Category: наука

Ющук Евгений Леонидович

Россиянам разрешат предъявлять водительские права со своего смартфона

Инициатива внедрения электронных водительских удостоверений сейчас прорабатывается

Россиянам разрешат предъявлять водительские права со своего смартфона. Об этом в интервью ТАСС рассказал глава российской Госавтоинспекции генерал-лейтенант полиции Михаил Черников. Он уточнил, что сейчас инициатива внедрения электронных водительских удостоверений только прорабатывается.

Черников рассказал, что в качестве одного из возможных вариантов реализации данной новации предлагается создание электронной версии водительского удостоверения с его последующей интеграцией в смартфон, которую водитель и будет предъявлять при необходимости.

Глава ГИБДД уточнил, что в случае реализации этого проекта электронное водительское удостоверение станет альтернативой привычному удостоверению. При этом в случае необходимости выезда за границу или желания иметь пластиковое водительское удостоверение его можно будет оформить и в обычном виде, как сейчас.

При этом генерал полиции не стал уточнять точных сроков возможного внедрения электронных водительских удостоверений. Сначала предстоит провести модернизацию задействованного для оформления водительских удостоверений оборудования, а также внести необходимые изменения в действующие нормативные правовые акты, регламентирующие порядок выдачи таких документов, подчеркнул Черников.

Ранее сообщалось, что электронные водительские удостоверения могут появиться уже в 2020 году.

https://www.bfm.ru/news/425755
Ющук Евгений Леонидович

Учёные Горного института не были против работы Уралгидромеди в Полевском. Выходит, и в этом Ферфис и

Учёные Горного института не были против работы Уралгидромеди в Полевском. Выходит, и в этом Ферфис и Бородина солгали полевчанам

Помните, как в видеоролике у Ферфис Бородина рассказывала о том, что, якобы, в Горном университете ученые категорически выступали против подземного выщелачивания в Полевском?

Ферфис с Бородиной там же рассказывали, что не раскроют, кто эти ученые и мотивировали это тем, что специалистов, якобы, преследовали за правду.

Фрагмент этих заявлений – в видео, приведённом ниже, на метке времени 00.33

Это было 1 августа 2019 года.

А за три дня до монолога Бородиной у Ферфис состоялась моя беседа с Валентиной Бородиной, где Бородина – еще не пообщавшись с Ферфис - не упоминала ни о каких преследованиях и свободно называла этих ученых (метка времени 03.52).

Правда при этом Бородина всё равно рассказывала, что ученые Горного института, якобы, в 2002 году написали отчёт, в котором были категорически против подземного выщелачивания в Полевском.

https://youtu.be/LOlDgr4e3cs


Вероятно, в тандеме «Ферфис-Бородина» фейки получаются намного забористее, чем по отдельности потому, что Бородина сочиняет, на мой взгляд, по «научной части», а Ферфис добавляет «креатива» по «гонениям» - в духе: «Объединенный спецназ Моссада и Ми-6, под руководством генерала КГБ на ста машинах преследовал объект по дороге из булочной в общежитие, но девчонки приехали и мы победили, спасибо Жизни за навыки владения чёрным беретом».

На мой взгляд, Бородина и Ферфис по инерции думали, что никто не проверит из заявления - и ошиблись.

Не надо быть великим мастером поиска в Интернете, чтобы найти научный журнал со статьёй тех самых учёных, упомянутых Бородиной, в научном журнале от 2003 года.

Collapse )
Ющук Евгений Леонидович

К каждому иностранному ученому — по конвоиру, а телефон отобрать. Комментарий Георгия Бовта

По одному на встречи не ходить, уведомлять заранее, а после писать отчет: Минобрнауки ужесточило правила общения российских ученых с иностранными коллегами. И хотя документ носит рекомендательный характер, научное сообщество встревожено

Министр науки и высшего образования Михаил Котюков, выступая в Липецке на форуме «Область будущего», прокомментировал появившийся в СМИ приказ возглавляемого им министерства, который вводит новые требования к международному сотрудничеству российских ученых. Котюков назвал эти меры «систематизацией работы по международным проектам», которая нужна в том числе для того, чтобы министерство «видело базу данных и базу контактов». Министр также подчеркнул, что «о каком-то ужесточении речи в этом документе не идет». А на самом деле?

Министр Котюков, говоря, что никакого ужесточения нет, лукавит. От этого документа за версту разит инструкциями времен НКВД. Ряд положений приказа выглядят просто одиозно. Текст, судя по всему, просто переписан с инструкций, регулирующих порядок для носителей гостайны, но теперь рекомендован всем учреждениям, подведомственным Минобрнауки.

Collapse )
Ющук Евгений Леонидович

Российские ученые обеспокоены ужесточением правил общения с иностранными коллегами

В рекомендациях Министерства науки и высшего образования, в частности, есть правила, что о встрече нужно предупреждать за пять дней, а в нерабочее время такие контакты возможны только с разрешения руководства

Для российских ученых ужесточили правила общения с иностранными коллегами. Сканы рекомендаций Министерства науки и высшего образования, разосланных в июле подведомственным организациям, опубликовал в газете «Троицкий вариант» заведующий лабораторией Управления сложными системами Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков.

В частности, о встрече с зарубежными учеными нужно предупреждать за пять дней, предоставив список участников, и на встрече с иностранцем должны присутствовать как минимум двое российских ученых. Кроме того, контакты с зарубежными коллегами в нерабочее время возможны только с разрешения руководства, а после встречи ученые должны предоставить отчет с кратким описанием разговора, приложив к нему сканы паспортов участников.

Более того, у иностранных представителей науки не должно быть при себе никаких записывающих и копирующих информацию устройств при проведении встречи, что порождает вопросы: неужели теперь иностранных ученых надо обыскивать и отбирать у них мобильные телефоны?

Направленный документ носит рекомендательный характер, заявили Business FM в пресс-службе Минобрнауки:

«Направленный документ носит рекомендательный характер и отражает общемировую практику, тенденции и подходы при осуществлении взаимодействия с государственными органами иностранных государств, международными и иностранными организациями. Данные рекомендации направлены, прежде всего, для учета показателей роста международных связей, в том числе в рамках реализации национального проекта «Наука», и ни в коем случае не направлены для осуществления контроля за организациями, подведомственными Минобрнауки России. Отмечаем, что и российские ученые и специалисты сталкиваются с определенными ограничениями и ужесточением при посещении организаций и ведомств за рубежом».

Не опасаются ли в Кремле, что это приведет к изоляции российской науки от мировой? С таким вопросом журналисты обратились к пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову.

Дмитрий Песков
заместитель руководителя администрации президента — пресс-секретарь президента РФ
«Не видел этого текста. Если это выглядит, как вы процитировали, то, наверное, это выглядит как перебор. Конечно, нужно проявлять определенную бдительность, потому что зарубежные спецслужбы не дремлют и научно-промышленный шпионаж никто не отменял. 24 часа в сутки, семь дней в неделю он имеет место и нацелен против наших ученых, особенно молодых ученых. Но это не значит, что мы должны заковывать себя в какие-то правила, которые ни к чему хорошему в итоге не приведут. Тоже поинтересуемся».

В интервью радиостанции «Говорит Москва» заместитель директора Пущинской обсерватории Физического института имени Лебедева РАН Игорь Чашей предположил, что новые правила могут быть связаны со скандалами вокруг ученых, которых обвинили в госизмене.

Во многом приказ отражает уже давно существующие правила, говорит главный научный сотрудник Физического института имени Лебедева РАН Сергей Богачев.

Сергей Богачев
главный научный сотрудник Физического института имени Лебедева РАН
«Этот приказ не создает какую-то новую реальность, в некотором смысле он формализует те условия, в которых сейчас осуществляются наши контакты с зарубежными коллегами. Действительно, к сожалению, некоторые вещи очень сильно заформализованы. В частности, действительно уже сейчас, по крайней мере у нас в институте и вообще, я полагаю, в Академии наук, после встречи с иностранным коллегой необходимо писать отчет об этой встрече с указанием, кто участвовал, вручались или принимались ли какие-то подарки. Перед этой встречей тоже очень много формальностей. Даже процесс получения визы. Я езжу во Францию по научным контактам, и, чтобы получить визу, некий начальник лаборатории, которая меня принимает, пишет со своей подписью приглашение, и мне на этом основании дают визу. К сожалению, чтобы иностранный ученый приехал к нам, все намного сложнее, приходится обращаться в миграционную службу, получение официальных разрешений, очень много сопроводительных писем, то есть контакты сейчас уже очень сложные. Не то чтобы Минобрнауки рушит какую-то систему — в некотором смысле министерство, возможно, пытается каким-то образом это формализовать».

Такие ограничения вызывают неприятные ассоциации, но пока проблем не было, говорит научный сотрудник лаборатории морских млекопитающих Института океанологии РАН Александр Агафонов.

Александр Агафонов
научный сотрудник лаборатории морских млекопитающих Института океанологии РАН
«Приказ я не видел. У нас был по институту приказ, регламентирующий отношения с иностранцами. И все как-то сразу вспомнили даже не советское время, а 37 год. Примерно то же было написано в регламенте, который у нас в институте появился в приказе, но это было где-то уже полгода назад, если не раньше. У нас просто таких контактов нет, мы общаемся, но на всяких конференциях. То есть пока просто не было прецедента, чтобы кто-то приехал из наших коллег и мы с ним встречались в институте. На конференциях пока вроде бы никаких проблем не было».

Против ограничений контактов в ученом сообществе высказался и старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Виктор Надеин-Раевский.

Виктор Надеин-Раевский
старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН
«Ужесточение нормального человеческого общения — это, конечно, страшная вещь. Как ты можешь общаться, если ты сам не даешь какую-то информацию со своей стороны? Это всегда обмен информацией. Другое дело, что ты должен понимать, что можно, что нельзя. Но для этого люди, которые обладают какими-то секретами, дают соответствующую подписку, то есть так или иначе это защищенное общение. И поэтому дополнительно добавлять какие-то санкции — это совершеннейший бред».

Как отмечает «Московский комсомолец», под определение «иностранный ученый» в данном приказе попадают даже россияне, работающие по совместительству в иностранных институтах.

Заведующий лабораторией Управления сложными системами Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков отправил в электронную приемную министерства открытое письмо с требованием отменить приказ. Фрадков указывает, что рекомендации противоречат целям принятого нацпроекта «Наука» создать привлекательные условия для работы российским и зарубежным ведущим ученым.

https://www.bfm.ru/news/421900

Ющук Евгений Леонидович

Мёртвая река и Южный провал вобьют осиновый кол в «честного блогера» Екатерину Ферфис, я считаю. Час

Мёртвая река и Южный провал вобьют осиновый кол в «честного блогера» Екатерину Ферфис, я считаю. Часть 1: Почему и чем бурлит Южный провал?

Я полагаю, что эмоциональный взрыв «честного блогера» Екатерины («Эрики») Ферфис, я бы сказал, протекающий на грани истерики*, мне понятен.

Ведь, по сути, почти всё, что имеет в медийном плане (а некоторые предполагают, что якобы и в материальном тоже) блогер Екатерина Ферфис, связано, прежде всего, с «мочиловом» Уралгидромеди.

И тут приходит Ющук, и начинает последовательно идти по следу Екатерины Викторовны, сравнивая ей заявления с тем, что видит лично и, конечно, с документами. И публично показывает то, что нашел.
Да ещё открыто предлагает площадку для донесения точки зрения Екатерины Ферфис до людей – но с публичной же перепроверкой её информации.

В такой ситуации, кстати, обычно и наступает «Момент истины»: те, кто говорил правду -  с удовольствием показывают документы и фактуру, а те, кто сознательно врал - закатывают истерику.

Я, конечно, теоретически допускаю, что истерика – нормальное состояние певицы, которая к 30-летнему возрасту достигла с гастролями всемирно известной сцены Алапаевска.

Однако, насмотревшись на то, как Екатерина Викторовна обличала Полевскую больницу в «сокрытии смертности и невыдаче направлений в Онкоцентр», а потом оказалось, что ей это поведала больничная уборщица и охранник супермаркета, я склонен считать, что по Уралгидромеди Екатерина Ферфис сознательно лгала полевчанам.

Ну, или, быть может, не сознательно, а просто повторяла за кураторами – не имея квалификации для того, чтобы разобраться в вопросе. Все же, экс-сержант вытрезвителя, пишущий с грамматическими ошибками, это не очень хороший бэкграунд для понимания сложных вещей.
Но тогда может получиться, что через госпожу Ферфис полевчанам, вероятно, сознательно лгали её безусловно грамотные кураторы.


Так вот, в скрываемом от полевчан Отчёте  учёных от 2016 года об экологии Полевского есть большой раздел, посвященный источникам загрязнения Северского пруда.


Любимое место прогулок Екатерины Ферфис.png


Вот, к нему мы сейчас и обратимся, дабы затем в несколько шагов понять, кто и почему виноват в загрязнении южной части Северского водохранилища.

Какие промышленные предприятия могут влиять на Северский пруд?

Прежде всего, посмотрим на водосбор Северского пруда в целом (стр. 21 Отчёта):
Collapse )
Ющук Евгений Леонидович

Основоположника компьютерной науки изобразят на 50-фунтовой банкноте

Лицо британского математика, пионера кибернетики и искусственного интеллекта Алана Тьюринга украсит новую купюру номиналом 50 фунтов. Как ожидается, банкнота с портретом выдающегося английского ученого будет введена в обращение к концу 2021 года, заявил глава Банка Англии Марк Карни.




"Алан Тьюринг был выдающимся математиком, чьи труды оказали огромное влияние на то, как мы живем сегодня. Работы Алана Тьюринга, отца кибернетики, криптоанализа и искусственного интеллекта, а также героя Второй мировой войны, были новаторскими и рассчитанными на долгую перспективу, — сказал Карни. — Тьюринг — гигант, на плечах которого стоят сейчас многие"

Сбор предложений о том, чье лицо должно быть помещено на банкноту достоинством £50, Банк Англии принимал до конца 2018 года. Кандидатуру Тьюринга выбрали из почти тысячи имен, включая физика Стивенга Хокинга, химика Дороти Ходжкин и математика Ады Лавлейс, которая считается автором первой в истории компьютерной программы.

https://hitech.vesti.ru/article/1219079/
Ющук Евгений Леонидович

Логины и пароли пользователей Ozon попали в открытый доступ

Более 450 тысяч адресов электронной почты и паролей пользователей интернет-магазина оказались в сети. Утечка могла произойти еще полгода назад

Более 450 тысяч адресов электронной почты и паролей пользователей интернет-магазина Ozon оказались в открытом доступе в интернете. Утечка произошла еще полгода назад, но компания о ней не сообщала

База, в которой содержатся логины и пароли, на днях была выложена на одном из сайтов, которые собирают утечки данных. Об этом сообщает РБК, в распоряжении которого оказалась копия базы. Агентство проверило около 100 случайных e-mail из этой базы с помощью сервиса Email Checker, все они оказались актуальны, но указанные пароли для входа в Ozon уже не подходят.

Экcперт одной из компаний в сфере кибербезопасности сообщил РБК, что утечка могла произойти еще полгода назад. По его словам, найденная база данных скомпилирована из двух других, оригиналы которых он обнаружил на одном из хакерских форумов в ноябре 2018 года.

https://www.bfm.ru/news/419053
Ющук Евгений Леонидович

В "Денежкином камне" узнали, что, оказывается, даже Сталин не любил бездельников. И расстроились

Надежда Владимирова (зам. Квашниной по науке) пишет:



Зам. по науке! При том, что раздел о науке вовсе исчез с сайта "Денежкиного камня" - после того, как мы стали интересоваться, а какие же, собственно, научные достижения продемонстрировали эти освоители федерального бюджета?





Причем до этого исчезновения с Главной страницы сайта заповедника раздел "Наука" просто пустовал. Но при этом зам. по науке у Квашниной есть и зарплата из федерального бюджета у неё тоже есть.





Ну надо же - какая неожиданность! Оказывается, бездельники не нравились никакой власти!
И только в период безвластия, видимо, про них забывают - о чём они, по сей день, ностальгируют вслух:




Причем наиболее примечателен такой момент: обратите внимание, что Владимирова распинается про "мерзких доносчиков", а вовсе не выкладывает понятный и убедительный список научных успехов, достигнутых в обмен на миллионы рублей, регулярно получаемых "Денежкиным камнем" из бюджета:


Collapse )
Ющук Евгений Леонидович

По доценту Татьяне Николаевне Журавской и профессору Наталье Петровне Рыжовой из ДВФУ. Промежуточное

Сначала предыстория в общем и целом, кратко

Collapse )

Теперь вернемся к сотрудникам ДВФУ Журавской Татьяне Николаевне и Рыжовой Наталье Петровне


Ранее эти уважаемые дамы в истории с расследованием деятельности руководства государственного бюджетного учреждения "Заповедник Денежкин камень" замечены не были.
Они появились в момент раскрутки той самой, как я считаю, провокации руководителя бюджетного учреждения Анны Квашниной и ее пиарщика Роберта Карапетяна про фейковый "кибербуллинг".

Само по себе появление преподавателей университета, скорее, является положительным моментом, т.к. они, теоретически, должны уметь объективно разбираться  ситуации. Но это - если рассуждать абстрактно.

Конкретно же в данной ситуации мне показалось, что профессор ДВФУ Наталья Петровна Рыжова отнеслась к ситуации не как объективный исследователь, а предвзято. И, на мой взгляд, профессор ДВФУ Наталья Рыжова демонстрировала здесь двойную мораль: её оценки были, я считаю, однобокими. Например, она называла "доносами" обращения в контролирующие органы, но не все обращения, а только наши.
А вот просьбу дать оценку таким обращениям руководства государственного бюджетного учреждения она оставила без удовлетворения. В тот момент она мотивировала нехваткой времени разобраться в вопросе, однако прошла уже неделя, госпожа Рыжова активно комментировала этот кейс, но чем наши "доносы" отличаются от "недоносов" госпожи Квашниной так и не пояснила нам, несмотря на официально заданный вопрос.
Такое поведение в конфликте, в принципе, обычное дело для ангажированных одной из сторон конфликта лиц. Но вот для настаивающего на этичности исследователя, на мой взгляд, это нехорошо.

Впоследствии - когда мы прямо заявили о том, в чем поведение госпожи Рыжовой, на наш взгляд, отличается от реакций объективного, неангажированного исследователя, в аккаунте госпожи Рыжовой мы увидели, на мой взгляд, косвенное подтверждение тому, что ее целью было "заставить нас замолчать".
Я склонен расценивать такое заявление как вероятную попытку воздействовать на журналистов, чтобы те прекратили свое расследование деятельности начальства государственного бюджетного учреждения (о том, что в нашем официальном обращении были за "грязные намёки", как выразилась госпожа Рыжова, мы поговорим отдельно - когда получим, или не получим от госпожи Рыжовой пояснения по заданный ей вопросам):



Но вернемся к развитию кейса. Госпожа Рыжова некоторое время присутствовала в беседе одна, а затем позвала в эту историю доцента ДВФУ Татьяну Николаевну Журавскую, которая позиционировала себя в данном случае как социолог.

Татьяна Журавская, на мой взгляд, продемонстрировала, что она не разобралась в должной степени в законодательстве о персональных данных, о вмешательстве в частную жизнь. Кроме того, по моему мнению, госпожа Журавская путает интелектуальную собственность операторов персональных данных  и персональные данные субъектов персональных данных (тут, скорее всего, сказывается непонимание ею алгоритмов работы баз данных и работы парсеров по этим базам).

Кроме того, насколько мы поняли из ряда комментариев этих дам, они не очень хорошо ориентируются и в работе социальных сетей: например, госпожа Журавская, как я понял, была не в курсе, что в ветке забаненных пользователей Фейсбука не видны никакие комментарии. Некритичное незнание, однако мешающее разобраться в ситуации.

Такого рода мелочей набирается немало и они, я думаю, могут оказать влияние на оценку ситуации.

В принципе, нет ничего критичного в том, что специалист по трансграничной экономике, имеющая гуманитарное образование и не очень хорошо ориентирующаяся в соцсетях, не знает, как устроена работа баз данных и законодательство о персональных данных. Там ничего особо сложного нет, разобраться недолго.
Но, если такой специалист начнет делать выводы, основанные на ошибочных интерпретациях реальности, да еще называть это наукой (ну, вдруг такое произойдет) - думаю, это может стать критичным.

Однако я понимаю, что могу ошибаться, если буду домысливать за наших визави нюансы их поведенческой активности. Поэтому наша редакция направила им вопросы, позволяющие прояснить ситуацию - дабы, максимально объективно донести ее до общественности.

Тем более, что госпожа Рыжова декларировала, что она желает публичности в данной истории.

К сожалению, ответов мы пока не получили.

Кроме того, учитывая что госпожа Журавская декларировала желание разобраться с ситуацией как ученый-социолог, и сообщала, что именно наши поведенческие реакции вызвали у неё профессиональный интерес, мы вчера прямо предложили ей сделать это в контакте с нами.
Ведь даже неспециалисту в социологии понятно, что никто лучше, чем мы сами, не сможет пояснить мотивы наших действий и алгоритмы принятия нами решений.


Вот письмо, которое я направил в адрес госпожи Журавской вчера:

Здравствуйте, уважаемая Татьяна Николаевна.

Прочитал в Фейсбуке Вашу идею сделать научную статью о нашему с Вами кейсу. Мне эта идея кажется интересной.

Как мне кажется, наблюдая за развитием ситуации, Вы, будучи преподавателем-теоретиком, столкнулись со сферой жизни, к которой ранее не имели отношения.
Здесь и иная, нежели научные исследования, область практики, и нормативные акты, которые для Вас оказались, на мой взгляд, непонятными, и ряд других моментов.

У меня также сложилось стойкое мнение, что Вы оказались втянутыми в чужой конфликт, о чем Вас не предупредили те, кто втягивал.
Причем втягивали Вас, на мой взгляд, по разным причинам, но в целом – как своего рода «пушечное мясо».

Другой вопрос, что Вы, позиционируя себя как ученый, безоглядно и не разбираясь влезли, так сказать, в чужую драку. Да еще на стороне тех, кто высказал агрессивные намерения.
Полагаю, что это недочёт в Ваших действиях.

На мой взгляд, не может быть оправданием, что Вы «просто рассуждали об этике». Невозможно «просто рассуждать» вне контекста ситуации, да еще по сферам жизни, не имеющим отношения к академическим исследованиям.
Скорее всего, это недочет произошел от недостатка у Вас практического (а не академического) опыта, что нередко характерно для «карьерных» преподавателей.

Но, так или иначе, позиции постепенно проясняются, пусть и не самым приятным, возможно, для Вас образом – по крайней мере, на начальном этапе.

Моё предложение: давайте, сделаем этот материал в контакте друг с другом?
Вы в результате получите полную картину – которую, без понимания реальной ситуации и понимания моей позиции составить не можете (это уже очевидно из Ваших мыслей вслух).

А я, в результате, получу возможность принять участие в том, чтобы социологи составили картину не из домыслов, созданных на основании пропущенных через их жизненный опыт выводов, а на основании полного понимания грани жизни, которая существует, независимо от нашего с Вами отношения к ней – т.е., объективно.

Оба мы выиграем в итоге. Потому что, Вам не придется тратить время на написание работы по истории, в которой Вы не разобрались на данный момент. А мне не придется затем публично показывать, как Вы в этом не разобрались и в итоге выдали “на-гора”  результат из области “Сферического коня в вакууме” – т.е., возможно, научно обоснованный, но не соответствующий действительности, а потому бесполезный.

Как Вы на это смотрите?

P.S. Неприменительно к этому моему предложению, полагаю, Вам будет интересно взглянуть переписку «затравленного» совершеннолетнего Фомы с полиграфологом, которая его «затравила». Просто скриншоты посмотрите – я их с её разрешения опубликовал:

https://yushchuk.livejournal.com/1064495.html

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор сетевого издания Интермонитор
тел.
+7-950-641-06-09


Ответа также пока нет, но это и нормально: в отличие от первых вопросов, это предложение было направлено госпоже Журавской совсем недавно.

Жду ответов (или неответов) доцента ДВФУ Татьяны Николаевны Журавской и профессора ДВФУ Натальи Петровны Рыжовой по заданным им вопросам. Моя электронная почта у них есть, мой номер телефона указан в письмах.
У них нет проблем ответить по существу и прояснить непонятные моменты.

В зависимости от того, как они себя поведут, на мой взгляд, станет понятно - кто из них, возможно, оказался здесь по велению сердца, так сказать - поверив на слово одной из сторон инцидента.
А кто, быть может, сознательно решил ввязаться в чужой конфликт в качестве его участника на одной из сторон, имея в этом какой-то интерес.
А кто правда хочет понять новые для него грани действительности и объективно разобраться в них - как и положено добросовестному ученому.
Заодно проясним ситуацию с добросовестностью, этичностью и объективностью научных деятелей ДВФУ в данном случае - причем на практике, а не на словах.

О развитии ситуации буду информировать.

Ющук Евгений Леонидович

"Как две научные дамы сходили на войну. Под руководством типографа". Систематизирую выводы

Раньше я поражался двум явлениям.

Во-первых, тому, как себя ведут в конфликтах малограмотные люди - не имеет значения, экс-сержант вытрезвителя это, или типограф, женатый на собственном директоре и занявший важный пост в госструктуре под ее руководством.

Объединяет этих людей, на мой взгляд, одно качество: они полагают, что наглость - залог успеха. Потом обнаруживают, что заблуждались, но все мосты к тому времени сожжены ими дотла и остаётся, разве что, страдать на обочине.

Во-вторых, тому, как люди со Светлыми лицами (как правило, они относятся к так называемой либеральной общественности) страдают двуличием. Точнее, они как раз не страдают, они так живут. Страдают окружающие.
К примеру, обращение в правоохранительные и надзорные органы по этим гражданам это "фу" и "донос".
Но их обращения это не "фу" и не "донос", а очень правильное, очень нужное дело.
Это у них практически всегда.
В общем, анекдот: "А нас-то за шо?", - для них вовсе не анекдот, а регулярно повторяющаяся в ощущениях реальность.

Но на днях нарисовался третий момент, удививший меня.

Две преподавательницы ДВФУ (Дальневосточного федерального университета) отправились на войну. На информационную. Сами пришли и, я бы сказал, настаивали, чтобы их считали участником, а не случайно забежавшими на поле боя зеваками.
А то, что они целенаправленно предполагали акт агрессии, направленный на подавление воли оппонента к сопротивлению, они, на мой взгляд, признали сами. А потом они же удивились, что на войне противник вовсе необязательно убегает. Меня такая непоследоватеьность научных дам, признаться, очень удивила.

Ну, правда странно, на мой взгляд, сначала требовать публичности и артикулировать планы атаки, а затем, получив ту самую публичность, заявлять: "Мы терпим информационную атаку".
Нет, я допускаю, что они предполагали какую-то иную публичность, но кто им доктор, если они планирование провалили и сами полезли на рожон?
Упорно лезли, надо сказать, и отказывались хотя бы просто разобраться в ситуации для начала, а уже потом атаковать одну из сторон.

Неприменительно к этим уважаемым в их коллективе дамам, могу напомнить шутку, ходящую по просторам Интернета: "А вы думали, вас в попу целовать будут? В попу, может и будут. Но не целовать". Повторюсь: к конкретным дамам, тем более в буквальном смысле, эта прибаутка отношения, безусловно, не имеет. Хотя бы потому, что её авторы, как и подавляющее большинство населения России, не знало об их существовании. Просто возникает почему-то такой вот ассоциативный ряд, глядя на ситуацию.

И тут у меня возник вопрос: вот, две преподавательницы - одна профессор, другая доцент. Писали диссертации, говорят правильные вещи о том, что, мол, надо комплексно вникать в проблему. И правда - надо. Разведка, кстати, для того и существует, чтобы не вслепую соваться в потенциально опасные места.
И вот они, так сказать, "поправив корону", влазят в чужую драку. "Гнут пальцы", так сказать, преисполненные собственной академической значимости (по крайней мере, мне так показалось). Не замечают, что их опрашивают и при этом неоднократно дают им возможность одуматься и просто уйти.
Закончилось это тем, что они, по сути, начали угрожать атакой.

В итоге закономерно получают контратаку и очень конкретные официальные вопросы, под общим смыслом: "Что вы делаете в конфликте, происходящем в 7 часах на самолете от вас? Чем мотивированы? Почему не намерены вникать в ситуацию (вопреки собственным заявлениям о необходимости всестороннего изучения проблемы), но при этом "мнение имеете"? Почему угрожаете журналистам и пытаетесь на них давить"?

И затем расстраиваются. Говорят о том, что они, оказывается, чуть ли не жертвы. А попутно признаются, на мой взгляд, в том, что имели планы именно надавить на журналистов (и, похоже, даже не заметили этого признания).
Да уж. Сходили на войну...

Мне это напомнило известную сцену из фильма:



Но это не самое главное, а просто интересное. А главное вот что: похоже, что под руководством типографов даже граждане с учеными степенями могут прийти только к результату типографов. Не наоборот.

Этот феномен заслуживает тщательного изучения. Может быть, дамы даже потом (когда решат, что уже, пожалуй, навоевались) этим и займутся.


P.S. Кто не в теме, по мотивам каких событий написаны мои размышления, гляньте эти материалы:
Collapse )