Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Евгений Крыжин о развитии и подводных течениях украинского кризиса. Адаптированная версия

Поскольку я вижу немало сентиментальных людей, заявляющих: "Ах, вот если бы Evgeniy Kryzhin без мата написал - его бы больше людей смогли понять", и при этом ни один из встреченных мною фарисеев не оторвал зад от стула и не сделал адаптацию текста Евгения Крыжина на литературный русский - я ее сделал сам. Читайте и не говорите, что, мол, вам мат мешает понимать сказанное.
И да - Евгений Крыжин, в отличие от вас, лично сидит под обстрелом в форме армии ДНР, поэтому имеет право разговаривать на том языке, на котором полагает нужным.


Итак, вот адаптированный мною текст Евгения Крыжина:

Пожалуй, я в очередной раз поработаю капитаном Очевидность, сегодня – по поводу пресс-конференции Сергея Лаврова. Дисклеймер для всех: данный текст – исключительно личное мнение автора, автор никому его не навязывает – но имеет полное право высказать.

Вопросы по Донбассу, минским соглашениям и прочему, были заданы вчера Сергею Лаврову, странноватая на голову Даша Асламова пыталась провести параллели между Донбассом, Абхазией и Южной Осетией – и вы что, ждали конкретных ответов? Позвольте осведомиться, а каких ответов?

Начнём с того, что ситуация на Донбассе – это сильно не Абхазия и Южная Осетия.
Напомню, что и абхазы и осетины рубятся с вояками из Сакартвело с 1991 года, с того момента, как распался СССР (луркаем грузино-абхазскую войну).

Большая часть тех, кто остался в Апсны после войны – не имела ВООБЩЕ никакого гражданства, кроме гражданства СССР, ровно так же, как и в Южной Осетии.

Именно поэтому в течение более чем полутора десятков лет людей, проживающих на этих территориях, постепенно, очень постепенно делали гражданами РФ. Если вспомнить, что всего в Абхазии и Южной Осетии проживает менее 300 тысяч человек – внезапно мантра «Путин, дай паспорта» обретает совершенно новый смысл, да?

А что же всё это время делал «русский» Донбасс? Да, собственно, и ничего, ну кроме того, что полным составом голосовал за незалежность от «клятых маскалей». Это у нас будет первое.

Второе – так сложилось, что до 2008 года ни осетины, ни абхазы не помышляли о том, чтобы требовать признания своей независимости, ни о том, чтобы плотно и навсегда лечь под Россию.

Но внезапно в августе галстукоед, нынешний губер Одесской области, решил, что если ему продали пять тыщ бушмастеровских AR-15 и немного китайских разгрузок – значит можно проигнорировать мнение Путина и немножечко повторить грузино-абхазскую войну 1991-1993 года, заодно ударив ещё и по осетинам.

Вот только не надо было расстреливать батальон миротворцев – потому что, если постоянные перестрелки между горячими горцами за полтора десятка лет перестали интересовать мировую общественность, то миротворцы – это совершенно другое дело (с).

Итогом стала маленькая победоносная война, в результате которой Россия вдребезги разнесла в военном отношении Грузию, заодно обогатившись трофеями, ну а попутно, раз уж сложилась такая возможность – признала незалежность и суверенность Апсны и ЮО.

Заметим, что (внимание!) – никаких разговоров о присоединении к России ни тогда, ни сейчас не было и нет (ну, за исключением ЮО, которая гипотетически в 17 году устроит какой-то референдум, может быть, а может быть и нет).

Деньги освоили – а ложиться под Россию дурных нема. Это ж придётся законы соблюдать, а кое-кто, в том числе и из управленческой верхушки, присядет лет на 8-10, потому что, как бы ни старались рассказывать «неполживые» российские СМИ – за попилы у нас садят быстро и решительно (луркаем, ну хотя бы, фамилию Хорошавин, это из последних – а так тысячи их).

Тем не менее, своё Россия в данной ситуации получила – возможность поставить там, где надо, военные базы, ну и на море к абхазам, говорят, ездить приятно, хоть и не без местных особенностей.

Теперь перейдём к третьему пункту – «Крымнаш».

С Крымом всё случилось быстро и, вроде как, внешне цивилизованно. Референдум «чуров-стайл», разоружение ВСУ с минимальными потерями, крымским татаровьям быстренько заткнули рты, с адекватными из них договорились (ажно сам Минниханов приезжал), неадекватных в короткие сроки выпнули в направлении Чонгара.

Жителям дали паспорта, пенсии и возможность принимать в год как минимум четыре миллиона российских туристов, каковые всяко выгоднее, чем столько же рагулья, приезжавшего со своей картоплей, салом и газовой плиткой.

Про то, что российский FMCG-ритейл получил ёмкий рынок сбыта, строительные подрядчики – денег на энергомост и строительство автомобильно-железнодорожного моста, а для всех остальных это дало тысячи рабочих мест, мы тактично умолчим.

Но штука в том, что Крым – это, как ни крути, автономная республика в составе «404». И на проведение референдума, как автономная республика, Крым вполне имел чисто гипотетическое право (см. Косово).

Если же присовокупить ко всему перечисленному то, что незадолго до майдана, золотого батона и ростовского анабазиса гаранта Вити, в Россие случился Сноуден с мешком совсекретной инфы – становится понятно, что Крым по-пролетарски быстро и решительно брали исключительно потому, что:

а) небратья были готовы повторить подвиг Сакартвело и проигнорировать интересы Путина, позволив разместить на полуострове известно кого (Америка с нами, вот это вот всё), и

б) вопрос из пункта «а» был уже на очень низком старте.

Тем временем русскоязычный, но 25 лет как незалежно-украинский Донбасс с подачи местных идеологов, подогретых деньгами украинских олигархов, до кучи насмотревшись майдана, решает, что раз прокатило у Крыма – прокатит и у Донецка с Луганском.

Но, поскольку без управляющего российского воздействия (каковое имело место в ситуации с «крымнашем») украинец подобен вихляющей в разные стороны ракете с вышедшей из строя системой самонаведения – что-то пошло не так и референдум получился сильно не такой, как у Крыма.

Ну, хотя бы потому, что Крым референдировал присоединение к России, а донецкая и луганская вольгота пожелала незалежности и суверенности от рідної неньки, а за присоединение к Россиюшке общее голосование устроить как-нибудь потом [Ремарка Евгения Ющука: на самом деле, Донецк и Луганск намеревались голосовать сразу за присоединение к России, и только нажим из Кремля привел к тому, что референдум решили провести в два этапа. Это легко проверяется по СМИ того периода. Кроме того, референдум в Крыму организовывали законные местные депутаты, тогда как в Донбассе – самозванцы (как минимум, с юридической точки зрения)].

Закономерный намёк «Обождите с референдумом чутка, вы не в курсе за нюансы» местные организаторы не оценили, потому что, с одной стороны есть возможность нахаляву приехать в Россию, а с другой – может и с федеративностью 404 выгореть, и там и тут – прямая выгода.
В крайнем случае – ну приедут «Поезда дружбы», случится массовая резня – и привет, российские миротворцы, здравствуй осетинский сценарий (кстати, есть высокая вероятность, что такой сценарий дал бы на несколько порядков меньше погибших).

На всю эту самодеятельность, схватившись руками за голову, смотрят Путин с Совбезом РФ и, начинают судорожно просчитывать, чем же эта ситуация может закончиться.

Проходит «типа референдум», объявляется незалежность и суверенность, а незадолго до этого на сцене появляется господин Гиркин сотоварищи, быстро и решительно пришедший из греков в варяги.
Задачей его было развязать конфликт и втянуть в войну Россию по полной программе, а попутно – под шумок отжать в пользу своего босса кое-какие активы Фирташа и Ахметова.

И началось-то вроде всё по плану – кровавая войнушка, гора Карачун, «путинвведи», «руцкій міръ апасносте».

Однако потом у Гиркина не заладилось, да и Путин на эту провокацию не повёлся, хотя помощь и оказал – особенно когда небратские снаряды немелких калибров начали падать на территорию Ростовской области с разными неприятными последствиями.

Путин может, был бы рад ударить во всю ширину русской души – да только лет на пять-семь «папізже», после окончания основных этапов перевооружения и доподготовки Вооружённых сил.

Тем не менее, на пару котлов было принято выделить сил и средств – что, собственно, и было сделано.

Что было потом? Да потом решили, раз уже в обратку не сыграть – значит будем использовать план «Б». Дадим клятым сепарам пушек да танков, тушёнки да патронов, та й нехай отвоёвывают себе жизненное пространство. Что они, лучше осетинов с абхазами что ли?

Вот только вместо «перемоги», по древней небратской традиции, случилась «зрада», потому что «кляты сепары», вместо навтыкания (под чутким надзором большого брата) беззубым тогда ВСУшникам и добробатам полной панамки люлей и отжатия территорий, хотя бы по административные границы, с какого-то перепугу большей частью либо собрали вещи и удрали в лагеря беженцев на российской стороне (да-да, я видел эти лагеря летом 2014 года и видел, кто там был), либо, если уж случилось получить оружие в руки - кинулись дерибанить своё же, отвоёванное, попутно слив половину того, что было им подконтрольно.

Дерибан превращали в звонкую монету и вывозили в Россию, и дальше, а слив населённых пунктов небратьям объявляли стратегическим отступлением.

Понятное дело, что Путин таким развитием ситуации был крайне недоволене – ну а чем всё закончилось, вы и так знаете.

«Путенслил», и потому случились «ганьба», «зрада», Иловайский котёл и первый Минск, деблокада Горловки, освобождение ряда населённых пунктов зимой 14-15 года, второй Минск и чоткий, дерзкий дебальцевский котёл, потому теперь в ЛДНР рублёвая зона и «Захер» с «Плотвой» [Захарченко и Плотницкий – прим. Е. Ющука], потому регион полностью и целиком финансируется и снабжается Россией, от тушёнки до пластиковых окон и советников, потому все местные государственные структуры отчитываются не Захеру с Плотвой, а в профильных министерствах и ведомствах той же России.

Ну а местные – кто воюет, а у кого всё ещё не закончился дерибан 14-го года. С одной стороны – «путенвведи», «Россия – спаси», а с другой – «ну мы пока тут с небратьями гешефтов поделаем». Ненуачо, Россия стерпит, да и подкинет ещё денег, да белых Камазов.

Я ничего нового сейчас не сказал – но вот вопрос: вы всё ещё хотите, чтобы «клятопутен» ввёл войска и прошёл победным маршем до польской границы, ну или хотя бы до Днепра? Вы готовы получать похоронки на своих детей? Да нихрена.

Пока воюют местные, от пенсионеров до вчерашних школьников, в компании понаехавших из России мотивированных, но единичных в общей массе добровольцев – вы готовы сидеть перед мониторами и ругать Путина и Россию, повторяя мантры #путинслил и#путинвведи – но только до тех пор, пока в вашу жизнь не приедет цинковый ящик. Не единичный, как случилось в семьях у матроса Позынича, лейтенанта Прохоренко, капитана Журавлёва, подполковника Пешкова, погибших в Сирии – а массово. Потому что эта война будет куда более серьёзной, чем усмирение бородачей из ДАИШ.

Пожалуй, на этом и закончим.

Оригинал текста - здесь.


P.S. Ремарки Татьяны Костенко, журналистки из Крыма, активного участника крымского Антимайдана:

Абсолютно прав он. Две ремарки.

1. Крым дня два побыл независимым, и поверьте, это были ОЧЕНЬ тревожные дни. 100%-ную гарантию не дает и Бог.

2. В Крыму более 200 тысяч беженцев из Донбасса. Минимум 10% - здоровые молодые мужики. На самом деле - больше. Что могла бы сделать 20-тысячная армия? Но ее не будет. Им в Крыму хорошо.




Tags: ДНР, Евгений Крыжин, ЛНР, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments