Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Ющук Евгений Леонидович

Кредит на конституцию. Какими будут отношения Лукашенко и Кремля

Лукашенко будет торговаться, даже находясь в сегодняшнем углу. Вместо обещаний уступок он будет доказывать Кремлю, что спасает страну от антироссийского бунта и танков НАТО под Смоленском. А эти услуги достойны оплаты сами по себе. В ответ он продолжит слышать обидно звучащие намеки про то, что пора постепенно уходить

От белорусских выборов ждали, что их единственным и неоспоримым победителем будет Россия. В ответ на резкую политизацию общества Александр Лукашенко все лето наращивал репрессии. Кульминацией стал жестокий разгон протестующих сразу после голосования, который отбросил отношения с Западом на много лет назад.

Такое развитие событий, по всем прогнозам, должно было толкнуть Минск в объятия Кремля, получавшего карт-бланш на белорусском направлении. На первый взгляд примерно так все и произошло.

Но в реальности белорусский политический кризис оказался намного глубже, чем предполагалось в самых смелых прогнозах. Международная и внутренняя легитимность Лукашенко подорваны сильнее, чем было бы комфортно любому из его оставшихся внешних партнеров.

Разговор неравных

Лукашенко готовился к встрече с Путиным несколько недель. Запад снова занял место главного врага; для убедительности белорусских десантников даже перебросили на границу с Польшей. Оппозиция в речах Лукашенко опять стала русофобской и работающей на США, хотя еще в начале августа за ней стояли российские кукловоды.

Сами протесты власть пыталась прекратить, повышая градус репрессий каждую неделю. Вновь сотни задержаний, водометы и светошумовые гранаты. Силу стали применять к женщинам на улицах. Лукашенко хотел приехать в Сочи как лидер, уже победивший бунт у себя дома.

Но не получилось. Региональный размах протестов уже не такой, как месяц назад – протестуют люди примерно в десятке, а не в десятках городов. Но на воскресную акцию в Минске, главный термометр протестного движения, выходят стабильные 100–150 тысяч человек. В пересчете на население Москвы это значило бы выход на улицу до миллиона человек каждую неделю.

Сама встреча прошла без делегаций – президенты общались больше четырех часов один на один. Совместного заявления по итогам не было. Конкретный итог один – Путин еще перед началом беседы пообещал Лукашенко кредит на $1,5 млрд.

Это существенная, хоть и не ошеломляющая поддержка. Примерно столько же белорусский Нацбанк потратил за август, когда гасил панику на валютном рынке.

Скорее всего, живые деньги в Минск не дойдут либо почти не дойдут. Белорусским властям до конца года нужно рефинансировать свои платежи по другим кредитам более чем на $1 млрд, в основном – Москве, и заплатить больше $300 млн долга «Газпрому».

Подчеркнув важность этой темы, Путин начал свое вступительное слово с того, что поддержал план Лукашенко обновить конституцию. Все понимают, что это прелюдия к транзиту власти. Сам Лукашенко в интервью российским журналистам неделю назад допустил досрочные президентские выборы после принятия новой конституции в ближайшие пару лет.

Как и раньше на встречах в Сочи, Лукашенко много говорил про то, что друзья познаются в беде и что в экономике «со старшим братом надо держаться теснее». Теперь это больше, чем дежурная любезность – мосты к дружбе с Западом и фирменному балансированию у Минска при нынешней власти сожжены.

По понятным причинам белорусский и российский президенты никогда не разговаривали между собой как равновеликие политические фигуры. Теперь неравенство усугубилось тем, что оба понимают, кто в комнате хромая утка, а у кого в руках весь корм.

Непривычная временность

Тем не менее не стоит торопиться с выводом, что Путин получил себе удобного партнера, который будет делать все, что ему скажут в Москве. Более того, далеко не любую уступку у Лукашенко теперь вообще есть смысл требовать.

Из-за белорусского кризиса из отношений Минска и Москвы вслед за доверием ушли горизонты планирования. В запасе у сторон уже не вечность, к которой привыкли пожизненные автократы.

Это значит, что сейчас принуждать слабого Лукашенко к глубокой интеграции – не менее рискованная затея, чем уговаривать сильного. Заставляя его, например, подписать дорожные карты, Путин создаст больше проблем, чем получит гарантированных выгод.

Увидев, что Лукашенко сдает страну, массовый белорусский протест из продемократического получит привкус национально-освободительной борьбы. Про устойчивое пророссийское большинство среди белорусов в таком случае можно будет забыть.

Выбирая между симпатиями к России и неприязнью к Лукашенко, средний белорус выберет вторую, более сильную эмоцию. Вписавшись за правителя, надоевшего, судя по всему, большей части общества, Москва не улучшит его образ в глазах белорусов, а испортит свой.

Видимо, понимая этот риск, Дмитрий Песков попытался смягчить эффект от поддержки Лукашенко и после переговоров в Сочи заявил, что Москва ценит и любит всех белорусов – как согласных с результатами выборов, так и несогласных.

Еще важнее то, что снизилась ценность подписи Лукашенко. Самые важные из дорожных карт, вроде единого налогового кодекса, даже в оптимистичном сценарии рассчитаны на год-два реализации.

Если Лукашенко сможет укрепить свои позиции в стране, то он сразу откажется от углубления интеграции так же незатейливо, как сменил внешнего врага на этих выборах с Запада на Россию, а потом обратно на Запад. Если же Лукашенко будет слабеть у себя дома, то он может просто не успеть реализовать такие амбициозные планы.

Есть проблемы и с международной легитимностью. Любые сделки, которые заметно ограничат белорусский суверенитет, скорее всего, не будут признаны на Западе. Из-за этого белорусский протекторат рискует превратиться в большой Крым, изолированный санкциями от мировой торговли и инвестиций, – то есть намного большую гирю на шее российского бюджета, чем в годы пиковых субсидий.

Поэтому, если Москва захочет получить что-то осязаемое взамен на свою поддержку Лукашенко, эти уступки должны быть оперативными – чтобы их нельзя было заболтать в процессе и чтобы белорусский президент точно успел их сделать.

Здесь речь может идти о приватизации каких-то привлекательных белорусских активов вроде нефтеперерабатывающих и оборонных заводов или громадного калийного комбината «Беларуськалий».

Учитывая, что на всех этих предприятиях были попытки забастовок, а на одном из них – Минском заводе колесных тягачей – Лукашенко лично услышал от рабочих громкое «Уходи», он может быть уже не так психологически привязан к этим активам.

Другой вариант предложил сам Минск. Чтобы отомстить Литве за то, что она первой ввела санкции и уже официально называет Лукашенко «бывшим президентом», он поручил перенаправить белорусский транзит из литовских портов в российские. Это дороже для Минска, но Москва вполне может дать скидку на тарифы, чтобы привязать белорусскую экономику к себе еще плотнее, чем сегодня.

Можно опять потребовать у Лукашенко впустить в страну российскую военную базу, раз уж Минск и так похоронил образ нейтрального донора стабильности в регионе. Но эта тема в эмоциональное время может иметь внутри страны такие же последствия, как и форсированная интеграция. Подозрения в том, что Лукашенко завозит в страну «зеленых человечков», мобилизуют протестующих.

Нельзя сказать, что Кремль сильно переживает из-за их настроений. Российская власть, как и белорусская, склонна преуменьшать субъектность уличных масс и вместо этого заниматься поиском их истинных, почти всегда – зарубежных хозяев и вдохновителей.

Но даже в этой картине мира еще большая, чем сейчас, дестабилизация противоречит интересам как Лукашенко, так и Путина. А она неизбежна, если в Москве победит соблазн взять собеседника тепленьким. Какую бы оторванность от реальности ни приписывали Кремлю, этого там не могут не понимать.

Ювелирная работа

Для Москвы идеальным сценарием, на который она и будет работать, стала бы бескровная стабилизация ситуации руками Лукашенко, а затем плавный и согласованный с Кремлем транзит власти в сторону более горизонтальной модели.

Так Москва сможет не замыкаться на одном Лукашенко или его преемнике, запустить понятные схемы влияния на белорусскую политику – через лояльные партии, отдельных силовиков, чиновников и политиков, контроль секторов белорусской экономики и финансовых потоков без права вето у всевластного президента.

Но дьявол в деталях. Никто не знает, что думает Лукашенко об этом плане. Хочет ли он вообще уходить по-быстрому, или разговоры о новой конституции и досрочных выборах – попытка выиграть время и расколоть оппонентов? Как будут меняться его планы, если протесты выдохнутся? Готов ли он советоваться в деликатном вопросе транзита власти с Москвой, которой он по-прежнему не доверяет?

Судя по всему, стороны будут выяснять эти отношения, как обычно, в экономике. Санкции Запада и недоверие белорусов к институтам власти резко снизят инвестиционный потенциал белорусской экономики. Про экономический рост при Лукашенко без масштабных и регулярных вливаний из-за рубежа можно забыть. Как и раньше, стране нужна ежегодная внешняя подпитка на $3–5 млрд, но для Лукашенко закрыты мировые рынки заимствований. Единственная надежда на Россию.

Но Лукашенко будет торговаться, даже находясь в сегодняшнем углу. Вместо обещаний уступок он будет доказывать Кремлю, что спасает страну от антироссийского бунта и танков НАТО под Смоленском. А эти услуги достойны оплаты сами по себе. В ответ он продолжит слышать обидно звучащие намеки про то, что пора постепенно уходить.

Москве придется вести этот диалог без резких движений. Если белорусская номенклатура или общество почувствуют, что Лукашенко остался без поддержки России, это быстро может добить его режим. Но такого обвала Кремль тоже не хочет допустить, пока не имеет других надежных партнеров в белорусской правящей элите или в оппозиции.

Понимая важность этой монополии на контакт, Лукашенко продолжит блокировать сепаратные переговоры номенклатуры с Москвой, громить структуры и сажать всех возможных лидеров оппозиции, чтобы другого собеседника Россия не смогла найти, даже если захочет.

Из перезревшего яблока, которое должно было само упасть в руки Москвы, белорусский режим становится все больше похож на токсичный актив, с которым так же непросто вести дела, как и избавиться от него.

Если Лукашенко удастся пережить в кресле острую фазу протестов, Москве придется аккуратно подбирать и дозировать свои пряники и кнуты, чтобы загнать белорусского президента туда, куда ей нужно, не допуская его резкого ослабления или усиления. Это требует от российской власти постоянного внимания и понимания белорусской ситуации.

Но политика Кремля на постсоветском пространстве не богата примерами такой ювелирной работы. Создавать и замораживать конфликты – это один талант, совсем другой – курировать упорядоченный транзит в стране, где, несмотря на один язык, у Москвы нет надежных опор.

https://carnegie.ru/commentary/82697
Ющук Евгений Леонидович

После интервью Лукашенко, на мой взгляд, понятно, что...

После интервью Лукашенко, на мой взгляд, понятно, что жители Беларуси считают его президентом (т.е. крупным госчиновником, которого можно переизбрать), а он считает себя хозяином Беларуси, а людей - кем-то, вроде крепостных.
Ну, т.е. он их называет "мои дети", только эти "дети" его своим "папой" вовсе не считают и поэтому, более всего это напоминает отношения барина и крепостных.

На мой взгляд, Лукашенко просто неадекватен. Что с таким "партнером" делать России - тоже до конца непонятно. Видимо, объективно необходимо удерживать его в абсолютно нестабильном состоянии - иначе он опять на шею садиться будет и самодурство демонстрировать.

Ющук Евгений Леонидович

Интервью Александра Лукашенко российским журналистам



00:00:00 Видео интервью
00:00:47 О текущей ситуации, стабилизации обстановки и странах, влияющих на Белоруссию извне.
00:03:56 О Координационном совете, оппозиционерах и задержании Марии Колесниковой.
00:09:57 «С "кем-либо" президенты не ведут переговоры»: о переговорах с оппозицией.
00:16:12 С кем в текущей ситуации Лукашенко готов вести диалог.
00:18:53 Об основных изменениях в Конституцию и досрочных выборах президента.
00:23:59 Появление вместе с сыном с автоматами: что это было?
00:29:14 О реальном влиянии Интернета и Telegram-каналов, воспитании молодежи, а также – о ситуации на производствах, где проходили массовые митинги.
00:45:03 Президент для всех: о результатах выборах и тех, кто голосовал за других кандидатов.
00:48:45 Задержание 33 мужчин на границе: была ли провокация?
01:00:21 О поддержке Украины и украинцев.
01:03:07 О более тесной интеграции с Россией.
01:13:46 «Их мало»: о внешних причинах дестабилизации в Белоруссии.
01:15:37 «Наверное, я все-таки пересидел»: о внутренних причинах недовольства.
01:25:23 Об агрессии к протестующим, дубинках и омоновцах.
01:36:40 «Как бы вы ни хихикали над этим»: о перехваченном разговоре, мемах, цветочках и ягодках.
01:40:52 О Белоруссии и Лукашенко: почему белорусы голосуют за действующего президента.
01:44:11 О самом главном в жизни.


Про избиения российских журналистов на Окрестина:

Ющук Евгений Леонидович

Т.е., ничего Лукашенко не собирается делать, по-видимому - ему и так хорошо

"Я готов продолжать интеграцию с Россией — но после того, как реально заработают уже существующие институты Союзного государства" (с) Лукашенко

Т.е., ничего он не собирается делать, по-видимому - ему и так хорошо.
Один вопрос остаётся: дадут ли ему так себя вести, или всё же будут корректировать?
Ющук Евгений Леонидович

В связи с неоднократными вопросами о том, что я думаю о развитии ситуации с Лукашенко

В связи с неоднократными вопросами о том, что я думаю о развитии ситуации с Лукашенко - вынесу из комментов сюда.

Шатать его выгодно Путину, на мой взгляд. Нестабильный Лукашенко, которому закрыт путь на Запад - идеальный партнер для дальнейшей работы с ним.
Думаю, что в итоге восприятие самого Лукашенко внутри Беларуси будет меняться, как и подход Лукашенко к внутренней политике.
В итоге наступит некий баланс, устраивающий всех. А потом его сменят.
В сухом остатке: он ляжет под Россию - во внешней политике (причем необратимо и реально, а не на словах) и далее править как самодур не сможет - во внутренней политике.
Ющук Евгений Леонидович

Минск, сегодня

TUT.BY. Минск. Этот таймлапс за 20 секунд показывает полтора часа, за которые колонна, движущаяся по проспекту Победителей, не останавливалась ни на секунду. Видео помогает лучше понять масштаб сегодняшнего марша.



Минск. Сегодня.
Атмосфера у оцепления возле Дворца Независимости.

Ющук Евгений Леонидович

Сайт МВД Беларуси взломали — и добавили Лукашенко в список разыскиваемых

На сайте МВД Беларуси появилась информация о розыске Александра Лукашенко и министра внутренних дел Юрия Караева. Скриншоты опубликовали «Наша нива» и «Белсат».



На сайте указано, что Лукашенко и Караев обвиняются в «военных преступлениях против белорусского народа». Лукашенко также обвинили в «узурпации власти».

Очевидно, сайт МВД был взломан. На момент написания новости он не открывался.



https://meduza.io/news/2020/09/04/sayt-mvd-belarusi-vzlomali-i-dobavili-lukashenko-v-spisok-razyskivaemyh
Ющук Евгений Леонидович

Абхазия на стероидах. Какая стратегия у Кремля в Белоруссии

Лучшим вариантом для Кремля было бы превращение Белоруссии во что-то вроде Абхазии на стероидах. В Сухуми протесты бывают через день, президенты меняются часто и непредсказуемым образом, но этот избыток демократии не волнует Кремль, потому что абхазская внешняя и оборонная политика управляется из Москвы

Выдержав небольшую паузу после начала белорусского кризиса, Россия однозначно заняла в нем сторону Лукашенко. Его поздравляют с победой, защищают от западного вмешательства и обещают полицейский резерв против протестующих, которых списали в цветную революцию и правый сектор. Между странами пошел активный обмен визитами, а дальше, скорее всего, последует очередная порция российской помощи для белорусской экономики, переживающей нелучшие времена.

Кажется, что скоро все снова заживут по-прежнему. Запад опять назначит Лукашенко последним диктатором Европы. Сам он забудет о геополитических экспериментах и вернется в образ младшего брата Кремля. А Россия продолжит спонсировать союзный режим, чтобы уберечь свой западный фланг от прихода к власти антироссийской оппозиции.

Однако глубина нынешнего кризиса и многолетние мытарства Москвы с Лукашенко до того подсказывают, что Кремль вряд ли устроит такой вариант. Для российского руководства ситуация выглядит слишком выигрышной, чтобы довольствоваться простым восстановлением статус-кво. Конечно, дело вряд ли дойдет до аннексии Белоруссии, как опасаются некоторые. Но Кремль, по всей видимости, постарается использовать момент так, чтобы в перспективе Лукашенко перестал быть единственной и незаменимой опорой российского влияния в Белоруссии.

Историческая удача

Белорусский кризис 2020-го разворачивается для Кремля несравнимо удачнее, чем украинский 2014-го. Тогда, пока Нуланд угощала протестующих печеньем, а те в дыму штурмовали административные здания, Москве под градом валившихся на нее событий приходилось спешно менять стратегии с одной на противоположную: то выписывать Януковичу миллиардные кредиты последней надежды, то двигать полки в Крым.

Совсем другой расклад сейчас в Белоруссии – тут, наоборот, все зависит от решения Москвы. Вашингтон слишком погружен в хаос последних месяцев президентского срока Трампа, чтобы отвлекаться на борьбу за свободу народов Восточной Европы. ЕС разделен пандемией и ее экономическими последствиями, да и вообще подустал от обязательств на постсоветском пространстве. Внутри Белоруссии Лукашенко дискредитирован, а его госаппарат пребывает в растерянности, не зная, на кого ему теперь полагаться. Наконец, белорусская оппозиция раскидана между Вильнюсом, Варшавой и Минском – без ясных лидеров и структуры она вряд ли способна на быстрые и эффективные действия.

Один только Кремль, как всегда, мобилизован и располагает немалыми ресурсами, чтобы попробовать осуществить свою давнюю цель – привязать к себе Белоруссию так надежно, чтобы больше не пришлось беспокоиться о том, что она может уйти на Запад.

Многое в этом направлении уже сделано. Запад исключен из урегулирования белорусского кризиса, его участие в происходящем сведено к заявлениям о солидарности с протестующими. Из инструментов давления на белорусский режим пока обсуждаются только персональные санкции, причем туда даже не стали включать самого Лукашенко. Белорусский лидер наотрез отказался от любого посредничества и диалога и вместо этого завел на его потенциальных участников дело о попытке захвата власти.

Чтобы не возникало ненужных искушений, контакты Минска с Западом теперь идут через Москву. Когда Меркель попыталась донести свою позицию до Лукашенко, ей пришлось делать это через Кремль, которому виднее, что и как следует передавать белорусскому руководству.

Параллельно российские специалисты направляются в ключевые структуры белорусского режима: чтобы заменить тех, кто выбыл, и помочь советом тем, кто остался. Лукашенко, человек редкой искренности, сам признает, что в белорусских госСМИ теперь появилось немало людей из России. Хотя и без его признаний трудно не заметить, как в белорусской пропаганде трогательный официоз сменился куда более эффективными нарративами абсолютного цинизма.

То же самое касается и борьбы силовиков с протестом. Там, где раньше царил эмоциональный лукашенковский разгон с поголовными арестами и избиениями, теперь идет знакомое взятие измором. Большие митинги никто не трогает, зато потом людей задерживают по одному, вызывают на допросы, заводят дела. Все, чтобы доходчиво объяснить, что устроить праздник непослушания на пару часов митинга, конечно, можно, но потом за это придется расплачиваться – уже не в толпе, а один на один с махиной репрессивного аппарата.

И пропаганда, и силовые структуры важны для удержания власти не меньше, чем собственная налоговая политика или эмиссионный центр. Раньше в Москве не могли и мечтать о том, чтобы Лукашенко пустил их в эти деликатные сферы. Теперь он сам просит Кремль поделиться с ним кадрами и опытом, привязывая свой режим к России надежнее, чем это сделали бы единые ставки налогов и пошлин, над которыми столько бились на переговорах об интеграции.

В поисках новой опоры

Чем больше получится создать прямых контактов между белорусским госаппаратом и Москвой, тем лучше. Потому что именно госаппарат, а не своевольный Лукашенко сейчас главный союзник Кремля в Белоруссии. В отличие от рыхлой оппозиции, где уже полились взаимные претензии, белорусские силовики и чиновники организованы в громоздкие, но дисциплинированные и функционирующие структуры.

За четверть века они привыкли беспрекословно исполнять приказы Лукашенко, получая от него взамен гарантии безопасности и относительного благополучия. Но авторитет Лукашенко утонул в массовых протестах после выборов, а следом обесценились и выданные им гарантии. Теперь коллективной белорусской власти, напуганной призывами к люстрации и расследованиям, нужен новый патрон. И единственной реалистичной заменой тут остается Кремль.

Это до выборов переход на сторону Кремля в его спорах с Лукашенко был для белорусских аппаратчиков смертельно опасной затеей. Сейчас это, наоборот, самый надежный способ выжить в новой реальности. А когда речь идет о выживании, высокие материи вроде суверенитета, патриотизма и национальных интересов отходят на второй план. Достаточно посмотреть на то, как глава белорусского МИД Макей, еще недавно воплощавший собой прозападный вектор Минска, сейчас читает с трибуны кремлевские методички про цветные революции.

Правда, пока у этих людей, привыкших работать в жестко регламентированной системе, не так много формальных полномочий. Все вопросы по-прежнему замкнуты на Лукашенко. Но тут на помощь может прийти реформа Конституции, которая раздробит абсолютную власть белорусского президента между другими должностями и институтами.

Против реформы Конституции не возражает никто. Запад будет приветствовать любые шаги в сторону демократизации. Умеренная часть протестующих порадуется хоть каким-то переменам. Лукашенко – тот сам обещал пересмотреть Конституцию еще до выборов, да и сейчас регулярно повторяет, что стране нужна новая система власти, не замкнутая на одного человека.

Для Кремля реформа – это шанс покончить наконец с ситуацией, когда любой вопрос, связанный с Белоруссией, приходилось решать только с Лукашенко, контролировавшим страну сверху донизу. Пересмотр Конституции позволит заменить всемогущего белорусского лидера на безликую группу товарищей – неуверенных в будущем, враждующих друг с другом и куда более зависимых от Москвы.

Форсировать интеграцию прямо сейчас – рискованная затея, которая может мобилизовать белорусских протестующих и спровоцировать жесткую реакцию Запада. Замена Лукашенко на кого-то более пророссийского ничего не гарантирует – через некоторое время следующий лидер начнет такие же маневры. А вот радикальная перестройка белорусской системы власти открывает перед Москвой широкие возможности сближаться с Белоруссией там, где хочется, и держаться в стороне там, где нет.

Кремль трудно заподозрить в том, что он стремится активно участвовать в решении белорусских внутренних вопросов. Москва не занимается этим даже в случае куда более зависимых сателлитов, вроде Южной Осетии, где идет собственная внутриполитическая жизнь. России для геополитического спокойствия достаточно контроля над темами внешней политики и безопасности.

В идеале Белоруссия могла бы стать чем-то вроде Абхазии на стероидах. В Сухуми протесты бывают через день, президенты меняются часто и непредсказуемым образом, но этот избыток демократии не волнует Кремль, потому что абхазская внешняя и оборонная политика управляется из Москвы.

Понятно, что довести Белоруссию до абхазского состояния вряд ли получится. Да, Запад не признает Лукашенко легитимным президентом, но это совсем не то же самое, что полное отсутствие признания, как у Абхазии. Для самого Лукашенко главное – сохранить власть, и отдавать ее Кремлю он захочет не больше, чем оппозиции. Он недолго будет таким сговорчивым, как сейчас, и начнет сопротивляться Москве, как только утихнут протесты. Наконец, есть еще и белорусское общество, которое в последние недели пристрастилось к политической активности и может иметь собственные представления о будущем своей страны. Так что препятствий будет немало, но в последние годы они редко удерживали Кремль от новых внешнеполитических проектов.

https://carnegie.ru/commentary/82644
Ющук Евгений Леонидович

Для разрешения кризиса в Беларуси, властям, на мой взгляд, нужно сделать следующее

Для разрешения кризиса в Беларуси, властям, на мой взгляд, нужно разделить "профессиональных оппозиционеров" и народ, недовольный совершенно конкретными безобразиями. До тех пор, пока "профессиональные оппозиционеры" реально опираются на широкие народные массы, ситуация остается очень взрывоопасной.

Если этого не сделать, а заниматься пропагандой в духе: "Это всё Запад инспирировал и всем платит", - то, наверное, в головах у населения России может сложиться привычная картина мира, в духе "свои-чужие".
Но совершенно точно это не сложится в головах у населения Беларуси, которое недовольно вполне конкретными неадекватными поступками Лукашенко, которые вошли уже в систему и прогрессируют.

А протесты получили поддержку именно граждан Беларуси, поэтому их мнение и важно.

Сам Лукашенко, ситуативно легко переобувающийся в воздухе и нападающий на Россию ничуть не меньше, чем на Запад (он это делает поочередно, в зависимости от конъюнктуры) - тоже так себе партнер. Верить ему на слово - бессмысленно.

Вот из этого, на мой взгляд, и нужно исходить, оценивая развитие ситуации в Беларуси.

P.S. Я не согласен с мнением, что надо либо как делает Лукашенко, либо будут "90-е", "как на Украине" и т.п.
Например, в России Администрация Президента не плюет на мнение народа, а работает с ним. Пусть неидеально, но идут попытки не раздражать людей и соотносить поступки с их мнением (которое для этого активно формируют).

Советы из серии "пить водку на тракторе, для борьбы с коронавирусом" - такой же признак неадекватности Лукашенко, как его беготня с автоматом за спинами ОМОНа, когда протестующие разошлись по домам.

Замена неадеквата на вменяемого руководителя вполне может быть альтернативой и Лукашенко с его дуростями, и варианту "какнаукраине".
Ющук Евгений Леонидович

К демонстрантам у Дворца независимости вышел помощник Лукашенко

Николай Латышенок с 2018 года — помощник Александра Лукашенко по общим вопросам. Сегодня, когда подавляющее большинство протестующих ушло от Дворца независимости, он решил выйти к немногочисленным демонстрантам и подискутировать о положении в стране.



https://news.tut.by/economics/698643.html