Ющук Евгений Леонидович (yushchuk) wrote,
Ющук Евгений Леонидович
yushchuk

Categories:

Особенности современной агентурной работы в коммерции

Особенности современной агентурной работы в коммерции

Корявцев П.М.

Особенности современной агентурной
работы в коммерции. С-Пб.: 2005

Под агентурной работой в данном случае мы будем понимать негласный сбор информации при помощи отдельных лиц, занимающихся таковым сбором информации и передачей накопленных сведений и именуемых соответственно агентами. Также в это понятие входит и работа по приобретению подобных агентов. В любом случае под агентом понимается конкретное лицо, действующее (или же давшее обязательство действовать) явно или неявно в интересах третьей стороны. Фактически речь может идти о предмете агентурной разведки как таковой.

Как правило агентурной работой официально занимаются наделенные этим правом в законодательном порядке соответствующие государственные органы – правоохранительные, разведывательные и т.д.. Однако наряду с зарубежной существует уже достаточно обширная отечественная практика ведения агентурной работы частными лицами – как сотрудниками частных охранных фирм и служб безопасности, так и прочими. В этом случае агентурная работа ведется в основном в коммерческой сфере, и рассмотрением именно этого случая мы и займемся.

Для того, чтобы разобраться в особенностях ведения агентурной работы в коммерческой сфере, необходимо четко представлять себе объекты и цели ведения такой работы. В общем случае к объектам могут быть отнесены любые негосударственные коммерческие и некоммерческие (т.н. «партнерства» и т.д.) хозяйствующие субъекты, включая и частных предпринимателей (предпринимателей без образования юридического лица, индивидуальные частные предприятия). Ряд коммерческих государственных предприятий и учреждений (например – учреждения образования), как в форме акционерных обществ, так и в форме унитарных предприятий, также могут быть отнесены по сложившейся практике к подобным объектам.

В качестве основных целей агентурной работы в коммерческой сфере могут быть определены:

 


  • собственно приобретение агентуры среди работающих на объекте (или ее внедрение) как самоцель, подразумевая ее использование в перспективе при возникновении надобности;
  • внедрение агентуры для получения возможности негласного управления объектом или какими-либо его частями;
  • использование агентурных возможностей для систематического мониторинга финансово-экономического состояния объекта;
  • разовое или систематическое похищение при помощи агента информации, представляющей существенный интерес в конкурентной борьбе с объектом;
  • сбор агентурой сведений о руководителях и (или) владельцах объекта с целью оказания на них в последующем давления для обеспечения принятия определенных управленческих решений;
  • использование агентуры для сбора компрометирующих сведений об объекте, которые в дальнейшем могут быть использованы в целях уголовного либо административного преследования;
  • как правило разовое (хотя иногда при попустительстве служб безопасности встречается и систематическое) использование агента для вредительства на объекте, т.е. для порчи или уничтожения оборудования, производственных запасов, документации и т.д.;
  • нанесение иного имущественного ущерба (либо получение материальных выгод для себя) при помощи агента, работающего на объекте;
  • и, в последнее время, в связи с увеличением угрозы терроризма, использование агентуры на предприятиях (опасные производства, транспорт, системы жизнеобеспечения, коммунальное хозяйство) с целью как непосредственного совершения террактов (диверсий), так и информационной поддержки террористической деятельности.

Определенным образом с агентурной работой в коммерции как таковой смыкается практика привлечения руководителями предприятий или менеджерами верхнего уровня отдельных работников (как правило находящихся от них в существенной зависимости или имеющих особую склонность к такой деятельности вследствие склада характера) для сбора сведений об общих настроениях в коллективе, высказываниях отдельных работников и т.д., известное в отечественной практике под общим термином «стукачество». Однако прибегая к такой практике, руководителям следует понимать, что в дальнейшем лицо, оказывавшее им подобные услуги и переступившее при этом через некий морально-нравственный порог, может с легкостью пойти на сотрудничество с любым сторонним вербовщиком и действовать уже в ущерб своему предприятию (а зачастую лица, склонные к «стукачеству» и совмещают вполне успешно активное «информирование» руководителя или работодателя с работой в качестве «чужого» агента против него же).

Обратимся к проблеме приобретения (внедрения) агентуры на объекте. Для внедрения обычно используется лицо, по своим деловым качествам пригодное для длительной нелегальной работы под какой-либо легендой. При этом одним из основных критериев пригодности является моральная устойчивость кандидата на внедрение, его способность не поддаваться соблазнам открывающихся перед ним в случае перехода на «другую сторону» возможностей, а подобная устойчивость в реальной жизни встречается достаточно редко. Не вполне адекватной заменой этого качества может быть личная преданность кандидата лицу, непосредственно организующему внедрение. Но в любом случае личностные качества играют здесь определяющую роль, и именно поэтому в практической коммерческой агентурной работе внедрение используется крайне редко.

Иначе обстоит дело с вербовкой агентуры непосредственно на объекте. В этом случае главную роль играют в первую очередь не деловые качества кандидата, а его практические агентурные возможности. Вместе с тем существенным определяющим фактором может быть наличие подходов к потенциальному кандидату на вербовку или возможность их относительно быстрой наработки. Наиболее эффективным методом для предварительной проработки кандидата невзирая на все достижения прогресса продолжает оставаться личный контакт, который при удачном развитии событий может сразу же плавно перетечь в вербовочную беседу. Рассмотрим далее процесс построения вербовочной беседы по В.Д.Проворотову («Модельные характеристики вербовочных встреч»).

Вербовочным контактам может предшествовать длительное изучение потенциального агента. Прежде всего определяются возможности изучаемого лица добывать требуемую информацию или оказывать необходимое влияние. Если объект вербовки является очень перспективным, то вербовочное предложение готовится долго и тщательно: устанавливается финансовое и семейное положение кандидата, привычки, склонности, слабости, свойственные как ему самому, так и членам его семьи. В сфере бизнеса, кроме изучения объекта вербовки, может собираться необходимый, в том числе и компрометирующий материал на его доверенных лиц с целью использования их в качестве посредников. После чего создается ситуация, когда на него выходит вербующий.

На этапе подготовки вербовочной встречи вербующий может допустить наибольшее количество ошибок. Крайне опасно считать, что к моменту вербовочной беседы кандидат уже «завязан» настолько, что ему остается лишь формально принять решение, поэтому не следует беседу с кандидатом с вербовочным предложением сводить лишь к фиксации его согласия, уточнению второстепенных вопросов и к согласованию отдельных пунктов «договора». Встреча с кандидатом должна быть использована для получения дополнительных аргументов, способных оказать влияние на его окончательное решение. Одна из целей этого контакта – выявление возможных отдельных слабостей кандидата, того, насколько он подвержен уговорам, влиянию, поэтому рекомендуется проводить вербовочную беседу не в контексте уже предположительно принятого положительного решения. Следует использовать ее для уточнения и проверки полученной ранее информации, степени ее достоверности и отношения к ней кандидата. Вербовка предполагает способов, некоторые из людей могут сами предложить свои услуги  — это вовсе не редкий тип вербовки. К каждой встрече, каждой беседе вербующий тщательно готовится, чтобы не полагаться на случай.

При проведении вербовочной беседы начальный этап встречи должен проходить в условиях благожелательного психологического контакта, снижающего возможность ощущения кандидатом своего зависимого положения. Кроме того, дружелюбие и доверительность в отношении кандидата позволяют ему снять волнение, понизить уровень настороженности и скованности. Для этого встречу рекомендуется начинать с обсуждения нейтральных тем и проводить ее в неофициальной обстановке, проявляя максимальное внимание к собеседнику. Самое важно для вербующего — завоевать доверие собеседника и своими спокойными, доброжелательными манерами внушить ему чувство самоуспокоения. Начальный этап можно считать завершенным после того, как кандидат полностью адаптировался к ситуации. Об этом можно судить по его поведению: расслабленной позе, ровному дыханию, адекватному реагированию на соответствующие вопросы, отсутствию тремора конечностей и других характерных вазомоторных реакций, плавным движениям, спокойной мимике лица, уравновешенным жестам.

Основная часть вербовочной беседы является наиболее ответственной, в случае инициативного предложения ее лучше строить так, чтобы кандидат отвечал на вопросы развернутыми предложениями, отражая в них те моменты своей биографии, которые представляются важными вербующему. В ходе вербовочной беседы самые важные вопросы следует ставить прямо, по возможности, этот ход должен представлять собой не вопрос о действиях кандидата, а вопрос об обстоятельствах места, времени и способах его действий. Такие вопросы следует ставить неожиданно, наблюдая при этом за вазомоторными реакциями кандидата. При оценке соответствующих ответов кандидата полезно их верифицировать за счет аргументации, интонации, терминологии, расстановки акцентов, мимики, жестов, выражения лица, которые он использует для усиления своих доводов. В результате при анализе ответов обычно представляется возможным достаточно достоверно оценить продуманность, устойчивость и окончательность решения кандидата. Кроме того, оценивая реакцию, ремарки, ответы, а порой и отсутствие комментариев, можно судить не только о продуманности поступка, но и об уровне интеллекта кандидата и его моральных качествах. Получению таких оценок может служить определенная система критериев. Понятно, что чем больше приведенных признаков проявляется в кандидате, тем проще сделать вывод о нежелательном уровне его интеллекта и психическом состоянии. Вербующий должен определить основные черты личности собеседника, чтобы своевременно сориентироваться, какой метод завершения беседы применить, для этого он должен обладать знаниями практической психологии. Например, встречаются лица, на которых угрозы, ультиматумы, устрашающий тон оказывают действие, обратное желаемому — укрепляют их стойкость, но в тоже время малейшее проявление сочувствия, сострадания, соучастия снижает порог их противодействия. Некоторых можно заставить разговориться, грамотно играя на их тщеславии, для чего иногда достаточно просто похвалить собеседника. Если не удалось выявить каких-либо обстоятельств, которые бы ограничивали решение о вербовке кандидата, следует переходить к вербовочному предложению.

Вербовочное предложение может осуществляться и более прямолинейно, путем шантажа примитивными компрометирующими документами — фотографиями, аудио и (или) видеозаписями, показывающими связи с проститутками или просто с другими женщинами, в том числе и из обслуживающего персонала объекта или семьи (домработница, кухарка, горничная и др.), а также сексуальные связи нетрадиционных видов (садо-мазо и пр.) или ориентации.

В зависимости от реакции кандидата вербующий должен иметь определенный запас средств воздействия и (или) поощрения, в том числе и вариантов собственного ролевого поведения. Для ведения вербовочной беседы вербующий как правило должен обладать и чувством морального превосходства, поскольку он скорее всего не сможет достичь своей цели грубым обращением с кандидатом. Вербующий может оказывать на него влияние глубокой верой в свою правоту, для чего он должен обладать ощутимой силой воли. Варианты моделей ролевого поведения и используемые при этом приемы для воздействия на вербуемого при личных контактах могут быть различными. Вербующий должен обладать определенными актерскими навыками — он должен уметь скрывать гнев, раздражение, неудовлетворение, нетерпение, сострадание, т.е. просто владеть собой, изучив особенности личности кандидата и избрав наиболее подходящий метод беседы, он должен играть свою роль. Например, нельзя говорить повышенным тоном, когда с лица еще не сошла улыбка, а в голосе проскальзывают сочувственные нотки, можно очень скоро потерпеть неудачу, если, применяя тактику сочувствия, не избавиться от пронизывающего взгляда и раздражительного тона.

Лица, вербуемые за счет собственных промахов и недостатков, отличаются определенной последовательностью реакций на вербовочное предложение, при этих типах реакций могут существовать различные оригинальные психологические установки, реализуемые в ходе вербовочных контактов.

Для более полного изучения кандидата после его согласия возможно целесообразно понаблюдать за ним, как он ведет себя в одиночестве, для чего под каким–нибудь предлогом оставить его одного, предложив, допустим, написать некоторую информацию о себе, и наблюдать с помощью технических средств как он пишет и чем занимается после этого, что может характеризовать проявления определенных личностных качеств.

При проведении вербовочной беседы вербующему необходимо добиться понимания кандидатом важности сохранения в тайне факта вербовки. Кандидату необходимо сообщить (или аккуратно намекнуть), что произойдет в случае легализации им вербовочного предложения. Кандидат, движимый идейными соображениями, в прагматических целях может выдвигать определенные условия морального характера, формальное соблюдение которых позволяет ему относится к агентурной работе как к «идейной» борьбе. Оценивая условия, на которых кандидат дает свое согласие работать и которые он выдвигает исходя из собственных этических норм, необходимо исходить из соображений минимизации ущерба вербующему и представляемой им структуре от последующей деятельности агента.

В общем случае для успешной вербовки кандидата необходимо поставить в определенные обстоятельства, именуемые вербовочной ситуацией. К подобного рода ситуациям (разумеется в зависимости от уровня конкретного кандидата) могут быть отнесены:

  • задержание по подозрению в совершении некоего правонарушения (в основном характерно для правоохранительных органов или официальных охранных структур),
  • ведение каких-либо коммерческих переговоров с кандидатом индивидуально и вне пределов объекта,
  • предложение к кандидату о «взаимовыгодном» сотрудничестве, работе по совместительству, реализации каких-либо его творческих планов,
  • обещание кандидату с кем-то его познакомить, ввести в некий круг лиц, приобщить его к консорции или «элитарной» структуре, в которую он желает войти,
  • инициативное обращение кандидата со своими проблемами или вопросами (подобные ситуации не приветствуются в государственных структурах, например в разведывательных органах, но вполне допустимы для коммерческой агентурной работы)

и вообще в принципе в качестве вербовочной при достаточно квалифицированном подходе может быть использована любая ситуация, в которой кандидат оказывается в некой достаточно существенной зависимости от вербующего или представляемой им структуры. Как правило, наиболее перспективными в плане результативности вербовки могут быть лица,

  • испытывающие определенный моральный дискомфорт вследствие таких факторов как наличие материальных затруднений (долговых обязательств), проблем в карьерном росте (профессиональной деятельности) или личной жизни, иных перманентных стрессов,
  • вообще страдающие от какого-либо вида зависимостей (вредные привычки, повышенная сексуальность, излишне жесткая зависимость от работодателя, гипоманиакальное увлечение каким-либо видом деятельности, лицом или предметом и т.д.),
  • опасающиеся разоблачения или огласки неких конфиденциальных фактов или обстоятельств из их прошлого (наличие судимости, факт ранее документально оформленного негласного сотрудничества с правоохранительными органами, нетрадиционная сексуальная ориентация, склонность к педофилии и пр.).

Нередко встречаются и лица, имеющие склонность к доносительству или «правдоискательству» на уровне клинической патологии – им обычно все равно, с кем именно сотрудничать, они охотно идут на вербовку в любом случае и вне зависимости от ее целей. Приведем основные мотивы вербовки по Р.Ронину («Своя разведка») с некоторыми коррективами и дополнениями:

  • алчность — обещание или же предоставление денег и иных материальных ценностей;
  • страх за себя — шантаж, угроза либо состоявшийся факт физического или психологического воздействия;
  • страх за своих близких — явная угроза либо состоявшийся факт разнотипного насилия, например похищения, избиения, изнасилования, кастрации, «сажания на иглу», полного физического устранения и т.д.;
  • фактор боли — качественная пытка или угроза интенсивного болевого воздействия;
  • сексуальная эмоциональность – введение в окружение полового партнера или предоставление различной порнографии с перспективой «расслабления», шантажа или обмена;
  • безразличие — реализация депрессии, возникающей в результате инспирированных или спонтанных жизненных обстоятельств, а иной раз и в результате психофизической обработки объекта;
  • внутренний авантюризм — предоставление шансов индивиду для ведения им своей «игры», интриг и т.д., реализации им тяги к «приключениям», повышению собственной самооценки;
  • счеты с организацией (предприятием, учреждением) — грамотное использование идеологических разногласий и существующей неудовлетворенности объекта своим текущим положением либо реальной перспективой;
  • счеты с конкретными лицами – искусственная эскалация таких негативных эмоций как чувство мести, зависти и неприязни с непреодолимым желанием нанести «врагу» какой-либо определенный ущерб;
  • национализм — использование чувства этнической самоидентификации, глубинного ощущения некоей национальной общности, ненависти, гордости, исключительности;
  • религиозные чувства — стимулирование неприязни к «иноверцам» или же привязывание определенной ситуации к избранным доктринам исповедуемой религии;
  • гражданский долг – апелляции к законопослушности, могут быть эффективны только в комбинации с другими методами;
  • общечеловеческая мораль – апелляции к порядочности;
  • подсознательная потребность в самоуважении — спекуляция на идеальных представлениях человека о самом себе;
  • корпоративная (клановая) солидарность — игра на конкретной элитарности, использование чувства принадлежности к определенной консорции;
  • явная симпатия к вербующему или его деятельности – т.н. «резонирующая подстройка к объекту» вербовки;
  • тщеславие — провоцирование желания объекта произвести определенное впечатление, показать свою значимость и осведомленность, самоутвердиться, повысить свою самооценку;
  • легкомыслие — приведение человека в беззаботнейшее состояние неосмотрительности и болтливости, к этому же можно отнести задействование «хронотопа» — явно повышенной доверчивости человека в некое время и в определенном месте (синдром «случайного попутчика»);
  • угодливость — четкая реализация подсознательной (волевой) и осознанной (деловой и физической) зависимости объекта вербовки от вербующего;
  • «помешательство» на чем-либо — близкая возможность например для коллекционера приобрести (или потерять) страстно желаемую вещь, игра на фобиях и т.д.;
  • нескрываемый расчет получить определенную информацию взамен — методы «ты мне – я тебе» или «вождение за нос»;
  • страстное стремление убедить в чем-либо, изменить отношение к чему-либо (или кому-либо), побудить к определенным действиям — методы «заглатывания наживки» и «обратной вербовки».

Данный список мотивировок безусловно нельзя считать исчерпывающим, поскольку агентурная работа представляет собой исключительно живое, творческое и постоянно развивающееся явление. Как правило в практической агентурной работе всегда используются различные комбинации мотивировок, зачастую диаметрально противоположных (например алчность, авантюризм и апелляции к гражданскому долгу или общей порядочности). Для приобретения агента могут быть использованы и методы вербовки «под чужой вывеской», например вербовка проводится якобы в интересах правоохранительных органов (или наоборот – «иностранной разведки»), а в реальности представляет собой обычную коммерческую вербовку. Также при определенной квалификации вербующего может использоваться метод вербовки «в темную», когда агент в силу своих психофизиологических особенностей вообще не догадывается о состоявшемся факте вербовки и последующем его использовании в качестве агента. В особо экзотических случаях в качестве мотивов могут быть использованы особенности политических воззрений или чувство патриотизма и т.д.

В прошлом веке в практике агентурной работы спецслужб и правоохранительных органов относительно широко применялись т.н. «резиденты», то есть лица, непосредственно работавшие с конкретными агентами лично и передававшие информацию некоему легальному оперативному работнику. К практике использования резидентов прибегали обычно при работе в условиях глубокой конспирации за границей, или же в случае малого количества легальных оперативных работников по отношению к общей численности агентуры, поскольку один оперативный работник по практике может эффективно работать лично не более чем с четырьмя агентами. В современных условиях функции резидентов могут исполнять руководители служб безопасности предприятий или же (на достаточно крупных объектах) – специально внедренные агенты, но подобный способ ведения агентурной работы сопряжен для них с большим риском.

Рассмотрим далее вышеперечисленные цели агентурной работы по порядку. Приобретение агентуры так сказать «про запас» (или оставление внедренного агента «на оседание») практикуется как правило исключительно государственными контрразведывательными органами, а именно их подразделениями экономической безопасности, и существенно реже – органами внутренних дел и прочими субъектами оперативно-розыскной деятельности, для которых подобная задача возникает обычно только при необходимости выполнения плана вербовочных мероприятий (приобретения агентуры) любой ценой, без оглядки на перспективы результативной деятельности агента в дальнейшем.

Внедрение агентуры для получения возможности негласной реализации управленческих функций (иногда и во вред объекту) практикуется обычно либо коммерческими структурами с целью обеспечения плавности процесса последующего взятия объекта под полный контроль (добросовестного приобретения) или разорения с последующей скупкой активов (преднамеренное банкротство), либо преступными группировками, зачастую даже невысокого уровня, в целях создания «кормовой базы» (т.н. «дойная корова»). Изредка преступными группировками и даже небольшими преступными группами практикуются и упомянутые внедрения с целью последующего преднамеренного банкротства.

Агентурные возможности для систематического мониторинга финансово-экономического состояния объекта используются как правило очень крупными хозяйствующими субъектами в отношении своих крупных контрагентов с целью подстраховаться от неисполнения объектом своих договорных обязательств. Иногда целью постоянного мониторинга может быть сбор информации в преддверии приобретения (поглощения) объекта, слияния двух хозяйствующих субъектов, но в этом случае мониторинг ведется непродолжительное время – до принятия конкретного решения по вопросу.

Разовое или систематическое похищение при помощи агента информации, представляющей существенный интерес в конкурентной борьбе с объектом практикуется даже относительно небольшими коммерческими предприятиями, поскольку затраты на подобные акции могут быть относительно невысоки. По результатам подобных мероприятий могут приниматься например решения в области ценовой политики, изменений договорных отношений с контрагентами, могут проводиться мероприятия по сокращению в свою пользу клиентской базы конкурента.

Сбор агентурой сведений о руководителях (владельцах) объекта практикуется с целью наработки конкретных позиций, с которых на них в последующем может оказываться давление для обеспечения принятия определенных управленческих решений. Крупные коммерческие предприятия могут вести сбор такой информации и без перспектив ее ближайшего использования, однако в большинстве случаев подобные акции проводятся с целью последующей относительно гуманной нейтрализации функционера объекта, например при последующей покупке бизнеса объекта. Определенную ценность в этих условиях имеют как материалы откровенно компрометирующее характера, так и любые косвенные сведения, поскольку фактически в некоторых случаях речь ведется о превращении в своего агента одного из руководителей или совладельца интересующего объекта, то есть необходимо изыскание каких-либо из вышеперечисленных мотиваций вербовки.

Использование агентуры для сбора компрометирующих сведений об объекте, которые в дальнейшем могут быть использованы в целях уголовного либо административного преследования объекта со стороны государственных карательных органов, практикуется как самими оперативными работниками соответствующих органов, так и конкурирующими фирмами, испытывающими необходимость обеспечить надлежащей информацией соответствующих оперативных работников, выполняющих их заказ (т.н. «заказные дела»). По сложившейся практике на крупных коммерческих предприятиях уровня многопрофильных холдингов подобной деятельностью занимаются обычно 1-3 агента органов внутренних дел и 1-2 агента прочих правоохранительных органов (госбезопасности, таможни и т.д. в зависимости от профиля деятельности фирмы). С другой стороны – это наиболее стабильная по времени целевая группа агентуры. На средних по масштабу предприятиях или производствах, входящих в более крупные образования, таких агентов имеется обычно 1-2 и не более 1 соответственно по категориям, на более мелких предприятиях их может не быть вообще.

Разовое или систематическое использование агента для вредительства на объекте, т.е. для порчи или уничтожения оборудования, производственных запасов, документации и т.д. практикуется относительно редко и только в условиях, когда заказчик подобной акции надеется на свою полную безнаказанность или же подобный образ действий вызван особенностями склада его психики и мировосприятия. В отечественной практике это наиболее характерно для бизнесменов-выходцев из кавказского региона и отдаленных районов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока («закон – тайга, прокурор — медведь»). Однако при определенной специфике организации труда на объекте (слабость или отсутствие службы безопасности и низкие заработки рядовых работников, вынуждающие привлекать на работу лиц с низким образовательным уровнем и зачастую с криминальным прошлым, озлобленность работников на руководителей) вредительство на объекте может принимать значительные масштабы и вестись достаточно постоянно, причем устранение конкретного вредителя-агента обычно не решает проблемы.

Нанесение иного имущественного ущерба либо получение материальных выгод для себя при помощи агента, работающего на объекте, является наиболее распространенной в отечественной коммерции целью использования агентуры в силу широкой распространенности практики т.н. «откатов». То есть агент вербуется с целью или гарантированной реализации своей продукции (услуг), или с целью получения с объекта товаров по заниженным либо льготным расценкам. При этом реализуемые при посредстве такого агента товары или услуги могут быть (а зачастую и бывают) ненадлежащего качества или имеют несоответствующие характеристики, при их приобретении наносится ощутимый ущерб объекту или его коммерческим интересам, однако сделки заключаются при поддержке агента, получающего за это вознаграждение («откат»), обычно в процентах от суммы сделки. Сделки в обратном направлении (сбыт продукции объекта) проводятся обычно по неким заниженным «льготным» расценкам в убыток основной деятельности объекта. Теоретически подобные акции могут быть составной частью более масштабного плана например по преднамеренному банкротству объекта.

Использование агентуры на предприятиях (опасные производства, транспорт, системы жизнеобеспечения, коммунальное хозяйство) с целью непосредственного совершения террактов (диверсий) или информационной поддержки террористической деятельности характерно в настоящее время исключительно для террористических группировок, имеющих существенную зарубежную финансовую «подпитку» и направлено обычно против государства как такового, однако такая их деятельность может наносить существенный ущерб и конкретным хозяйствующим субъектам (например имевшие место взрывы газопроводов, самолетов, диверсии на железной дороге и т.д.) и поэтому подлежат рассмотрению именно в плоскости коммерческой агентурной работы.

В целом, как уже говорилось выше, агентурная работа представляет собой исключительно живое, творческое и постоянно развивающееся явление в современной отечественной коммерции, ввиду чего наш обзор совершенно не может претендовать на абсолютную полноту освещения проблемы. Скорее автор ставил перед собой задачу привлечь внимание к теме, которая в силу специфики отечественных традиций ведения бизнеса обычно остается «за кадром» и не пользуется интересом ни у руководителей и владельцев хозяйствующих субъектов, ни даже у руководителей соответствующих служб безопасности, хотя эти вопросы обычно относятся к сфере именно их компетенции. Отметим, что рассмотрение вопросов борьбы с коммерческой агентурой («коммерческая контрразведка», промышленный контршпионаж) является вполне самостоятельной большой темой, в развитии которой может помочь и изложенная здесь информация, тем более что на отечественной почве пока что не появились характерные для промышленно развитых и постиндустриальных стран всевозможные детективные агентства и агентурные бюро, ставящие коммерческую агентурную работу на принципиально иной уровень – с досконально проработанными легендами и абсолютно достоверными личными документами агентов, долговременными внедрениями и сложными операциями прикрытия. Возможно, что все это у отечественной коммерции еще впереди…

Источник — antisys.narod.ru


Источник 



Tags: Агентурная работа в конкурентной разведк, Деловая разведка, агентура, привлечение к сотрудничеству
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments