?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Июль 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

Невозможный выбор: как российские олигархи выживают в эпоху санкций

Санкции разделили крупных бизнесменов на тех, кто хотел бы остаться «частными», и тех, кому это с самого начало было не надо

Министерство олигархической промышленности, каковым является даже не правительство, а в принципе существенная часть управленческого механизма экономики, испытывает серьезные трудности. Кто-то из большого бизнеса, например в лице Олега Дерипаски или Виктора Вексельберга, ищет помощи у государства — раз уж санкции проистекают именно по причине их близости к власти. Иные, например Михаил Фридман и Петр Авен, доказывают, что они от этого государства далеки. И предъявляют доказательства в самом сердце западного мира — Вашингтоне, округ Колумбия, в think-tank, где работает один из идеологов санкционных списков — профессор Андерс Ослунд. Роман Абрамович получает израильское гражданство, позволяющее вернуться в любимый Лондон, куда ему стало сложнее попасть, судя по всему, потому что его считают частью системы российского олигархического капитализма.

Разрыв унии

Получается, что в результате процесса, для которого есть красивый эвфемизм «геополитическая напряженность», пострадали прежде всего олигархи первой, «классической» волны, которые все-таки глубоко интегрированы в международный бизнес и не хотели бы быть отлученными от него. И это отлучение не менее болезненно, чем разрыв персональной унии с российской бюрократией. Хотелось бы оставаться и там и там, но ситуация складывается так, что олигархов ставят перед выбором — открыто «национализироваться» или пытаться доказывать Западу частный характер своего бизнеса.

У некоторых из тех, кто остался на родине в «полунационализированном» состоянии, тоже проблемы. Образцы бизнес-арестов последнего времени, например братьев Магомедовых и Сергея Хачатурова, не внушают оптимизма. Иные, в чьем анализе ситуации не было одной главы — «Иллюзии», предпочитают переждать турбулентность и пристегнуть ремни где-нибудь подальше от родных осин, к примеру в том же Лондоне. На этом фоне попытки бизнес-омбудсмена Бориса Титова составить «список возвращенцев» похожи на приглашение в 1930–1940-е видных русских писателей «вернуться» в тогдашний СССР: в лучшем случае это лотерея, где на кону тюремная камера.

Государственные люди

Вторая волна олигархов, составляющих соль и суть государственно-монополистического капитализма последних 18 лет — бизнес, с самого начала не равноудаленный, а равноприближенный, трудностей (и иллюзий) не испытывает, потому что он просто часть государства. В основе существования таких бизнесов лежит уния власти и собственности. Это какая-то особая форма собственности, где понятия «частная», «публичная», «государственная» сильно размыты. И слово «частная» скорее можно употреблять в метафорическом смысле.

Эта группа олигархического бизнеса полностью ориентирована на государство и априори «национализирована». Символическая мизансцена эпохи: по Крымскому мосту, построенному компанией Аркадия Ротенберга, президент России едет на «КамАЗе», выпущенном на заводе госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова.

Проблема еще и в том, что говорить о системе «власть — собственность» сугубо в бизнес-терминах невозможно: аналитики Sberbank CIB за это и поплатились — анализируя государственные, по сути, бизнесы в привычных описательных конструкциях, они нарушили этику отношений внутри государственной олигархии. И Герману Грефу пришлось извиняться перед Геннадием Тимченко и Алексеем Миллером, как когда-то Сбербанк уже объяснялся в связи с отчетом того же аналитика Александра Фэка о «Роснефти».

Смена поколений

Важное свойство этой системы: олигархическая собственность, понимаемая как положение отцов в системе власти, по сути, передается по наследству и закрепляется передачей кресел и кабинетов сыновьям, это уже отмечают политологи. Это коллективное преемничество власти, а значит, собственности. Прецедент назначения Дмитрия Патрушева, сына Николая Патрушева, на пост министра сельского хозяйства в этом смысле чрезвычайно важный: преемничество сохраняется теперь не только за счет позиций топ-менеджеров в больших государственных бизнес-​проектах вроде того же Россельхозбанка, а путем назначения на собственно государственные посты. Сыновья (реже дочери) главных семей России наследуют места в «госкорпорации Россия».

Власть до известной степени готова поддерживать ключевых олигархов, попавших в санкционную ловушку, отчасти из солидарности, отчасти из экономической необходимости. Если не помочь проблемному олигарху, в конце цепочки можно получить социальную напряженность в контролируемом им секторе экономики.

В общем, выражаясь языком ждановского постановления ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград», олигархи вынуждены метаться «между будуаром и моленной» — Западом, где жизнь, деньги и бизнесы, и Москвой, где власть, от которой зависят собственность и свобода. Свобода в уголовно-правовом понимании.

Об авторах
Андрей Колесников руководитель программы Московского центра Карнеги

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

https://www.rbc.ru/opinions/politics/30/05/2018/5b0e54bc9a7947772e82da36
Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments