России», во главе с политическим неудачником Сергеем Ярутиным, не вылезающим из скандалов, общий смысл которых: «Ярутин нами попользовался и не заплатил».

Вторым ярким представителем «торпед», до недавнего времени, был бородатый руководитель одной из незарегистрированных малочисленных псевдопатриотических групп, вынужденный, как отмечают наблюдатели, проводить митинги с участием нанятых на деньги спонсоров сотрудников одного из ЧОПов.
Кстати, ЧОП, если кто забыл, –  это организованные и вооруженные люди, что в контексте настоящего материала важно.


Схема работы по противодействию инициированному Путиным пресечению политической активности мэрии очень простая и выглядит, буквально как декорации на спектакле: снаружи всё пристойно и реалистично, а внутри – голая фанера.

Классическая тактика на сегодня такова: силами местных отделений КПРФ, «Патриотов России», псевдопатриотической мелюзги подаются несколько заведомо обреченных на провал (из-за явных формальных нарушений в оформлении) заявок на митинги. Следует череда отказов,  поскольку разрешить мероприятие, на которое подана заведомо неправильная заявка – значит нарушить закон.

После десятка подобных имитаций заявок на митинги подается одна правильная – и митинг проходит. А потом суммируется общее число заявок (в т.ч. неправильных) и показывается картинка «В Свердловской области растут протестные настроения, власти препятствуют, но правда прорывается наружу».


До недавнего времени ситуация сглаживалась бездарностью исполнителей этого перформанса.

Псевдопатриотическая мелюзга, в силу не самого могучего интеллекта руководителей, постоянно выступает с антипутинской риторикой практически по всем значимым темам. Это уже приводит к тому, что иметь с ней дело любой околовластной структуре становится попросту опасно. Попытки лидеров мелюзги заявлять, что они за Путина, лишь вызывают еще большие сомнения в их адекватности, поскольку говорить можно все, что угодно, но если противоречия с Путиным есть постоянно – то откреститься от них невозможно.

«Патриоты России» и лично их номинальный руководитель Ярутин регулярно пишут в Интенете о своих успехах и отчитываются количеством митингов, скрывая, что в некоторых населенных пунктах к ним на митинг не пришел ни один человек. То есть, вообще никто. Совсем. Разумеется, это тут же показывается провластными активистами.

Даже КПРФ умудрились опростоволоситься – попытавшись выдать построенный мэрией Невьянска (небольшого города в Свердловской области, поставляющего существенные объемы золота в золотовалютные запасы России) и областными властями 30-километровый газопровод и подключенную к нему, в рамках государственно-частного партнерства, газовую котельную за свой личный успех, достигнутый за 10 (десять) дней. Естественно, это вызвало хохот населения и вопросы: «Не газифицирует ли такое эффективное отделение КПРФ зподно и всю Россию за полгода?».

Сильно подпортил имидж свердловских коммунистов и вскрывшийся во время этого неудачного газового митинга факт покупки в массовку студентов техникума, в том числе несовершеннолетней девушки. Коммунисты, естественно, попытались от этого открещиваться, только вот заявления в полицию и объяснения участников покупного митинга пришли официальные, что поля для дискуссий не оставило.


Однако шутки и смешинки остаются известными на местах, а вот в федеральный эфир идет картинка «протестной активности» в Свердловской области и конкретно в Екатеринбурге. Это угрожает инвестициям в Свердловскую область и Екатеринбург (потому что какие же вменяемые политические власти будут финансировать протестников), но зато помогает тормозить перевод контроля за финансовыми потоками (а значит, и возможности активно заниматься политикой) из муниципалитета Екатеринбурга к федеральной властной вертикали.

Но тогда, на мой взгляд, можно констатировать главное: получается, уже экспериментально доказано, что, выбирая между собственными финансовыми интересами и интересами населения, и страны, мэрия Екатеринбурга выбирает собственные фмнансовые интересы.

А что будет, если завтра наши геополитические оппоненты предложат одновременно и деньги, и избавление от «гнета Москвы и ее наместников в лице Полпреда и Губернатора»? «Днепропетровск Коломойского – дубль два»?

Выводы

1. Крайне опасно считать, что организовать «российский Майдан» будет пытаться исключительно праволиберальная тусовка. Не верите? Посмотрите внимательно на флаги «белолеточного» митинга на Сахарова:




Националисты, монархисты, ультрасталинисты, «путинслильщики», псевдопатриоты всех мастей – наиболее вероятные кандидаты на роль боевиков, тогда как праволиберальная публика – на роль живого щита.
Живой щит без боевиков неприятен для мирного развития России, но безвреден. Боевики же опасны в любом случае, хотя без живого щита и намного менее опасны, чем с ним.


2.  Самоназвание «патриот» у какой-либо партии или группы активистов абсолютно не гарантирует от попыток этих «патриотов» завтра взять власть в свои руки вооруженным путем.
И никакого практического значения не будет иметь, считают ли эти «как бы патриоты», что «спасают Путина от либералов», или что спасают Россию от «либерала Путина», или же ничего не считают, а просто отрабатывают деньги спонсоров. Важен результат, а не их болтовня и самоощущения.

«Простой, никому неизвестный парень Дима Ярош пришел и сделал революцию», - с гордостью писали в начале боев на Грушевского сторонники этого террориста, в отношении которого в России возбуждено уголовное дело.
Ярош был известен и до Майдана, но, преимущественно, в узких кругах. Однако он и тогда был известен именно как человек, способный на силовые действия. В его идеологии, кстати, четко звучало, что надо связать Россию войной, и это ее отвлечет от дел Украины.

Не по этой ли логике сегодня крупные муниципалитеты в России, пытаясь спасти свои источники личного обогащения, натравливают на властную вертикаль всевозможных политических клопов и продажных системных партийцев оппозиционных партий?


3.  При позиционировании какого-либо региона в качестве протестного необходимо перешагнуть через стереотипы и постараться вникнуть в расстановку сил и причины, которые движут этими сторонами. Только так можно понять реальную ситуацию и, соответственно, понять, что, и с опорой на кого нужно делать, дабы предотвратить уличные беспорядки.

4.  Регионы, в которых «протестники» состоят на связи с муниципалитетами, должны, на мой взгляд, быть подвергнуты особенно тщательному анализу. Скрыть такую связь на местах невозможно в принципе, хотя из Москвы она может быть на первый взгляд и не видна. Если же из Москвы она действительно не видна – я бы всерьез задумался над тем, кто и как «отвел глаза» тем, кто должен за этим наблюдать.

Полагаю, что в таком случае Россия сможет пройти нынешний выборный цикл без потрясений. Оппозиция нужна, потому что она не дает властям заснуть, и потому что она выражает позицию своих сторонников, которую нужно слышать. Однако все это так ровно до того момента, пока российские аналоги Коломойского не решат действовать в направлении, которое совпадает с интересами наших геополитических противников.

Потому что «российские коломойские», быть может, и надеются удержать ситуацию под контролем и порешать исключительно свои проблемы, не подставляя под удар государственность России, только вот их возможности несоизмеримо ниже возможностей наших геополитических конкурентов. Это и было видно на переходе забавы с провокацией против студентов в Киеве в вооруженный госпереворот.

А об «ограниченно годных умственно» радикал-патриотах и вообще говорить нет смысла. В силу шаблонности их мышления и ярко выраженных стереотипов, их можно толкнуть на штурм чего угодно, и на деньги кого угодно, при этом они будут уверены, что делают это «против Пиндостана», потому что вот он пробил тот час, которого они так долго ждали, и о котором столько говорили в закрытой (как они считают) группе в соцсети.

Евгений Ющук,
Профессор УрГЭУ, эксперт по Конкурентной разведке
Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments