Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Документ о сути спора Телеграма с российским государством

Это переведенные мною из формата PDF в текстовый формат фрагменты апелляционной жалоба Телеграма. Наиболее интересны в ней не юридические изыски, а доводы сторон.
Я их тут приведу, а ниже дам сканы самой жалобы целиком.

В этих отрывках Телеграм высказал несколько основных мыслей:

1. ФСБ знает, что обращается к иностранной компании, но делает это в обход процедур, принятых для таких обращений - в частности, не задействует иностранные организации, в т.ч. государственные, а просто идет к Мировому судье. По мнению Телеграма это так и это неправильно.

2. ФСБ просила прислать ответ на письмо на предмет ключей шифрования на незащищенный адрес электронной почты, что противоречит, по мнению Телеграма, правилам самой ФСБ. И поэтому так Телеграм не мог бы сделать, даже если бы имел ключи.

3. Телеграм сказал, что "Запрос не предполагал альтернативного способа контроля переговоров, интересующих ФСБ лиц, например, предоставление расшифрованной переписки. Служба настаивала именно на предоставлении ключей декодирования", - и сделал из этого вывод, что ФСБ так намеревалась (или же просто могла) получить универсальный ключ ко всем сообщениям всех пользователей, а не только тех шестерых, которые были арестованы за совершение преступления. Здесь, как я понимаю, у Телеграма не обсуждается наличие ключей, а отмечается предполагаемый им побочный эффект, если такие ключи есть.

4. У Телеграма вообще таких ключей нет, потому что (цитата): "Лишь отправитель и получатель обладают общим ключом (end-to-end шифрование) для пересылаемых сообщений. Сообщения в секретных чатах не дублируются на сервере компании и не расшифровываются администратором сервера, история переписки сохраняется лишь на тех двух устройствах, на которых был создан чат (лучший способ сохранить тайну - это не знать ее)

Вот сами фрагменты текста:


///...в данном деле ФСБ России изначально было известно, что запрашиваемая информация (связанная с расследованием уголовного дела (дел), может находиться у иностранной компании. То есть судебные решения о контроле переговоров по делу об особо тяжком преступлении (ях) должны быть исполнены на территории другого государства иностранным юридическим лицом. Для таких случаев существует установленный уголовно-процессуальным законом и Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам порядок. Он не предполагает исполнение судебных решений и обращение с запросами непосредственно в адрес иностранных юридических лиц. Такие действия ФСБ России, связанные с обходом официальных процедур о взаимной правовой помощи по уголовным делам, дали основания компании сомневаться в законности требований этой службы.

В соответствии с Федеральным законом от 3 апреля 1995 года № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» ФСБ России имеет право осуществлять внешние сношения со специальными службами и правоохранительными органами иностранных государств, обмениваться с ними на взаимной основе оперативной информацией, специальными техническими и иными средствами в пределах полномочий органов федеральной службы безопасности и порядке, установленном ведомственными нормативными правовыми актами; заключать в установленном порядке и пределах своих полномочий международные договоры Российской Федерации. ФСБ России официально заявляет, что поддерживает официальные контакты с 204-мя спецслужбами, правоохранительными органами и пограничными структурами 104-х государств. В 49-ти странах мира функционируют аппараты официальных представителей органов федеральной службы безопасности в иностранных государствах. Основные усилия органов безопасности на канале взаимодействия с иностранными спецслужбами сосредоточены на противодействии общим вызовам и угрозам, прежде всего, международному терроризму и экстремизму. Сформирована достаточно эффективная система сотрудничества с зарубежными партнёрами, как в двустороннем, так и в многостороннем формате .

Действия ФСБ России в обход этих официальных и легальных процедур, сокрытие данных о судебных решениях, санкционирующих контроль переписки указанных шести пользователей Telegram, равно как и отсутствие каких-либо сведений об их причастности к террористической деятельности позволяют обоснованно сомневаться в наличии законных оснований для подобного запроса.
Кроме того, ФСБ России запрашивала ключевой материал для декодирования сообщений пользователей мессенджера Telegram (далее по тексту – ключи для декодирования). Запрос не предполагал альтернативного способа контроля переговоров, интересующих ФСБ лиц, например, предоставление расшифрованной переписки. Служба настаивала именно на предоставлении ключей декодирования.

Однако предоставление именно этой информации создавало реальную угрозу для неопределенного круга лиц по контролю их переписки. Технической особенностью в данном деле является то, что, если бы даже существовала возможность для третьих лиц расшифровать данные и контролировать переписку абонентов, указанных в запросе, это могло бы обеспечить доступ к переписке всех пользователей сервиса, а в России это более 6 млн. граждан. Фактически ФСБ просит создать возможность декодирования сообщений всех пользователей Telegram, однако безопасности коммуникаций угрожало бы не только предоставление ФСБ ключей декодирования, но даже самое существование таких ключей. Здесь стоит привести позицию специального докладчика ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, который отмечает, что «все технические специалисты единодушны во мнении о том, что не существует особого доступа, который можно было бы открыть только для органов власти, даже для тех из них, кто в принципе руководствуется интересами населения. В существующей технологической среде намеренная компрометация ключей шифрования, даже в предположительно законных целях, подрывает онлайновую безопасность всех пользователей» (см. Доклад Совету по правам человека ООН A/HRC/29/32) .

Говоря о наличии/отсутствии гарантий безопасности в Российской Федерации, нельзя обойти вниманием установленные Европейским Судом по правам человека по делу «Роман Захаров против Российской Федерации» обстоятельства: «российские правовые нормы, регулирующие перехват сообщений, не предусматривают адекватных и эффективных гарантий против произвола и риска злоупотребления, который присущ любой системе тайного наблюдения, и который является особенно высоким в системе, где спецслужбы и полиция обладают прямым доступом, с помощью технических средств, ко всем мобильным телефонным переговорам» . Свидетельства отсутствия таких гарантий имеются и в этом деле. Информацию, позволяющую получить доступ к переписке неограниченного круга пользователей Telegram, ФСБ требует прислать по открытым незащищенным каналам на общий ведомственный адрес электронной почты fsb@fsb.ru, не обеспеченный какими-либо средствами защиты от несанкционированного доступа. Более того, эта электронная почта указана в качестве общего контактного адреса на официальном веб-сайте ФСБ...

Следовательно, передача компанией ключей шифрования указанным в запросе способом нарушила бы нормативные акты самой ФСБ РФ, создала бы условия для несанкционированного доступа к этим сведениям третьих лиц, не обладающих специальными познаниями и не уведомленными о значимости сведений...

И в-четвертых, суд первой инстанции даже не стал проверять, а располагает ли компания сведениями, интересующими ФСБ России. В мессенджере режим «секретных» чатов (Secret Chats) реализует шифрование, при котором лишь отправитель и получатель обладают общим ключом (end-to-end шифрование) для пересылаемых сообщений. Сообщения в секретных чатах не дублируются на сервере компании и не расшифровываются администратором сервера, история переписки сохраняется лишь на тех двух устройствах, на которых был создан чат (лучший способ сохранить тайну - это не знать ее). Таким образом, компания и не могла исполнить данное требование ФСБ... ///

Материал я взял здесь: http://agora.legal/cases/show/Delo-Telegram/204

А это скриншоты самой апеляционной жалобы:








Tags: telegram, telegram документы о споре
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments