?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Ноябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

"Линия соприкосновения" двух империй: что нашлось, при поиске связи чиновницы Квашниной с СУБРом

Напомню предысторию, чтобы был понятнее контекст.

На севере Свердловской области сильное загрязнение рек. Настолько сильное, что местами его называют экологической катастрофой. Для того, чтобы это исправить, надо поставить правильный диагноз: выяснить реальные причины загрязнения. Каждый элемент идентифицировать и классифицировать, а затем решать, что с этим делать.

Попытки скрыть какие-то элементы - по сути, дезинформация, препятствующая решению проблемы очистки рек, т.е. без правильного диагноза правильного лечения не будет.

Шум в паблике подняли работники Федерального государственного бюджетного учреждения "Государственный заповедник Денежкин камень" - прежде всего, директор этого ФГБУ Анна Квашнина и ее муж Константин Возьмитель, работающий там же, под началом своей жены.

На этом этапе активность Квашниной и Возьмителя я полностью одобряю, т.к. экология - это залог будущего наших детей, и тут нет никаких сомнений.

Однако вскоре обнаружилось, что активность чиновницы Квашниной имеет некоторые странности, довольно серьезные.

Во-первых, в заповеднике с экологией все нормально, она сама это признала. Ее деятельность, поэтому, развивается, главным образом, за пределами заповедника. Всё бы ничего, не занимайся Квашнина этой, по сути, общественной работой в оплаченное государством время и вместо работы, которую оплатило государство. С этой точки зрения, уволься, иди в Гринпис - и будешь молодец, но вот взять у РФ деньги и отправиться гулять по окрестностям, вместо работы - не комильфо. Какими бы высокими целями это ни прикрывалось.

Во-вторых, вскоре оказалось, что госпожа Квашнина "не замечает" значительного (до 2.5 ТЫСЯЧ раз) превышения алюминия в реках, но отлично видит там медь (превышение по которой в 3-3.5 тысячи раз).

В-третьих, госпожа Квашнина не просто "не видит" алюминий в реках, но даже не отвечает на вопрос примерно такого плана: "Как Вы считаете, уважаемая, каким образом УГМК, которую Вы ненавидите, может отвечать за алюминий в реке, если у УГМК алюминия вообще нет и быть не может - в силу фундаментальных причин геологии"?

Дело тут в том, что часть загрязнений - это действительно УГМК.
Это правда, причем УГМК это признала. И не просто признала на словах, а вкладывает миллиард в исправление проблемы. Суть проблемы - несоответствие очистных сооружений реальным паводковым нагрузкам. Там есть ошибки в проектировании, государство это установило и проблема решается. И, вроде как, через 4 года должна решиться окончательно. Но - исключительно в части производства УГМК.

Однако на Урале есть еще одна часть проблемы - очень большая. Это старые, заброшенные отвалы. В "полноценном" СССР данная проблема, как говорят специалисты, не была сильно острой, т.к. там с заводов и шахт спрашивали рекультивацию всерьез. Но конец 80-х - 90-е - период полной вакханалии, когда "мегадырки" в земле ковыряли все, кому не лень, без каких-либо заморочек на экологию. А потом это бросали - без водоотведения, и вообще не заботясь об окружающей среде. Так вот, во время паводков эти старые, заброшенные отвалы "сифонят" в реки.

И, если действующие производства УГМК, СУБРа и кого угодно еще находятся под контролем государства и с этих компаний можно спросить - то за "заброшки" спрашивать не с кого.

Причем, если не вспоминать про "заброшки", то через 4 года проблема в этой части останется нерешенной. Ни одна коммерческая структура не станет (да и просто не сможет) исправлять огрехи государства прошлых десятилетий, да еще в масштабах сотен заброшенных отвалов. Это просто очень дорого.


И вот тут мне бросилось в глаза несоответствие деклараций "Мы за чистые реки" и упорнейшего нежелания госпожи Квашниной видеть алюминий в реках. В принципе, это тот самый "разведпризнак", на который надо внимательно посмотреть.

Смотрел я два момента: нет ли  где-то на местности линии соприкосновения империй Махмудова-Козицына (УГМК) и Дерипаски (РУСАЛ), и нет ли признаков слишком тесных связей Квашниной именно с РУСАЛом (в данном случае, территориально это его структура СУБР - Севуралбокситруда)?

И вот что получилось.

СУБР претендовал на Шемур, вокруг которого сейчас устроила основную возню Квашнина.

1999 год. Козицын рассказывает, что СУБР претендовал на медное месторождение в Шемуре, но затем решили отдать его УГМК, а СУБР, у которого медь есть, но все же главный профиль - алюминий встроился в это несколько иначе (картинка кликабельна).



Источники, которые сегодня не имеют отношения к металлургии, но в то время непосредственно участвовали в развитии той ситуации, пояснили, почему произошло именно так: "В 1999 году СУБР как актив не входил в империю Дерипаски. Руководство АлКУра не имело инвестиций для разработки месторождения, не говоря о дальнейших переделах".

Любопытно, что тогда же, в 1999 году, уже проиграв конкурс на Шемур, сотрудник института "СУБР-проект" Евгений Кильянов в газете "Наше слово" №126 от 20.10.1999 года опубликовал негативно-имиджевую статью, смысл которой был в том, что СУБР намного лучше справился бы с Шемуром, нежели УГМК, и что СУБР активно контактирует с ФГБУ "Заповедник Денежкин камень". При этом сотрудник СУБРа многократно хвалил работников заповедника, и одновременно противопоставлял СУБР компании УГМК на классической для провинциальных политтехологов теме "местные лучше неместных".



2018 год. Константин Возьмитель с ностальгией вспоминает, как Шемур хотели отдать СУБРу. И спустя почти 20 лет даже помнит подробности проекта, по которому СУБР намеревался получить Шемур:
///"Я помню проект развития СУБРА, согласно которому реку Шегультан должны были «заковать» в бетонное русло от самого Шемура, чтобы уменьшить водопоступление в шахты. Тогда вода была кристально чистой. А теперь там отрава".///

Т.е., Возьмитель заявляет, что надо было отдать месторождение не плохой УГМК, а хорошему СУБРу - и было бы прекрасно. Правда до этого он рассказывал, что Шемур, по его мнению, вообще нельзя было разрабатывать, но сейчас почему-то решил похвалить СУБР.  Если же предположить, что Возьмитель просто мечтает о закованном в бетон Шегультане - непонятно, что мешает СУБРу заковывать его сегодня. Вряд ли УГМК препятствует заковыванию Шегультана СУБРом на средства СУБРа.

И я стал смотреть - нет ли признаков любви именно Возьмителя к СУБРу?

Оказывается, есть, и очень наглядно.

К примеру, как Константин Возьмитель в своем блоге натурально делает из СУБРа практически героя эпоса. Очень положительного героя:

///А был еще в Городе черный конь. Был он необыкновенно сильным и красивым! С утра и до ночи трудилось его мускулистое тело. Конь любил свою работу, и гордился ею, хоть и была она трудной. Но он знал, что никто, кроме него не сможет выполнить её. Любая работа была ему нипочём, и он с радостью справлялся с нею! И был славный Город сыт, обут и одет.

Чёрный конь - это СУБР, - узнали?///

(с) Константин Возьмитель

А это - так и вовсе прелестно, я считаю. Тоже из блога господина Возьмителя. Значит, ничего страшного, что алюминиевый завод травил город - люди благополучие получали и терпели:

///О Краснотурьинске:
Один был недостаток, - чадящий монстр, алюминиевый завод. Или - "фабрика облаков". Реально, завод делал погоду над всем городом. Бывало, выйдешь на улицу - пасмурно. А за город отъедешь, - ясно, ни облачка. Оглянешься на город - он в облаке. В этом облаке не только пар, там всякой бяки до полна.
И люди знали, дышали и терпели.
Именно завод обеспечивал городу его благополучие.

Я, честно, не думал-не гадал, что производство на заводе будут сильно сокращать, как пишут, - закрывать завод. То есть, до прекращения производства алюминия.
Если бы в девяностых годах от туда не уехали немцы, немцы что-нибудь придумали бы. А сейчас за город страшно. Конечно, завод устарел. Конечно, травил он город и всю округу. Но раки в заводском пруду - водились. ///

(с) Константин Возьмитель

Видите - оказывается, и здесь СУБР это хорошо, и пусть он в окружающую среду выдает не фиалки - зато сколько пользы людям это предприятие приносит. Так что, надо потерпеть.

А вот УГМК в картине мира Возьмителя - ну, может, не совсем уж объект для вымогательства, но нечто близкое.
Это тоже из блога Возьмителя, цитата. Здесь супруг госпожи Квашниной, по-моему, мечтает, я бы сказал простыми словами, "срубить бабла" с УГМК:

///Конечно, если бы всякие там, условно для примера скажем, УГМК, платили за загрязнения в полной мере, либо в хоть какой-то, можно и зажиреть.///
(с) Константин Возьмитель


Кстати, риторика господина Возьмителя часто выглядит довольно антигосударственной. Он ненавидит не только УГМК, но и власти в целом, выделяя почему-то полицию в отдельный объект нелюбви. А СУБРа в этом ряду, естественно, нет.

///Вот браконьер, с одной стороны. УГМК - с друой. А оба - по одну сторону. И там же, на той же стороне - полиция, "власти".///
(с) Константин Возьмитель


Есть и признаки того, что заповедник "Денежкин камень" опекаем структурами РУСАЛа в самых разных, в т.ч. довольно личных для сотрудников заповедника, вопросах.
Например, РУСАЛ (в частности, БАЗ - Богословский алюминиевый завод, входит в структуру РУСАЛа) проводил фотовыставки сотрудников заповедника. И, в частности, выставка содержала фото все того же Возьмителя.
Фотовыставка работ Константина Возьмителя - дело, бесспорно, хорошее, но и в логику необыкновено теплых отношений, на мой взгляд, укладывается полностью (картинка кликабельна):





А, к примеру, Анна Квашнина - гость, привечаемый в новостях СУБРа. Нет, безусловно, медведь  зверь опасный, но факт остается фактом: среди новостей про тепловозы, бокситы и практику студента Горного университета есть и Анна Квашнина с предостережением про медведя:



Я обратил внимание, что в новостях, как бы, только "свои", через запятую:
///В очередной программе телестудии Североуральского бокситового рудника: 1. РУСАЛ начал экспорт бокситов с месторождения Диан-Диан (Гвинея) 2. Проект «Уменьшение длины конвейера» (ПИК) 3. Стажеры помощника машиниста тепловоза в ЦТиШ 4. Первая практика на СУБРе студента УГГУ Евгения Бикбова 5. Приговор фальшивомонетчику 6. Осторожно: медведь! (дир. ГПЗ «Денежкин Камень» Анна Квашнина) 7. Спартакиада СУБРа: легкая атлетика///


"Линия соприкосновения" - шахта СУБРа в Черемухово

Но понятно, что при тех расстояниях, которые есть на севере Свердловской области, надо искать что-то, расположенное неподалеку от заповедника. Именно в таких точках должны быть наиболее видимые и частые контакты.
И, в идеале, надо искать некий "форпост", находящийся в непосредственой близости от Шемура. Если он найдется - уже можно копать глуже, пытаясь понять, чем Шемур может мешать такому "форпосту". Если и эта гипотеза подтвердится (спойлер: пока не знаю), то версия о том, что госпожа Квашнина, возможно, мобилизована структурами РУСАЛа (или скорее местного руководства местных предприятий РУСАЛа) на борьбу против УГМК приобретет материальную основу. Повторюсь: если подтвердится.

И тут мне помог Google. Зайдя в Карты Гугла, я стал смотреть, какие населенные пункты есть неподалеку от "Денежкиного камня".

В принципе, их три: Североуральск (там и офис ФГБУ Квашниной), Черемухово и Всеволодо-Благодатское.

Ну, а далее я просто искал пересечения этих населенных пунктов с заповедником. По Североуральску массив большой, а вот по поселкам...

Взгляните - это Черемухово, по отношению к заповеднику "Денежкин камень":




Это - Черемухово, по отношению к СУБРу:




Это Администрация Североуральска рассказывает:

///а многолетние надежные партнеры Всемирного дня снега в Черёмухово – специалисты из природного заповедника Денежкин камень ///

Шахта СУБРа в Черемухово - градообразующее предприятие для поселка:

///В апреле 1935 года было открыто Черёмуховское бокситовое месторождение[2]. В 1939—1940 годах месторождение было признано перспективным и началась его разработка. К концу 1943 года в посёлке функционировали пекарня, баня, столовая и началось строительство первого жилого дома на улице Калинина.

А сам посёлок был основан 2 апреля 1947 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР[3] после объединения посёлков Черёмушка и Кедровая. В 1960 году было начато строительство бетонной автодороги в город Североуральск. На шахте был построен самый высокий в России копер из монолитного железобетона высотой 65 метра[2].

В 1952 году были открыты капитальные шахты № 8, № 9 и вертикальная шахта № 10 в 1961 году. С развитием бокситовых шахт развивался и посёлок, появляются детский сад № 5 и детский сад № 35. С 1987 по 1997 годы в посёлке появился спортзал, часть улиц Калинина и Ватутина обеспечены газом.///

Ну и вишенкой на торт - фото с того самого Дня снега. Как говорится: "Галантерейщик и Кардинал - это сила!" :

Фото из блога Константина Возьмителя



Итого в сухом остатке

Я считаю, что связи Администрации ФГБУ "Денежкин камень" с руководством СУБРа носят многолетний, устойчивый характер. Отношения переросли из партнерских в почти личные.

На этапе борьбы за Шемур между УГМК и СУБРом Константин Возьмитель, похоже, стоял на стороне СУБРа. Это логично потому, что Возьмитель - местный, он из Североуральска. Уверен, что на той же шахте найдутся какие-то приятели детства Возьмителя.

СУБР для Североуральска - почти религиозное по благоговейности явление, сравнимое с тем, как относятся к УГМК в Верхней Пышме.

Непосредственное, очень близкое соприкосновение СУБРа и УГМК происходит в районе Черемуховской шахты.
Я бы внимательно посмотрел, кстати, не пересекаются ли эта шахта каким-то образом с Шемуром и реками вокруг него. И не оттуда ли, кроме заброшенных отвалов, может, теоретически, идти алюминий.
На Урале очень много карстовых пещер, там целые реки могут ходить непредсказуемо, причем местами даже вопреки внешним уклонам - потому что, под землей свои уклоны.
Но тут надо серьезно разбираться. И, скорее всего, ответ есть у Александра Попова из РосНИИВХ. Он сказал, что мощный поток алюминия был загадкой, но потом разобрались, откуда он, и что это не УГМК.

В контексте связи шахт СУБРа с системой рек, я обратил бы внимание вот на эту часть приведенного выше высказывания господина Возьмителя: "Я помню проект развития СУБРА, согласно которому реку Шегультан должны были «заковать» в бетонное русло от самого Шемура, чтобы уменьшить водопоступление в шахты".
Не говорит ли это о том, что Шегультан связан с алюминиевыми шахтами СУБРа?

Продолжая гипотетические рассуждения, я склонен предполагать, что Квашнина и Возьмитель, вполне возможно, направляются пиарщиками СУБРа в целом, или же руководством шахты Черемуховская.
Вероятная цель такого целеуказания - например, увод внимания общественности от алюминия вообще (чтобы не лезли в вопросы работы СУБРа в принципе), либо, возможно, решение каких-то проблем с УГМК, скрытых от посторонних глаз.

Я также не исключаю, что Квашнину и Возьмителя могут использовать при этом "втёмную", пользуясь их определенной "зацикленностью" на вопросах экологии.

Правда против версии использования "втёмную" и за версию сознательной дезинформации говорит, на мой взгляд, тот факт, что Квашнина, как я вижу, категорически не желает обсуждать алюминий в реках.

А также тот факт, что реки Сарайная, Вагран, Кедровая, Калья и ручей Кедровый, упомянутые в решении Арбитража от 2017 года в контексте загрязнения их стоками именно СУБРа, (причем загрязнения там идут уже, как минимум, лет десять, несмотря на штрафы и публикации в прессе), не являются предметом интереса "эколога" Квашниной.

В общем, тут реально есть с чем разбираться, но я уверен, что только поняв, кто и что загрязняет реки на самом деле, можно выйти на решение проблемы загрязнения.

Закончу на позитивной ноте: в результате того, что "не замечать" алюминий в реках дальше уже становится совсем неприлично, госпожа Квашнина стала несколько менять риторику. В частности, заговорила о том, что, наверное, надо решать проблему с привлечением федеральных ресурсов. Если она имела в виду, что "заброшки" надо рекультивировать силами федералов - я с ней полностью согласен.

Потому что, реки станут нормальными, когда УГМК, СУБР и государство определят, где надо очистные нынешнего производства расширить, а где старое рекультивировать.
А контрпродуктивными для будущего рек (да и просто коррупционными прямо сейчас) я склонен считать действия чиновницы Квашниной и ее "свиты", при которых одна коммерческая структура виновата "во всём", а вторая - чуть ли не Няшный Единорог.

ДОПОЛНЕНО

Фото, присланное нашим читателем из Североуральска. профсоюз горняков России АО СУБР как место сбора подписей против УГМК. С его слов, это объявление висело на стене в городе Североуральске:

СУБР сбор подписей против УГМК.jpeg 2018-11-07 10-48-40.png



Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments