?

Log in

No account? Create an account
Ющук Евгений Леонидович

Ноябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Конкурентная разведка (Competitive Intelligence)

Теги блога "Конкурентная разведка"

Разработано LiveJournal.com
Ющук Евгений Леонидович

Отдаленные районы остаются «черной дырой» для бюджетных средств Минприроды даже после критики Путина


В России давно и остро стоит проблема эффективности расходования бюджетных средств.
Зачастую складывается ситуация, что президент и правительство придумывают здравые идеи
по улучшению качестважизни людей в стране, выделяют на это миллиарды рублей, деньги
распределяются по иерархии госструктур вниз, и по пути куда-то
растворяются.
Часто это связано не с прямым воровством, когда деньги
выводят и забирают, а с тем, что многие чиновники на местах намеренно
загружают себя бесполезной работой, за которую можно формально
отчитаться и списать под нее бюджет. Этим чиновникам тепло, хорошо, они
получают зарплату и ничего не хотят делать.


Когда таких чиновников в стране много, получается неприятная ситуация
— правители вкладывают огромные бюджетные средства в правильные и
адекватные проекты, об этом население читает в СМИ, а потом оказывается,
что деньги налогоплательщиков потрачены, но жизнь лучше не стала.
Поскольку трату денег и отсутствие эффекта видят все, то начинается рост
социальной напряженности. Со всеми вытекающими последствиями — падением
рейтинга президента, падением доверия к властям, митингами,
активизацией либералов и «борцов с коррупцией».


Из-за огромных размеров территории РФ у нас в стране есть множество
маленьких городов и поселков, которые находятся далеко от московского
начальства, и местные чиновники начинают пользоваться этой уязвимостью в
системе госуправления в своих целях. Можно делать бесполезную работу,
получать зарплату из бюджета, а ругать некому, начальство не видит, чем
ты занят.


Одно из министерств, которое работает не просто с маленькими
городами, а с глушью, является Минприроды — потому что леса, реки и
другая природа и есть глушь. При этом природные ресурсы для нашей страны
являются стратегически важными, и управлять ими необходимо. В итоге в
подчинении Минприроды оказывается множество мелких региональных
чиновников, которые давно и четко осознали, насколько далеко находится
московское руководство. Получается классика — в Москве придумали, как
сделать стране хорошо, поставили задачи исполнителям на местах, а вместо
«бомбы» получился «пшик».


Данная проблема у Минприроды настолько выражена, что еще в 2013 году
Владимир Путин на заседании президиума раскритиковал неэффективность
траты средств одной из природных структур:


В.В. Путин: «Это означает, что средства для обеспечения
лесопользования государством были выделены в необходимых объемах, однако
они перераспределялись для выполнения более доходных с точки зрения
освоения, но при этом бесполезных работ в труднодоступных,
малонаселенных районах, где контроль за исполнением практически является
невозможным»


Одним из учреждений, подконтрольных Минприроды, является федеральный
заповедник «Денежкин камень». Он находится в типичной глуши — на севере
Свердловской области, в 500 км от Екатеринбурга и 2000 км от Москвы, где
согласно сайту самого заповедника, сидят контролирующие его органы:



Ранее Интермонитор писал о том,
что про директора заповедника Анну Квашнину жители ближайшего села
Всеволодо-Благодатское говорили в письме Дмитрию Медведеву, что она
«уничтожила основу системы охраны всех заповедных территорий – кордонную
систему» (письмо написали после пожара в заповеднике в 2010 году):


Из письма жителей Всеволодо-Благодатского президенту
Дмитрию Медведеву: «Дело в том, что 2003 году ГПЗ «Денежкин камень»
возглавила Анна Квашнина, которая с первых дней своего директорства
начала разваливать систему охраны заповедника. Будучи совершенно
некомпетентной в вопросах охраны, она увольняла любого инспектора и
любого своего заместителя, который осмеливался спорить с ее мнением. Ну
а, в конце концов, она уничтожила основу системы охраны всех заповедных
территорий – кордонную систему.


Можно предположить, что за 8 лет с момента пожара, уничтожившего 3
тыс га леса и нанесшего бюджету государства ущерб в 17 млрд рублей, были
сделаны правильные выводы, и теперь федеральный заповедник работает как
образцовое бюджетное учреждение. Что федеральный заповедник «Денежкин
камень» на сегодняшний день полностью отрабатывает все функции,
возложенные на него начальством в далекой Москве.


Одна из важных задач заповедника — продвижение науки. Для того и
выделен именно этот кусочек леса и гор, чтобы здесь сохранить флору и
фауну (порой уникальную), и ученые могли проводить исследования. Почти
всегда наука требует смотреть хронологию развития процессов — не просто
сказать, что в моменте ты видишь перед собой, а сравнить, как было год
назад, пять лет назад, десять лет назад. Тогда можно увидеть тренд и
динамику изменений, то есть какие и с какой скоростью происходят
изменения. Также в научной среде часто требуется сравнение не только во
времени, но и в пространстве, например, как меняется соотношение хвойных
и лиственных лесов при движении с юга на север.


Чтобы ученые из исследовательских институтов могли обратиться к
данным, какие были флора и фауна на конкретной территории в конкретном
году — эти данные кто-то должен фиксировать все эти годы. Именно поэтому
заповедники ведут основной научный документ, который называется
«Летопись природы», где фиксируются природные явления (например, в каких
числах встретились первые клещи, когда выпал первый снег), и с годами
собирается большая база данных, которой может пользоваться научное
сообщество.


При всей важности этого документа, на сайте федерального заповедника
«Денежкин камень»  последний раз он был загружен в 2009 году:




Для сравнения, другой федеральный заповедник «Малая Сосьва» на Северном Зауралье опубликовал летопись природы с 1992 года по 2017 год, а не 2006-2009 г, как «Денежкин камень».


При всем этом «Денежкин камень», согласно официальному сайту, имеет
целый научный штат, включающий в себя заместителя директора по науке,
старшего научного сотрудника (который работает по совместительству) и
научного сотрудника. Также в штате есть программист:


Мы не будем давать оценку структуре управления бюджетного учреждения,
где на одного начальника приходится один сотрудник и один совместитель,
но полагаем, что такой штат более чем достаточен для поддержания
научной составляющей, которая на сайте хромает:

Актуальность данных «Тем научных работ» ограничивается 2005 годом


Раздел «Наука» пустой


Из раздела с научными статьями видно, что интерес научного сообщества
к «Денежкиному камню» есть, встречаются публикации даже 1936 и 1959
годов. Однако после 2003 года публикации появляются все реже, и можно
найти буквально единичные публикации от 2007 года.  Научные публикации
2008 года и далее — на сайте отсутствуют.


Редакция Интермонитора официально запросила у «Денежкиного камня»
список публикаций, которые были сделаны сотрудниками заповедника за
последние три года — и мы получили ответ. Оказывается, свежие научные
статьи есть, хоть они и не отражены на сайте. В присланном нам списке
находятся 16 публикаций: восемь за 2016 год, три за 2017 год и пять за
2018 год. В трех публикациях от 2018 года в числе соавторов присутствует
сама Анна Квашнина. В остальных среди соавторов есть научные сотрудники
заповедника Надежда Владимирова и/или Наталья Ливанова. В одиночном
авторстве публиковался один раз Ливанов С.Г. — вероятно, супруг
Ливановой. Точно сказать мы не можем, т.к. на сайте заповедника этот
человек отсутствует, а на официальную просьбу пояснить редакции, кто из
авторов публикаций является сотрудниками, а кто выполнял работу на базе
заповедника — мы ответ не получили. Поэтому остается только
догадываться.


Просмотрев список публикаций, видно, что в основном сотрудниками
заповедника исследуется тематика двух направлений — космический
мониторинг леса и влияние разных факторов на распространение пожаров в
лесах. Также иногда встречаются и другие темы — про распространение
клещей и птиц. То есть нормальные научные темы, имеющие актуальность.


Однако при более пристальном рассмотрении списка публикаций,
возникают вопросы. Например, в официальном ответе «Денежкиного камня»
присутствует статья замдиректора по науке Владимировой, посвященная
вулкану на Камчатке. Нам не понятно, как это связано с научной работой в
заповеднике:


Напрашивается вывод, что наука в заповеднике так или иначе
присутствует, однако понять это человеку, зашедшему на сайт, тяжело.
Если Приокосо-Террасный заповедник выкладывает планы НИР до 2019 года,
то «Денежкин камень» последний раз публиковал Летопись природы 9 лет
назад, а планы НИР мы на нем не нашли вообще. Выходит, что звено
менеджмента хромает, хотя научными сотрудниками деятельность ведется.


Эффективно ли федеральный заповедник «Денежкин камень» распоряжается
государственными деньгами? Выполняет ли возложенные на него функции?
Пусть каждый сделает выводы сам.


Добавим, что есть ряд фактов, которые вызывают отдельное удивление общественности.


Первый факт — что в рабочее время, оплаченное государством, директор
заповедника Анна Квашнина, вместе с двумя сотрудниками заповедника, и на
служебном транспорте, борется с загрязнениями рек, находящихся за
пределами заповедника. При этом по признаниям самой Квашниной,
загрязнений на территории заповедника нет.


Как рассказал газете «Наше слово» старший государственный инспектор по охране территории ГПЗ «Денежкин камень» Д. Емельянов:


«Ехидно называя заповедник зоопарком, жители села Всеволодо-Благодатское подразумевают не заповедную землю, а коллектив …. «


Второй факт — что муж директора федерального заповедника, Старший
государственный инспектор в области охраны окружающей среды Константин
Возьмитель, который получает зарплату от государства, публично размещает
тексты с либеральным контекстом:


После начала скандала заметки Возьмителя оказались удалены с сайтов, но сохранились в кэше и в соцсетях, неподконтрольных ему


Безусловно, в России действует свобода слова, но, вероятно, если
человек не одобряет, что Россия встала с колен (и как следствие,
получила возможность содержать бюджетные учреждения с неплохим,
cтабильно перечисляемым финансированием), то, может быть, ему лучше
пойти в бизнес или в общественники? Странная позиция, на наш взгляд,
быть государственным служащим и критиковать собственное руководство, не
забывая при этом получать от него зарплату.


Третий факт — подозрительно избирательный пропуск туристов на
территорию заповедника. Константин Возьмитель активно высказывался
против доступа в заповедник посторонних людей, и даже говорил резко
против посещения заповедником уважаемым фотографом природы Игорем
Шпиленком:


Возьмитель: «И приезжает туда «Шпиленок» (простите, это
уже нарицательное почти), и показывает всему миру, как там хорошо в
смысле животных, и как их там хорошо фотографировать. И вот какое-то
правительство решает, вот, какой ресурс пропадает! И организует там
территорию, и через три года там миллионы фототуристов фотографируют
природу… Ведь в заповедники прут туристы, со ссылкой на Шпиленка — вот,
почему он везде может, а нам что, нельзя?»


При этом друг директора заповедника имеет доступ на территорию, еще и
не пешком, а на квадроцикле (нам не известно, служебном или своем):


В конечном итоге работа чиновника Анны Квашниной получила конкретную
оценку от мэра города Североуральска Василия Матюшенко. Именно в
Североуральске находится официальный офис федерального заповедника
«Денежкин камень», а сам заповедник — в часе езды от города. Поэтому
Матюшенко не просто теоретизирует, а прекрасно видел то, о чем говорит,
заповедник находится у него «под носом». Слова мэра с пресс-конференции
приводит JustMedia:


«Я вижу, что Анна Евгеньевна озадачена проблемой реки
Шегультан, однако ее не интересует проблема реки Вагран, реки Сарайной.
Сегодня очень много пишут по поводу умершего на реке Шегультан лося. В
прошлом году труп животного был найден на Вагране, и это не вызвало
общественного резонанса. Хотелось бы, чтобы Анна Евгеньевна как
общественный деятель и государственный служащий направляла свою энергию
не на избранные реки, а действовала в рамках служебных полномочий»


В конечном итоге мораль проста. Давно известно, что эффективность
работы каждого предприятия, хоть коммерческого, хоть бюджетного, зависит
от людей, которые трудятся на его благо. В случае бюджетных учреждений
от этих людей зависит эффективность траты бюджетных средств. Вероятно,
если чиновники на местах начнут работать в соответствие с теми
установками, которые «спускаются сверху» и для реализации которых
выделяются бюджетные деньги — Минприроды перестанет быть «черной дырой» в
бюджете РФ, где бюджеты растворяются с такой силой, что на это
указывает сам президент Владимир Путин.

Фото — cardingmaestro.me

Автор: Алексей Самохин.

http://www.intermonitor.ru/trata_budzhetnyh_deneg_denezhkin_kamen/

Подписаться на Telegram канал yushchuk

Comments